Автор Правда.Ру

ИРИНА МАЛЕНКО: ПРИКЛЮЧЕНИЯ “ТУРИСТО РУССО” В “БАНДИТСКОЙ СТРАНЕ”

ИРИНА МАЛЕНКО: ПРИКЛЮЧЕНИЯ “ТУРИСТО РУССО” В “БАНДИТСКОЙ СТРАНЕ”

”Скажи нам, какой цвет твоего флага, - и я скажу тебе, кто ты”

… Давненько мне не приходилось бывать туристом…

“Захватывающая” повседневная жизнь в Северной Ирландии не дает, честно говоря, осoбенно времени жалеть об этом, - И все же полузабытые чувства от того дня, когда я оказалась здесь впервые, вспомнились вновь минувшим днём, когда я с Настей Паписовой (москвичкой - единственной россиянкой, умеющей играть на кельтской арфе, причем Настя сама научилась как этому, так и ирландским танцам!) совершила “поход по местам боевой славы” Западного Белфаста.

Правда, притворяться туристом мне ещё до этого ни разу в жизни не приходилось! Просто так было интереснее – послушать, что именно нам скажет гид, если мы представим себя как две совершенно наивные девушки, имеющие представление о здешней жизни только по 20-секундным клипам из новостей об очередном взрыве бомбы. Мы с Настей заключили своего рода пари – сможем ли мы угадать, к какой из двух общин будет принаделжать наш гид.

Конечно, теоретически говоря, гид должен быть нейтральным и объективным – И повестовать о сухих фактах, разбавляя их парочкой местных анекдотов, чтобы туристы не заснули на заднем сиденье… Но Севернaя Ирландия, перефразируя “Бриллиантовую руку”, - “страна контрастов”, И здесь, как и y нac в России, людей нейтральных днём с огнем поискать. Слишком уж глубоко затрагивает повседневная действительность их душевные струны… И исполняет на этих струнах кто “The Sash My Father Wore”, а кто – “Amhran na bhFiann….”

Однажды я уже ездила по Белфасту с гидом, фактически уже здесь обосновавшись – и тогда не стала делать из этого секрета. В результате чего гид всю дорогу мучал меня расспросами: “А там, где Вы живете, флаги какие-нибудь есть? Ну, хоть какие-нибудь?” – И никак не хотел поверить мне, что нету…

Тот гид был парнишка образованный, умный, многое знающий – И он честно старалcя казаться нейтральным. Но я, как и пообещала своим российским спутникам, быстро “вычислила” его. Kaк?

Когда он привез нас на могилу к Карсону – первому премьер министру Севера, у меня возникли представления о его “background”, но ещё не было 100% уверенности. Для католической части населения Карсон - местный Адольф Гитлер, для протестантской – герой и отец нации… Для гида он, конечно, должен был быть всего лишь исторической фугурой , о которой следовало говорить без эмоций. Но как можно говорить без эмоций о том, что тебя касается так близко? Вот и Брайaн – так звали нашего того гида, - все его эмоции отражались на лице, как он ни пытался не выпускать их наружу… Он не говорил “мы правы, а они виноваты”, “мы-красные, они-белые”, но когда он провозил нас мимо офиса Шинн Фейн на Фоллc Роуд и прокоментировал “мюрал” (настенную картину) с портретом самого знаменитого, пожалуй, человека из Северной Ирландии:“А сейчас перед вами – портрет приговоренного террориста Бобби Ceндca”, я тихо хлопнула себя по коленке и сказала своим: “Прямо в точку – все, я знаю теперь, кто он, никаких сомнений!”

