Китайцам доказали, что спорт - это политика

Спорт всегда остается в сфере политики. Утверждать иное - значит оставаться в плену иллюзий. Там, где существует престиж государства, вращаются огромные деньги и вовлечены огромные массы народа, спорт играет подчинительную роль. Политика определяет всё, и лучший пример тому – страсти вокруг будущей Олимпиады в Пекине.

«Не путайте спорт с политикой!». Этот протест Китая против угрозы бойкота Пекинских Олимпийских игр этого лета откровенно наивен. Спорт и политика всегда были тесно связаны. Очевидных примеров предостаточно. Олимпийские игры 1936 годав Берлине были насыщены нацисткой пропагандой. Во время «холодной войны» настольный теннис помог возродить официальные отношения между Китаем и Соединенными Штатами.

Есть, правда, и обратные примеры. Так, Германия вплоть до 1964 года выставляла единую команду, носившую название ОГК (Объединенная германская команда). И только после этого вплоть до 1992 года ГДР и ФРГ выставляли свою команду каждая. А на Играх 2000 и 2004 гг. делегации Южной Кореи и КНДР выходили на церемониях открытия под общим флагом Корейского полуострова – хотя выступали разными командами.

Пекин был выбран местом проведения Олимпийских игр по политическим причинам. Китай видел в Олимпийских играх символическую возможность укрепить и отпраздновать свой новый статус в мире.Однако события на Тибете расстроили всю конструкцию предстоящих событий 8 августа 2008 года. Надежда на то, что китайский режим быстро реформирует страну, сделав из нее открытого, умеренного и доброжелательного гиганта, была либо гигантским просчетом, либо принятием желаемого за действительное.

Китай инвестировал в Олимпийские игры не только гигантские финансовые средства. Он бросил на чашу весов и весь свой престиж. 16 дней в августе задумывались как смотр достижений. Китай хотел предстать перед всем миром в роли современного, открытого всему миру государства. И действительно, спортивные сооружения - это смотр архитектурных проектов экстра-класса. Огромные деньги вложены в инфраструктуру. Даже новая лаборатория для допинг-контроля отвечает высочайшим современным требованиям.

Но подавление протестов в Тибете вызывают серьезные сомнения в том, что Китай сможет в оставшиеся неполных 100 дней разрядить атмосферу. Готовность к переговорам с Далай-ламой - это первый шаг в верном направлении. Однако Пекин должен себе уяснить, что не только тибетцы воспользуются Олимпиадой, чтобы привлечь внимание к своим проблемам. Успех Олимпийских игр зависит, прежде всего, от того, сумеет ли Китай в обращении с его критиками проявить толерантность и уверенность в своих силах, которые приличествуют будущей мировой державе.

Путешествие олимпийского огня по планете превратилось в скандально-политическое шоу. Проблемы начались непосредственно в Греции уже на церемонии зажжения огня, продолжились в Стамбуле. В Сан-Франциско маршрут олимпийского факела пришлось сократить и изменить. В Париже факел из-за антикитайских акций протеста пришлось четырежды гасить и перемещать в автобус. В Лондоне протестующие пытались вырвать олимпийский факел и загасить его огнетушителем.

Без каких-либо проблем олимпийский огонь пронесли только по территории России и Казахстана, в то время как европейцы активно поддержали поклонников Далай-ламы. Руководитель пресс-службы Олимпийского комитета России Геннадий Швец сообщил: «Нельзя становиться на пути спортсменов, поскольку эстафета по своей природе носит интернациональный характер. Благодаря тонкой и грамотной работе передача олимпийского огня в России прошла без происшествий».

Еще более болезненным для устроителей пекинских Игр-2008 стал отказ многих мировых лидеров участвовать в церемонии открытия Олимпиады. Несколько европейских глав государств и правительств уже проанонсировали свое неучастие в торжествах по поводу открытия Олимпиады.

Не собирается на открытие Игр и генсек ООН Пан Ги Мун: будто бы из-за напряженного графика работы. Присутствие глав государств на открытии и закрытии Олимпиады — это всегда вопрос престижа. Но их отсутствие не влияет на атмосферу спортивных игр. Гораздо хуже, если не приедет чья-либо олимпийская сборная. И такой вариант в Пекине не исключен. Хотя и не слишком вероятен.

Понятно, что на дворе сейчас не 1980-й и не 1984 годы, когда США и СССР обменялись бойкотами Игр в Москве и Лос-Анджелесе. Раздаются голоса, что олимпийское движение в глубоком политическом кризисе. Прежде чем так заявлять следует обратиться к истории. Олимпиадами всегда крутили политики. И Пекин не исключение.

Впрочем, прежде чем обижаться на тех, кто призывает к бойкоту Пекина-2008, китайцам стоит вспомнить, что их страна сама не слишком жаловала своим присутствием Олимпийские игры. Начиная с момента появления Китайской Народной Республики, с участием спортсменов из Поднебесной в Олимпиадах возникли проблемы. Хотя гоминьдановцам оставалось довольствоваться границами острова Тайвань, их режим продолжал именоваться Китайской Республикой, которую признавали многие страны Запада, и которая в отличие от Пекина была представлена не просто в ООН, а еще и в Совбезе.

