Автор bratkov

Надежды Израиля рухнули вместе с «шаттлом»

Целых 16 дней израильтяне жили с чувством гордости за своего астронавта


Несмотря на конфликт с палестинцами, ослабленную экономику и страх превращения в государство-изгой, израильтянам все же было чем гордиться. Все благодаря их соотечественнику — первому израильскому астронавту Илану Рамону. И когда он погиб вместе с другими членами экипажа "Колумбии", израильтяне почувствовали, что с американцами их действительно связывает многое.

По словам премьер-министра Ариэля Шарона, это не последний израильский астронавт, но большинству израильтян теперь кажется, что не следовало, подобно Икару, замахиваться на столь высокие цели. Слишком уж много было надежд.

"Нас охватило отчаяние, — говорит профессор Института современного иудаизма иерусалимского университета Йехуда Бауэр. — И так предостаточно всяких бед — терроризм, экономический кризис... А теперь нас еще не покидает чувство, что слишком уж много хороших людей мы потеряли за последние 100 лет во всех этих войнах".

К столь трагическому восприятию истории, которая тяжким бременем ложится на плечи людей, добавляются еще и опасения, что кое-кому несчастья израильтян будут только в радость. "Исламские радикалы, несомненно, увидят в этом перст Божий, — замечает господин Бауэр, — тем более, что техасская деревня, над которой взорвалась "Колумбия" называется Палестина".

Как ни странно, Бауэр оказался прав. По мнению одного из представителей иракского правительства, прокомментировавшего трагический случай в своем интервью западному информационному агентству, "Бог желает показать американцам, что его могущество сильнее их".

Израильские власти добивались участия своего астронавта в космическом полете аж с 1996 года. И в 2000 году, когда стало известно о начавшихся тренировках Рамона, Израиль не преминул об этом сообщить.

"Нам тогда казалось, что теперь любой из нас, израильтян, сможет полететь в космос — говорит студентка Еврейского университета Дафна Мор. По ее словам, это было необыкновенное ощущение, сближающее всех израильтян. — Ты не просто индивидуум, а часть целого".

Что же касается израильского правительства, то оно рассматривало полет своего астронавта в составе американской команды как свидетельство укрепления связей своей страны с США.

Некоторые, правда, смотрят на позицию правительства без особого оптимизма. "При всем уважении к Рамону и его семье, он лишь один из нас", — говорит Дафна Мор. — Я ему, конечно, сочувствую, но как насчет какого-нибудь среднестатистического смертного, который просто подорвался на мине по дороге на работу?"

Может быть, именно из-за этих каждодневных опасностей, преследующих рядовых израильтян, многие с таким волнением следили за полетом Рамона. В сердцах всех их живет надежда на новый Израиль. "Эта страна так привыкла смотреть себе под ноги, повинуясь притяжению собственной судьбы и не позволяя себе поднять взор на другую реальность", — пишет Ари Шавит, обозреватель газеты Ha'aretz.

Иными словами, полет Рамона был своего рода прорывом. СМИ сразу же начали сообщать о самых мельчайших подробностях: начиная с электронного письма, отправленного им из космоса израильскому президенту, до кошерной курицы, которой он питался, свитка Торы размером в ладонь, пережившего вместе с его отцом концентрационный лагерь, и ревностного соблюдения израильтянином шабата.

В общем, Рамон, ветеран войны с Египтом и участник бомбардировки иракского реактора "Озирак", успел стать национальным героем. Собственно, военное прошлое Рамона вызывало некоторое недоумение у израильских СМИ: почему это в космос отправляется военный, а не ученый. Надо сказать, что это и до сих пор не совсем ясно.

И поскольку, как сообщили в НАСА, цели у космического полета были отнюдь не военные, в обязанности Рамона входило наблюдение за перемещением пыльных бурь и космическая фотосъемка.

Впрочем, так ли уж это было тогда важно для израильтян, которых переполняла гордость за своего первого космонавта. Израильский посол в США, присутствовавший на запуске "Колумбии", так описал увиденное: "Небо окрасилось в голубой и белый цвета", явно намекая на цвета израильского флага.

По словам теолога Дика Лемон, страшный конец "Колумбии" убил едва затеплившуюся в израильтянах надежду. "Ведь для многих израильтян полет Рамона был единственным проблеском света".

Николь Гауэт
Christian Science Monitor

Фотография Christian Science Monitor

Данный комментарий публикуется в рамках договоренности о сотрудничестве между компаниями "ПРАВДА.Ру" и Christian Science Monitor

Сокращенный перевод с английского Веры Соловьевой

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Призвавший взорвать Крымский мост американец ответил России
Переменки - вместе, а уроки - врозь
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Франция готова к отношениям с Россией "без наивности"
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
ИГ заявило о причастности к теракту в православном храме Грозного
Глава мирового хоккея "совершенно не согласен" с жалобами сборной России
США не признали выборы в Венесуэле
Как Украина опозорилась со взносом в Совет Европы
В Германии обнаружили смену курса Путина
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Российские "Звери" победили в Каннах. Группа получила приз за саундтрек к фильму
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Ядерная зима мира: извержение Йеллоустонского супервулкана собираются спровоцировать