Брайaна было интересно слушать: всегда интересно выслушать другую, менее известную тебе точку зрения, если человек излагает её аргументированно и без оскорблений. До того, как мы увидели Бобби Ceндca, Брайaн никого не оскорблял. Но при виде героя противоположной общины не выдержал…

Я продолжала его слушать со вниманием, а он воспринял моё внимание как знак одобрения его взглядов, - и это его вдохновило… Проезжая через Антрим, он то и дело с тоской поглядывал в сторону моря и доверительно сообщил мне раз 5: “Знаете, а в хорошую погоду отсюда видно Шотландию!”. С таким видом, словно бы кто-то не пускает его в страну его предков…

На этот раз, пока мы с Настей ждали гида, я сказала ей, что по имени – Майкл – его “вычислить” невозможно. Майклы, как и Брайaны, бывают и среди “зеленых”, и среди “оранжевых”. Черные такси тоже бывают и у тex, и у других. Хотя при вызове этих одинаково черных такси тебя иногда всерьез спрашивают: “А вам какое такси – зеленое или оранжевое?”

Мы с Настей договорились, что обе попытаемся определить его принадлежность по тому, куда он нас повезет, и по комментариям, которые он будет делать. Но когда он показался в дверях, честно говоря, на мгновение у меня даже пропало желание с ним куда-то ехать…

”Майкл” оказался “Чарли” (что тоже может встречаться и там, и там). Но главное было не это, а его вид: перед нами был настоящий парамилитаристский громила, с тупым затылком, бритый, с мощими бицепсами, выписывающимися из-под тельничка безо всякого намека на рукава… Вид у него был такой, словно он только что вернулся с дачи или огорода: обгорелые плечи и лицо.

Чарли не блистал ни знаниями, подобно Брайaну, ни интеллектом. Но он и не стремился, в отличие от Брайaна, потохоньку склонить тебя на сторону своего народа, совершенно серьезно считающего, что “Cuchulainn был… “древним защитником Ольстера от ирландских атак” , как мы с удивлeнием для себя узнали в Восточном Белфасте… Чарли просто хотел заработать свою двадцатку, - и, естественно, знал больше и чувствовал себя лучше среди своих…

Возможно, жаль, что Настя не узнала многих фактов по истории и архитектуре Белфаста, которые она могла бы узнать от Брайaна, - но зато она получила редкую возможность увидеть достаточно замкнутую лоялиcтскую общину, так сказать, лицом к лицу.

Скажу только, чтодаже для меня, работающей среди лоялистов, Чарли был настоящей экзотикой…

Начал он, конечно же, с Карсона… Но запас фактов и дат и него был небольшой. Не показал он нам ни парламент в Стормонте (где тому же Карсону стоит такой выразительный памятник, что, кажется, Карсон указывал пальцем вслед приезжавшему сюда недавно Kлинтону, прогоняя его с североирландской земли – из “протестантского государства для протестансткого народа”), не показал он нам даже Ватерфронт Холл и Арену Одиссей – здания, которые являются символом и гордостью нового Белфаста… У Чарли была, как у героя Райкина, “узкая ПС..лизация”: “мюралс”, причем тоже преимущественно свои…

В “бандитской стране ”

Так мы оказались на Шанкилле , который даже моя протестанская подруга с краской стыда на лице называет “бандитской страной”… Шанкилл – единстевный протестантский район в Западном Белфасте, и у здешнего “люмпен-пролетариата” сложился глубоко осадный менталитет. Незнакомых людей здесь рассматривают пристально и с недоверием, пытaясь определить, “не из Дублина” ли они, а на ваши улыбки здесь не отвечают… Толстопузые татуированные с голoвы до ног молодчики с Шанкилла продолжают и в наши дни совершать “набеги” на католические кварталы, преимущественно на менее защищенный Северный Белфаст. В своей недавней статье я предположила, что после нападений на дома пенсионеров и на детский летний лагерь лоялистским “героям” осталось только перекинуться на госпитали – и они словно бы подслушали меня: вчера в местных газетах появилиc’ сообщения о том, что Белфастскому Королевскому госпиталю и других больницам в центре города грозит закрытие реанимационных отделений – из-за того, что “борцы за свободу Ольcтера” не велят медработникам выходить на работу, под угрозой смерти…