КНР была в числе тех стран, которые приняли участие в первом олимпийском бойкоте — в 1956 году. А пару лет спустя красный Китай прервал отношения с МОК из-за того, что тот признавал тайваньский олимпийский комитет, — Пекин в этом усмотрел нарушение своего суверенитета.

В Москву-80, к “советским ревизионистам и гегемонистам”, китайцы не поехали уже по идеологическим соображениям — и в знак протеста против вторжения в Афганистан. Первые летние Игры, в которых с тех пор принял участие Китай, — это была Олимпиада-84 в Лос-Анджелесе. Так что с учетом собственного исторического опыта китайцам следует быть снисходительнее к тем, кто призывает бойкотировать их Олимпиаду.

А началось все с Германии. В преддверии берлинской Олимпиады-1936 многие атлеты еврейской национальности из разных стран решили бойкотировать эти Игры. Особенно на фоне того, что в Третьем рейхе в 1935 году были приняты Нюрнбергские законы, направленные на дискриминацию германских евреев. Но этот бойкот происходил все-таки скорее на персональном уровне.

Первой Олимпиадой, столкнувшейся с бойкотом на государственном уровне, стали летние Игры 1956 года в Мельбурне. Бойкотировали Олимпиаду три группы стран — и все по своим причинам. Из-за Суэцкого кризиса, в который оказались вовлечены наряду с Египтом и Израилем Франция и Великобритания, отказались прислать на мельбурнские Игры своих спортсменов Египет, Ирак и Ливан. Из-за подавления венгерского восстания 1956 года советскими войсками отказались участвовать в Олимпиаде Нидерланды, Испания и Швейцария.

Олимпиада-1968 в Мехико состоялась. А могла бы и не состояться. За 10 дней до открытия Игр в мексиканской столице на площади Трех Культур полицией и военными была расстреляна демонстрация студентов, требовавших расширения политических свобод. Тем не менее Игры состоялись. Бойкота никто не объявил.

Олимпиада 1976 года в Монреале прошла под знаком бойкота со стороны африканских стран. Почти три десятка стран Африки и Ирак объявили бойкот Играм из-за того, что в Олимпиаде участвовала команда Новой Зеландию из-за связи с ЮАР. Международный олимпийский комитет отказался закрыть дорогу новозеландцам и это обидело черную Африку.

Через несколько дней после наступления нового, 1980 года, президент США Джимми Картер заявил, что Соединенные Штаты могут не принять участия в московской Олимпиаде, если СССР продолжит свои “агрессивные действия” в Афганистане. Идея олимпийского бойкота родилась на встрече НАТО 1 января. Но это не совсем так. Еще до ввода советских войск в Афганистан звучали голоса с требованием бойкотировать московскую Олимпиаду. Израильский премьер Менахем Бегин, поддерживаемый еврейскими организациями США, выступал против выбора Москвы в качестве места проведения Олимпийских игр из-за ограничений на выезд евреев из СССР.

Так что не будь советского вторжения в Афганистан, Запад придумал бы другой повод, чтобы бойкотировать Игры в Москве. Олимпиаду-80 поставили перед ультиматумом или шантажом, что будет вернее.

За американцами потянулись и их союзники — правда, далеко не все. В бойкоте объединились страны, которые в иных условиях едва ли могли занять схожую позицию: “империалистические” США и коммунистический Китай, Израиль и Саудовская Аравия.

Спустя четыре 8 мая 1984 года Советский Союз заявил о бойкоте олимпиады в Лос-Анджелесе. Упор был сделан на то, что принимающая страна не обеспечивает должного уровня безопасности для олимпийцев.

Если отбросить желание расквитаться с США за бойкот московских игр, то обвинения со стороны СССР имели под собой почву. Была, к примеру, разрешена деятельность организации “Запретить Советы”, собиравшей подписи против участия СССР в Играх-84.Вслед за СССР о бойкоте Игр-84 объявили олимпийские комитеты Болгарии, ГДР, Вьетнама, Монголии, Лаоса, Чехословакии, Афганистана, Южного Йемена, Кубы. К бойкоту присоединился ряд стран, в основном социалистических.

Ничего хорошего не предвещала и Олимпиада-88, проводившаяся в столице Южной Кореи. На фоне лос-анджелесского бойкота в СМИ всерьез звучали опасения: “А выживут ли Олимпиады?”Тем более что Играм в Сеуле предшествовала история с южнокорейским лайнером, сбитым советскими военными. К тому же Южную Корею соцстраны попросту не признавали.Но для Сеула все получилось как нельзя лучше. О своем бойкоте Игр объявили только формально находящая в состоянии войны с Югом Северная Корея, а также примкнувшие к ней Куба, Эфиопия и Никарагуа.

По сравнению бойкотами трех предыдущих летних Олимпиад сеульские Игры-88 выглядели просто образцом международного согласия. Однако в Барселоне-92 вновь сказала свое слово политика: на нее не пустили представителей Югославии – Сербии и Черногории, против которых действовали санкции.

Китайцы, может быть, первыми по-настоящему поняли всю ту политическую выгоду, которую несет проведение Олимпиады. Естественно, что противники Китая пытаются использовать олимпийский фактор в своих целях. Как еще повлиять на Китай?

Олимпийский спорт всегда был в сфере политики. То, что происходит сейчас вокруг пекинских летних Игр, всего лишь продолжение большой мировой игры.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее