Запад защитит исламистов от военных?

Политический кризис в Турции еще раз показывает, что Запад не заинтересован в укреплении турецкого государства. Американцам не нужен влиятельный игрок в регионе – в прежние годы исламский фактор интересовал их, прежде всего, как средство влияния на южные окраины СССР. Евросоюз, ссылаясь на интересы демократии, предостерегает турецкую армию от вмешательства в политику – и, тем самым, лишает светское государство главной опоры.   

Вся история современной Турции – это борьба между светской и религиозной властью. Еще в 20-30 гг. прошлого века Ататюрк, помнящий о былом величии Османской империи и стремящийся поставить свою страну в один ряд с ведущими европейскими державами, провел целый ряд политических, экономических и социальных преобразований, нацеленных на полное отделение церкви от государства.

В частности был упразднен султанат, провозглашена республика, упразднен халифат, женщинам предоставлены равные права с мужчинами (что являлось новинкой и для европейских стран), запрещена деятельность любых религиозных орденов, отменены законы, основанные на шариате, принят новый Гражданский кодекс, как основа перехода на светскую систему государственного правления и т.п.

Такая позиция турецкого руководства не могла обрадовать ни Европу, ни Советский Союз, которые не хуже Ататюрка помнили о «славном» прошлом Османской империи. Нового усиления Турции на своих южных границах никому из европейцев совершенно не хотелось.

Другое дело – Соединенные Штаты. Им был жизненно необходим южный полюс силы на границах СССР. Начиная с 1947 года, Турция стремительно разворачивалась в сторону Запада.

Турция вступает в МВФ и МБРР. В 1949-м ее принимают в Европейский совет, в 1952-м – в НАТО. В 1959 году она пытается подать заявление на вступление в Европейское экономическое сообщество, принятое, впрочем, без малейшего энтузиазма и реализованное лишь к 1963 году (и то на правах ассоциативного члена).

Наряду с политическим и военным продвижением своего партнера, Соединенные Штаты пытаются всеми силами изменить светский настрой властей, настаивая, что «ислам – лучшее средство против коммунизма» для среднеазиатских республик СССР.

Опорой для вновь зарождающегося мусульманского движения становится «Единство мира ислама» – организация, созданная саудовско-американской компанией «Арамко» и являющаяся оплотом «ислама по-американски» на Ближнем Востоке. Помимо нее в стране начинают активно действовать саудовские транснациональные корпорации, Исламский банк развития, мусульманские фонды. Постепенно развивается национальный исламский капитал.

Параллельно с традиционной организацией светских предпринимателей – Обществом деловых людей Турции (ТЮСИАД) – создается и набирает силу ее исламский аналог МЮСИАД, представляющий, в том числе, капиталы некогда запрещенных исламских орденов. Совокупный доход предпринимателей МЮСИАД, действующих в Европе, достигает по некоторым оценкам, 3,5 млрд. долларов.

Безусловно, такая сила не могла не попытаться реализовать свои политические права и предпочтения. Стремительное возвышение исламистского капитала вызвало появление на политической арене исламистской партии (1970 г.).

Главным противником нарождающейся власти ислама в стране стали военные, верные заповедям Кемаля Ататюрка. Генеральный штаб Турции неоднократно проводил акции, связанные с ограничением власти исламистов. Трижды дело доходило до военных переворотов (в 1960, 1971 и 1980 годах).

А в 1997 году под давлением Генерального штаба от власти был отстранен глава правительства, лидер исламистов Неджметтин Эрбакан. Еще пять руководителей партии были лишены депутатской неприкосновенности.

Партию благополучия, как на тот момент называлась исламская партия, закрыли. Сделано это было по решению Конституционного суда Турции, причем с иском в него обратились вовсе не военные, а главный прокурор Кассационного суда, поэтому иллюзия демократии была соблюдена.