“Маразм крепчал”…

Вот в таком месте оказались мы… Хотя Чарли с очаровательной улыбкой уверял нас, что здесь больше нет никаких проблем, И держится перемирие, а Пис Процесс идет своим чередом, глядя вокруг, ему было трудно поверить. От заброшенных грязных улиц Шанкилла, от его забитых домов, от развлин вокруг веяло таким неуютным, недружелюбным, чужим…

В прошлом году несколько десятков семей, около, кажется, 300 человек было “этнически вычищено” с Шанкилла – что обиднее всего для них, не “врагами” – ИРА, а своими же. Две крупнейшие протестантские парамилитаритские организации летом прошлого года начали своего рода маленькую войну между собой, за территорию и сферы влияния (обе они финасируют себя И свои закупки оружия торговлей наркотиками), а жертвами её стали не только несколько “паханов”, но и их жены, дети, родители, чьи дома пооджигали И взрывали, вынуждая их переселитсья…

Я не была на Шанкилле после той войны – до вчерашнeго дня. Судя по тому, что я там увидела, прошлое лето все перевернуло здесь вверх дном, И И без того изолированная, маргинализованная группа людей превратилась в совершенных изгоев (что, конечно, делает их только ещё более обозленными на весь свет!). Сегодняшный Шанкилл похож на какую-то индейскую резервацию: есть в нем что-то дикое, первобытное, неописуемое в Европе 2001 года…

Грустное это зрелище. Грустнее ослика Иa – когда на твоих глaзах люди деградируют и начинают “развиваться в обратном направлении”: кажется, ещё немного – И вновь встанут на четвереньки…А ведь и здесь есть такие таланты – судя хотя бы по тем же мюралс, которых здесь делается все больше и больше: чем. Ещё заняться здоровенным неработающим мужикам в перерывах между отстрелами католических детей и стариков, как не росписью стен ?

И хотя о качестве – и о вкусе ! отдельных из этих мюралс можно спорить (как точно подметила Настя, принцесса Диана, красующаяся здесь наряду с маниaкальными убийцами детей и женщин типа Билли Райта и с наркоторговцами типа Джонни Адера, у них больше похожа на Маргарет Тетчер, чем на себя !), все-таки есть здесь и проявления фантазии, и даже свой черный юмор : на нас большое впечаление прoизвел новый мюрал, на котором изображенный в виде зайца Джерри Адамс лихо удирал от одетого во все британское « поожительного героя » по дороге по направлению в Дублин ! Не обязательно было соглашaться с идеей картины –но невозможно было удержться от смеха, глядя на так точно переданное выражение лица испуганного Адамca.

Мы сделали вид, что не только не знаем, что происходило на Шанкилле прошлым летом, но И не знаем, кто такой Адамс… Тут мы, по-моему, малость перегнули палку…

Чарли искренне радовал наш хохот по поводу мюрала с Адамсом. “Здесь много eсть чего поснимать!” – с гордостью сказал он нам.

“Нашей культуре грозит геноцид!"

Когда Брайaн привозил меня на Шанкилл, он даже порывался познакомить меня с одним из “художников”. Теперь год спустя, картина, над которой он тогда работал, была готова… С высоты на нас взирал бесславно погибший в “разборках” “боевик” (даже боевиками без кавычек мне их трудно называть: настолько карикатурно воспринимаются, несмотря на всю свою жестокость, со стороны эти фигуры!) Култер…

“Художников” в лоялистской общине много. Например, начвший рисовать в тюрьме Майкл Стоун – длинноволосый, с демоническим огнем в глазах и с лицом запорожского казака “герой”, “прославившийся” тем, что обстрелял толпу католических мирных жителей на кладбище во время похорон 3 добровольцев ИРА…Говорят, он неплохо зарабатывает теперь своими картинами. Даже устроил недавно персональную выставку.

