Засланный Козак

Чистка "маслюковцев" в правительстве
Мы уже писали ("Касьянов "погорел" на Маслюкове" от 04.03.), что одной из возможных причин отставки правительства Касьянова, стало "засилье" "маслюковских" кадров в аппарате премьера. И вот, прошел месяц, кадровая ситуация в святая святых "Белого Дома" изменилась почти до неузнаваемости. "Касьяновско-маслюковским" пришлось решительно подвинуться.

Десантированный на Краснопресненскую набережную Дмитрий Козак всерьез взялся за аппарат. Его новыми заместителями назначены Сергей Нарышкин и Андрей Яцкин, которых он привел с собой из администрации президента. Они усилили другого "новичка" - руководителя аппарата правительства при Бурбулисе-Гайдаре Алексея Головкова. К ним же подтянулись новые пиарщики "Белого Дома" - Денис Молчанов и Александр Жаров, соответственно глава департамента правительственной информации и пресс-секретарь премьера. Из старожилов на своих местах остались Михаил Синелин, — руководитель секретариата Фрадкова, Андрей Кротов - руководитель секретариата Козака, и Михаил Копейкин — зам Синелина.

Можно сделать вывод, что богатый управленческий опыт старых кадров по-прежнему востребован, но в их руках — только исполнение поручений, и оптимизация документооборота. Принятие стратегических решений — целиком за Козаком и его людьми. Многие уже отметили, что по новому распределению обязанностей в треугольнике Фрадков — Жуков - Козак, последний получает возможность стать вторым, "теневым" центром влияния в правительстве. Его полномочия существенно выходят за обычные технические рамки, которыми и должна быть ограничена деятельность руководителя аппарат. Фраза "обеспечение единства исполнительной власти в РФ" объясняет все. Козак отныне не просто идеолог и разработчик административной реформы, но и (через своих людей) ее мотор и контролер.

Так, незаметно, в стране произошла очередная смена правящих элит. Если при Черноырдин олицетворением чиновника служил бывалый партаппаратчик а ля Квасов или Бабичев, при Касьянове — выходец из бизнеса Мерзликин, то нынешним образцом служилого люда, похоже, становятся молодые технократы-государственники, чья основная карьера проходила уже после 1991 года.

В этом плане симптоматично возвращение в правительство Алексея Головкова. Появление гайдаровских кадров недвусмысленно показывает приоритеты нового правящего класса — доведение до конца "либерализации" госаппарата.

Набивший оскомину пример — маленький дом премьера на Даунинг-стрит в Лондоне, символизирующий компактный, чисто технический аппарат, тем не менее, видимо служит ориентиром для нового поколения — питомцев Козака. В "настоящем" ответственном правительстве вся нагрузка ложится на плечи министров. Чиновники же аппарата никоим образом не влияют на принимаемые решения в плане лоббирования чьих-то интересов или проведения собственного курса.

Все это — против исконных "рассейских" традиций. Саботаж же чиновничества — страшная штука, способная загубить на корню любую благую инициативу. Понимая эту нехитрую истину, Владимир Путин, отлично знающий как работает бюрократическая машина, и заслал в правительство преданного Дмитрия Козака доводить дело до конца. Вспомним, как на первой встрече с новыми министрами ВВП указал на Козака именно как на автора и вдохновителя новаций, чем несколько унизил премьера, мол, тот должен исполнять не им разработанную задумку.

Для выполнения столь ответственного задания пришлось изобрести чисто российскую новинку — руководителя аппарата с полномочиями почти равными премьерским. Смиртюков при Косыгине, Чадаев при Сталине — тогдашние управляющие делами Совмина, самые легендарные фигуры на данном посту, были всего лишь скромными безликими исполнителями. Почему же Путин не назначил Козака премьером? Что помешало?

Александр Костерев