Соединенные Штаты, никогда не стремившиеся к внутригосударственной политической стабильности партнера, справедливо опасаясь его усиления на ближневосточной арене, всегда снисходительно относились к его «домашним» распрям. Они лишь настояли на изъятии (в 1991 г.) 163 статьи Уголовного кодекса Турции, предусматривающей длительное тюремное заключение за эксплуатацию религиозных чувств верующих, а также использование религии в политических целях. Она была заменена на 312, карающую сроком от одного до трех лет за «подстрекательство населения к ненависти и враждебности» в отношении тех, кто отличен по «классовым,расовым, религиозным или региональным различиям».

В том же году был введен новый закон «О борьбе с террором», предусматривающей наказание за нарушение статей Конституции, касающихся светского строя государства.

Впрочем, к началу 2007 года ситуация для исламистов в Турции стала более чем оптимистичной. Имея подавляющее большинство мест в турецком парламенте, который выбирает главу государства, они выставили на весенние президентские выборы только одного кандидата – Абдуллу Гюля от правящей исламистской партии (в очередной раз переименованной и теперь носящей название Партии Справедливости и Развития).

Это вызвало закономерное возмущение светски настроенных слоев населения, руководства Генерального штаба и сторонников светской власти в парламенте. Оппозиционная Республиканская народная партия (РНП) бойкотировала голосование. В итоге, Гюль недобрал 10 голосов до необходимых 367.
 
Турецкие военные, в свою очередь, заявляют, что не допустят «ползучей исламизации»: «Пусть никто не сомневается, что если потребуется, вооруженные силы скажут свое слово».

Как сейчас предполагается, победитель должен выявиться на новых выборах, первый тур которых состоится 6 мая, а последующие, соответственно, 9, 12 и 15 мая. Однако если компромисс по поводу вероятного кандидата не будет найден, военные могут совершить переворот.

Несмотря на предыдущий, достаточно «мирный» опыт таких мероприятий, нельзя забывать, что в Алжире, например, разгон военными победившего на выборах в парламент Фронта исламского спасения закончился кровопролитной гражданской войной.

В связи с этим интересна позиция Европейского Союза, отказавшегося в 2006 г. включить Турцию в свои ряды из-за геноцида армян на заре ХХ века. Незадолго до нынешних выборов Евросоюз, по сути, встал на защиту исламистов. Еврокомиссар по вопросам расширения Олли Рен официально заявил, что «в ЕС оценивают президентские выборы в Турции в качестве теста для армии на демократию» и крайне неодобрительно отнесутся к любой попытке со стороны военных повлиять «на волеизъявление народа».

То есть, Евросоюз, с одной стороны, подталкивает Турцию к политическому кризису, а, с другой стороны,  очевидно, что ни при каких обстоятельствах в Евросоюз не будет принята страна с происламской направленностью.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Почему Freedom House объявил Россию "хуже Афганистана"
Пермский школьник-убийца оказался сторонником Навального
Сорос рассказал, почему его так не любят в России
Премьер Болгарии: пора заканчивать ссору с Россией
Премьер Болгарии: пора заканчивать ссору с Россией
Урок для России: зачем едет к Трампу "кошечка" Назарбаев
Пальмы в Сибири: куда эмигрировала русская зима?
Литва доходит до психоза в ожидании взрыва на БелАЭС
Урок для России: зачем едет к Трампу "кошечка" Назарбаев
Удар под дых: румынские овцы атаковали американскую систему ПРО
"Корабли вернем вместе с Крымом. Россия еще и денег даст"
Как Китай и Россия смогут "обнулить" доллар США
Вопрос на 22 миллиарда: вернет ли Трамп казахские деньги
СМИ: европейское вино станет недоступным для множества россиян
Социологи: миллионам россиян приходится выживать в долгах
Вопрос на 22 миллиарда: вернет ли Трамп казахские деньги
Вопрос на 22 миллиарда: вернет ли Трамп казахские деньги
Порошенко объявил Россию врагом навеки
Почему Freedom House объявил Россию "хуже Афганистана"
Порошенко объявил Россию врагом навеки
Порошенко объявил Россию врагом навеки