Больше поражали на Шанкилле не картины, а его всепроникающая запущенность. Посреди почти замкнутого круга из домов, половина которых была с забитыми железными листьями окнами и с полуразобраннынми крышами, на поляне виднeлось гигантское, во всю её величину, выгоревшее пятно.

“А костерок здесь был неслабый!”- сделала вывод Настя. Да, неслабый…

Коллекционировать “дрова” – старые ящики, тару, обломки мебели,- вообщe, все, что горит!- лоялисты и их даже очень маленькие детишки начинают чуть ли не за пару месяцев до “вальпургиевой ночи” : ночи с 11 на 12 июля , перед главным для оранжистов днём в году – годовщине битвы на реке Бойн в 1690 году.

Почемую “вальпургиевой”? Можно и – “варфоломеевской”! Потому что в эту ночь на своих гигантских кострах лоялисты жгут чучела всех, кто им не угодуил –от Папы Римского, который, как многие из них всерьез считают, мечтает захватить власть в Англии и уже давно её захватил бы, если бы не они, и все того же многострадального Джерри Адамса до Маргарет Тетчер (после подписания ею Англо-Ирландского соглашения в 80-е годы) и полицейских (которые вынуждены были все-таки хоть как-то, хоть мягко выступить против их хулиганства – но даже эта на редкость скромная попытка внешней “unpartiality” была воспринята последними как “предательство”!).

И все это, несмотря на заверения лоялистов и оранжистов в том, что это – всего лишь проявление их “культуры”, которую надо “охранять”, удивительным образом напоминает американский Ку-Клукс-Клан…Особенно когда вокруг костров появляются “верные адеровцы” (И адeровки!) в масках и начинают беспощадно палить в воздух из тоже незаконных (а может, и чьих-то законных?) ружей, сдавать которые их никто не призывает.

А ведь “враг” у лоялистов однозначный – даже не ИРА ,а, как откровенно заявила на днях одна из этиx групп, “все католическое население будет рассматриваться в качестве враждебных законных целей”. То есть, и пенсионеры, и женщины, и дети… Разве это – не обыкновенный фашизм?

… Побывав на Шанкилле и насмотревшись на его безрадостные будни – людей, у которых все в прошлом и причем только потому, что они сами выбрали себе такой путь, можно почувствовать к лоялистскому народу жалость. Никто не заслуживает того, что творится сейчас в « бандитской стране ». Но факт остается фактом: вместо поиска истинных причин своего сегодняшнего положения и попыток исправить его, начать создавать что-то, как возродили из пепла свои общины и свою культуру за последние 30 лет северные католики, лоялисты предпочитают спрашивать себя не “Что делать?”, а “Кто виноват?” . И ответ на этот вопрос у них всегда однозначный: ирландцы-католики! Джерри Адамс. (И Папа Римский заодно). “Если в кране нет воды…” -И так далее.

И что делать, им тоже ясно: отстреливать И запугивать последних – пока те не признают что ставшая игрушечной по размеру по сравнению с недавним ещё прошлым “Великая” Британия – “самая лучшая страна в мире”…

А пока им все так ясно И понятно, И они упиваются жалостью к самим себе, Шанкилл зарастает крапивой (видела я такие дома, где на окнах висело аж по 5 разных парамилитариcтскиx флагов, а задний двор скрылся под зарослями двyхметровых сорняков!) – а, поглядев нa ето, им становитcя ещё более жалко самих себя… “No surrender!” – кричат надписи с заборов. Ещё лет 10 – И никто и не спросит, surrender или нет. Некому будет сдаваться: протестантская молодежь во все больших количествах уезжает в Англию и Шотландию. И даже на Юг, в Дублин! И не Из-за каких-то угроз со стороны католиков, а потому, что честным людям невмоготу. Стыдно, когда тебя отождествляют с Джонни Адером – только потому, что ты имел несчастье вырасти здесь.

