Европа обдумывает свою личную войну

Похоже, Европа, которой надоела зависимость от американских посредников на нефтяном рынке, решила разыграть собственную ближневосточную карту. Неожиданно агрессивные заявления французского МИДа, который призвал готовиться к войне с Ираном, заставляют воспринимать ситуацию всерьез.

Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер отобрал хлеб у военных, выступив с несвойственным для главы МИДа агрессивным выпадом. Он заявил, что мир должен «приготовиться к худшему» – к войне с Ираном, которая начнется, по его мнению, в ближайшее время, если Тегеран не свернет ядерную программу.

Чтобы принудить к этому Исламскую Республику, против нее «необходимы более эффективные санкции», заявил Кушнер. По его мнению, Евросоюз должен ввести собственные ограничения в отношении Тегерана в дополнения к тем, что уже одобрены Совбезом ООН.

Возможно Европа, которой надоела зависимость от американского посредника на нефтяном рынке, решила, наконец, разыграть свою собственную ближневосточную карту. У Соединенных Штатов уже готовы варианты решения вопроса, но ни один из них по настоящему не устраивает европейцев, которые опасаются стать инструментов к руках более сильного партнера, как это было в Ираке.

С одной стороны Штаты готовы развернуть тотальную экономическую блокаду. Но эта идея не нашла горячего отклика, в первую очередь у Японии, чья экономика жизненно зависит от иранской нефти, а кормить целую индустриально развитую страну на свои деньги современным Соединенным Штатам уже не под силу. Кроме того, Белый Дом опасается, что популярность Ахмадинежада от этого только возрастет, а на родине и вовсе сделает его национальным героем.

Второй вариант – крупномасштабная военная операция. Но вот именно она и вызывает наибольшее беспокойство Европы. Все европейские правительства имели серьезные имиджевые проблемы у себя на родине еще во времена развязывания войны в Ираке. И ни одному из президентов не хочется повторить этот опыт. Осознав, что военные действия неизбежны, Европа немедленно начала действовать.

Прекрасно понимая, что без одобрения (или хотя бы молчаливого согласия) Москвы военные перспективы выглядят сомнительно, в Россию был отправлен первый гонец – это и был министр иностранных дел Франции. Бернар Кушнер первым делом сослался на пожелания германской стороны – то есть, проще говоря, на всякий случай подставил партнера.

Когда в бой вступила «старая Европа» Ирану есть смысл всерьез озаботиться своим будущим. Единственное, что может его спасти – это разногласия союзников по поводу возможных нефтяных дивидендов. Как бы то ни было, агрессивные заявления Парижа, в отличие от надоевших американских угроз, заставляют воспринимать ситуацию всерьез.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее