Кавказ создал почву для трудного диалога Россия-ЕС

Кажется, у Европы начался «кавказский зуд». Россия и ЕС по-разному понимают смысл плана "Медведева-Саркози". Евросоюз, в отличие от США, продемонстрировал в Грузии способность действовать взвешенно. Поле для дальнейшего диалога Россия-ЕС создано. Только долго ли продержится ЕС на Кавказе?

Кажется, у Европы начался «кавказский зуд». Предел терпения может кончиться. А вместе с ним и присутствие Европы на Кавказе. Главы Польши и стран Балтии считают, что Россия не до конца выполнила план Медведева - Саркози. Представители стран Балтии, Польши и Швеции заявили о том, что считают недостаточным вывод подразделений РФ из буферных зон вокруг Южной Осетии и Абхазии и потребовали, чтобы они были отведены на позиции, которые Россия занимала до начала грузино-осетинского конфликта.

Напомним, 9 октября Россия официально завершила вывод миротворцев из расположенных на грузинской территории буферных зон, передав контроль над ними наблюдателям Евросоюза. При этом на территории Южной Осетии и Абхазии осталось свыше 7 тысяч военнослужащих РФ. В этой связи представители Польши, Швеции и стран Балтии выступают за то, чтобы Россия сократила число своих миротворцев до 2 тысяч.

В Кремле убеждены, что нахождение российских подразделений в этих республиках не противоречит соглашению "Медведева-Саркози". На встрече в Люксембурге главы МИД 27 стран-членов ЕС намерены обсудить выполнение Москвой плана по урегулированию Кавказского конфликта.

От их оценки будет зависеть, как скоро будут возобновлены переговоры о заключении нового договора о сотрудничестве ЕС и России. В ближайшее время станет ясно, возобновятся ли в октябре переговоры по новому базовому соглашению между Россией и Евросоюзом. В соответствии с заявлением Франции, председательствующей в ЕС, возобновление диалога будет зависеть от выполнения Москвой Плана Медведева–Саркози.

Читайте: Вступление Грузии в НАТО откладывается на "когда-нибудь" .

Договоренности предусматривают, в частности, полный вывод российских сил из зон, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, на линию, предшествующую началу боевых действий. И этот вывод должен быть осуществлен в течение 10 дней после размещения 1 октября в этих зонах 200 наблюдателей от Евросоюза.

Различная трактовка Россией и ЕС договоренностей по Грузии (мандат и дислокация Миссии наблюдателей ЕС, дислокация и статус российских сил и т.д.) может не позволить продолжить переговоры с перспективой отмены ноябрьского саммита ЕС–Россия в Ницце. Брюссель попросту станет заложником собственной позиции, если признает, что Россия не выполнила план Медведева–Саркози. А признать обратное также крайне проблематично, поскольку это, по сути, означало бы принятие позиции Москвы.

Понятно, что переговоры необходимы. К тому же очевидно, что урегулирование в Грузии невозможно без активного диалога с Россией, и это также аргумент в пользу продолжения переговоров по соглашению.Поэтому если и не в октябре, но они все же будут продолжены, возможно, с оговорками.

По экономической части соглашения, где прагматические интересы перевешивают все остальные аргументы, можно договориться относительно быстро, даже если переговоры по другим разделам будут пробуксовывать. В этом случае экономическая часть, целиком входящая в юрисдикцию ЕС, а не отдельных стран-членов, может вступить в силу с момента подписания, то есть до полной ратификации всего соглашения.

Москве уже до начала переговоров удалось отстоять свое видение будущего «большого договора», которое отличается от концепции ЕС. Евросоюз стремился выработать подробный документ, охватывающий все сферы сотрудничества. Россия, хотя и заинтересована в конкретизации сотрудничества, считает такой подход как минимум проблематичным. ЕС потребуется время на обкатку и доработку новых механизмов и инструментов Ключевым аспектом работы над документом является обеспечение ратификации соглашения.

Понятно, особенно после неудач ЕС с Лиссабонским договором, что объемный и детализированный документ, определяющий долгосрочные отношения Евросоюза с Россией, выглядит с этой точки зрения много более проблематичным. А ведь подписанное, но не ратифицированное соглашение гораздо хуже его отсутствия, поскольку был бы заблокирован намеченный магистральный путь развития отношений.

По словам постпреда России при европейских сообществах Владимира Чижова, «документ будет посвящен не конкретным сюжетам, а принципам взаимоотношений». Это означает, что к базовому документу будут приложены соглашения по сотрудничеству в различных областях. Партнеры договорились, что соглашение будет охватывать сотрудничество во всех областях, определенных в четырех «дорожных картах» по формированию общих пространств, и открывать его будет раздел, посвященный сотрудничеству в сфере международных отношений и безопасности.

Последнее обстоятельство особенно важно в нынешней ситуации, когда отношения между ЕС и Россией серьезно осложнены конфликтом в Грузии. Москва не хочет увязывать эту проблему с работой над новым соглашением. «Мы убеждены, что наше партнерство с Евросоюзом не должно быть заложником расхождения в подходах к тому или иному конкретному вопросу», – говорит министр иностранных дел Сергей Лавров. Однако очевидно, что скорее речь идет не об «отдельных разногласиях», а о призыве признать необходимость сотрудничества, «несмотря ни на что».

Но и в ЕС, и в самой России понимают, что случившееся заставляет рассматривать отношения России с западными партнерами в категориях «до» и «после». Евросоюз попал в сложное положение. С одной стороны, он не может согласиться с российской трактовкой произошедшего в Грузии. С другой стороны, у России и ЕС действительно нет альтернативы диалогу и сотрудничеству.

События в Грузии продемонстрировали и России, и ЕС, насколько необходим поиск совместных политических решений. Успешный диалог развивался до сих пор там, где позиции партнеров были близки, а сотрудничество по проблемным темам ограничивалось изложением взаимных озабоченностей. Теперь Россия и ЕС вынуждены искать компромиссные решения по серьезнейшей и многоаспектной проблеме, несмотря на существенные расхождения в позициях.

Впервые Россия поддержала активизацию действий ЕС по урегулированию в Грузии. А Евросоюз, в отличие от США, продемонстрировал способность действовать взвешенно. Все это создает предпосылки для прогресса в работе над новым соглашением, в том числе и в части безопасности. Вот только долго ли Евросоюз продержится в Грузии?