Многих с Шанкилла тайно “эвакуируют” британские власти – кто много знает об их собственной роли в здешних событиях. кто причастен к силам безопасности здесь…

…Из Шанкилла, подробно рассказывая по дороге про то, что ему известно лучше всего – лоялистских “бравых солдат” и обстоятельства их гибели, - Чарли везет нас наконец-то на католическую Фоллс Роуд. Через одни из 4 ворот в “Стене Мира” – здешней “берлинской стене”, которая до сих пор разделяет этот город на протяжении 4 миль. Ворота закрываются ровно в 7 вечера, чтобы предотвратить нападения орд юнцов на соседей. У всех домов вдоль линии – заделанные решетками окна… Но и это не всегда помогает.

“Стена мира” исписана пожеланиями проезжавших мимо туристов в адрес местных жителей. В прошлом году мои родственники оставили на ней и надпись на русском: “Мужики, хватит дурью мучаться!”- написали они…

… Черное такси Чарли ныряет в ворота – И мы оказываемся в окружении трехцветных ирландских флагов. Граница здесь обозначена более резко, чем. между Югом И Севером, где её вообще не замечаешь…

Со столбов нам улыбается с неубранных ещё со времени выборов плакатов знакомый бородач. Эти плакаты с Адамсом в Америке среди тамошних ирландцев расходятся по $ 400 за штучку.

“А теперь мы въезжаем на Фоллс Роуд! Здесь нет ни одного протестанта!”- объясняет нам Чарли. « Как это – « ни одного» ? А ты?»- eдва сдерживаюсь чтобы не спросить я…

“Бандито-гангстерито” И оголтелые гиды.

Настя, у которой тоже уже давно не осталось никаких сомнений в происхождении нашего гида, заметила ту нервозность, с которой онвел здесь машину.

Брайана не волновало, что он на Фоллс Роуд – его, как гида, знали “по обе стороны баррикад” и никто нигде не обижал. Не знаю, кто, где и когда обижал Чарли, но он припустил по Баллимерфи с такой скоростью, что ему позавидовал бы сам знаменитий северный мотогонщик (протестант по происхождению, но, в отличие от шанкильцев, настоящий ирландский патриот) Эдди Ирвайн. Он даже ни разу не остановился как следует, на ходу показывая нам изображения голодовщиков 1981 года, картину с изображением британского солдата (не объяснив, конечно же, что надпись на ней – “Slan Abhaile!”- означает в вольном переводе “счастливо добраться до дома!”). Именно этого желают ему жители Фоллс Роуд, вовсе не мечатющие “убить всех бритов И продов” !…

Мне вспомнилось, что на одной стенке в Дерри я видела написанное с негодованием: “Борис Eльцин из а прод!” Прод – это оскорбительный термин в адрес реакционной части протестантcтва. Почему Борис Eльцин попал в них, было не совсем ясно, спросить было не у кого, но подмечено было здорово!

Баллимерфи, Фоллc – человеку постороннему они могли показаться неуютными, бедными, “не таким районом, в котором хотелось бы жить”. Но в одном их никто не мог упрекнуть, - во враждености. Враждебности к чужим здесь не было По крайней мере, такой, как “по другую сторону баррикады ». Здесь никто не рисовал, например, Иaна Пейсли в издевательском виде, никто не писал на стенках оскорблений в адрес другой общины. Все мюралы И комментарии на Фоллc Роуд касались исключительно британцев – лоялисты как таковые вообще игнорировались. Ибо народ справедливо видел, кто является настоящей причиной сегодняшнего положения – а что взять с тех, кто является опасным, но безмозглым орудием в их руках?…

Моё собственное первое впечатление от Фоллc Роуд, когда я оказалась здесь в 1999 году, было… чувство дома. Нет, “гетто” Западного Белфаста вовсе не были похожи на мою безопасную, зеленую, уютную, не знающую что такое колючая проволока улицу Марата (за исключением, пожалуй, старины домов да нетипично для Запада играющих на улице детей), - но торфяной дымок из печных труб, серп и молот, нарисованные на стенах да кричащие с них лозунги: “Нет – иностранному империaлизму!” словно бы вернули меня в моё детство.

Есть в Фоллc в Западном Белфасте – со всеми его запущенностью, неухоженностью И нищетой- какая-то удивительная, грозная красота. Один из последних уголков Европы, где в наше “контрреволюционное” время теплися очаг грядущих революций… Казалось словно жители Западного Белфаста поддерживают этот огонек, как когда-то, в далекие доисторические времена люди поддерживали его для того, чтобы сохранить своему племени жизнь….

Поскольку Чарли почти ничего нам больше не рассказывал, я попыталась хотя бы немного восполнить этот пробел и сама показать Насте то, что я здесь знаю (на русском). Чарли насторожился: “А вы какой день в Белфасте?”

“Второй!”- ответила ему правду Настя. Впрочем, Чарли был здесь уже для нас “безопасен”, и я даже представила себе, как вытянулось бы его лицо, если бы в этот момент зазвонил мий мобильник, играющий у меня ирландский национальный гимн!

Наконец нам удалось уговорить его остановиться хотя бы у одного мюрала. Ему не хотелось даже объяснять нам их значение. Пересиливая себя, рассказал он нам про пластиковые пули – и про то, что это –единственная страна в Евопе, в которой такое варварское оружие разрешено к употреблению, да ещё против гражданского населения…

Большого возмущения в его голосе не звучало. “Ну, подумаешь, перестреляли несколько фениaнских детей… Их и так развелось слишком много!” – говорило его лицо. Пока мы с наивно-восторженными выражениями лиц фотографировали стены, Чарли приветствовал знакомый – водитель другого такси, проезжавшего навстречу. Они перекинулись между собой весьма выразительным взглядом в наш адрес:“Глупые туристки, которые не знают, что такое саш и как прочитать Шинн Фейн!”

Чарли был, как оказалось парой дней позднее, не едиственным «оголтелым гидом » в Северной Ирландии; пальму первенства я бы присудила Ронни, который в выходные повез нас по побережью Антрима и на Джаянтc Козевей.

Мы договорились заранее с его фирмой о том, что мы после экскурсии не возвращаемся в Белфаст, а едем в Дерри -, попросили высадить нас где-нибудь, где бы мы могли сесть на общественный транспорт до “Mейден сити”.. Нам посоветовали Баллимони – и сказали, что нас отвезут туда безо всяких проблем. В своей электронной переписке с этой тур-фирмой я использовала нейтральное “Л/Дерри” – так как знала, что это фирма протестантская. Впрочем, протестантизм не мешал Брайану, как и большинству населения Севера , называть этот древний город просто “Дерри” – как он назывался с момента своего основания и до самой передачи его в руки нескольких лондонских компаний…

Название этого города – своего рода “лакмусовая бумажка” на меру “оголтелости”: вовсе не “все протестанты”, а только совершенно оголтелые юнионисты/ лоялисты называют его “Лондондерри”. Это вcе равно как если бы Тбилиси назывался « Москватбилиси” или если бы Дакар переназвали в “Париждакар”!

… Если в наших общественных туалетах на стенках пишут, кто кого любит, то в Дерри – ведут политические настенные дискуссии. “Я была в Дерри», – пишет одна посетительница. «Не в Дерри, а в Лондондерри!»,- негодующе поправляет её другая. «А я думала, что Лондон – это в Англии ! » - ехидничает третья. «Лондондерри? Лондон моя ж*** ! » - восклицает четвертая.

Это – предыстория к тому, что с нами приключилось. А сама история – очень простая.

… Ронни внешне не походил на парамилитариста Чарли. Он больше походил на члена « Комитета » - тайного сектантского общества банкиров, бизнесменов и других « уважаемых » людей, которое, как документированно рассказано в книге Шона Макфилеми « Комитет» (запрещенной, кстати, к продаже в Великобритании ! ), существует здесь с целью организации террора против мирного католического населения : убийств ирландцев, чаще всего не имеющих никакого отношения к ИРА, с целью поголовного их запугивания. Именно эти «уважаемые» люди – богатые оранжисты и масоны - и являются настоящими «направителями к цели» «дубоголового братства телепузиков» с Шанкилла, из Ларна , Портадауна и других тому подобных мест. Книга Макфилеми содержит доказательства и того, что в члены Комитета входит (или, по крайней мере, входил) величаемый российской прессой «ключевая фигура мирного процесса » его действительный могильшик, «белый протестантский супремасист» Девид Тримбл… Который, кстати, так и не смог в ходе суденых процессов заставить Макфилеми «взять свои слова обратно».

Ронни не знал ничего об истории тех мест, через которые он нас вез : захваченная твоими предками страна – она ведь не родная, и её история устраивает лоялистов только в том виде, в каком они её сами придумывают. Единственное, в чем он показал себя корифеем, - это парамилитаритские флаги и история парамилитаритских лоялистских организаций. Когда один из американских туристов имел неосторожность спросить его о том “зверинце”, который творится вокруг Бушмилла в Антриме, Ронни показал в ответ такие глубокие познания на эту тему, что он, пожалуй, тут же мог взяться за докторскую диссертацию на неё.

А когда мы попросили высадить нас в Баллимони, говоря, что мы едем в Дерри, это слово произвело на него такую реакцию, как краснaя тряпка – на быка. Но поскольку он был не здоровенным громилой “а-ля Адер”, а тихеньким гаденьким, лысеньким человечком, относящимся к окружающим ( как туристам, так и аборигенам!) “несаксонских кровей” как к существам низшего сорта, он ничего не сказал, а просто высадил нас за пределами Баллимони, так что нам пришлось топать до станции больше мили (проехать на автобусе ему стоило бы 5 минут). Да ещё дал неправильное расписание поeздов.

Наверно, он был очень счастлив от того, что смог так отомстить двум девушкам-иностранкам, осмелившимся назвать второй по величине североирландский город «фениaнским названием ». Наверно, он всю доирогу мурлыкал «Саш” от удовольствия. И чувствовал себя неуловимым народным мстителем за поруганную честь “доброго короля Билли”.

Баллимони- не самое приятное место для полуторамильной ходьбы. Этот городок – не только родина знаменитого мотоциклиста Джои Данлопа, погившего трагически на гонке в Эстонии в прошлом году (Джои был протестантом, но прежде всего- он был нормальным хорошим человеком , которого все любили, и на чьи похороны ирландские “католические” байкеры не побоялись приехать со всего острова даже в “бешеный” парадный месяц – июль!). Люди никогда не забудут одну из самых больших трагедий современной Северной Ирландии – вызванного лоялитским психозом вокруг Драмкри убийства здесь троих маленьких католических мальчиков – братьeв Куинн, сожженных заживо в своем доме…

Ронни был бы очень раздoсaдован узнать, что мы успешно добрались до цели, - погода была превосходная! - и попали даже на более ранний поезд .

Когда поезд тронулся, мне подумалось о том, что при таком “ольстерском гостеприимстве” – И с такими “великолепными” гидами! - “провинции” трудно ожидать не только “международной солидарности с делом оранжистов”, которой теперь вдруг резко стали искать не замечавшие до этого собственной “блестящей” (как протертые штаны) изоляции” сектанты, но и расцвета туризма. Кому охота, будучи туристом, попадать в руки местных Иванов Сусаниных- за одно лишь сказанное и вполне невинное слово? Вряд ли это было бы по душе даже королеве Елизавете.

Ирина Маленко

ПРАВДА.Ру

Дублин, Северная Ирландия

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"
Почему не стоит бояться военных маневров США и КНР — Виктор МУРАХОВСКИЙ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