Что Владимир Путин собирается обсуждать с КНДР и Вьетнамом? Мнение востоковеда Кирилла Коткова

Востоковед Кирилл Котков рассказал, что могут дать России Северная Корея и Вьетнам

13:36

Новое зарубежное турне президент России Владимира Путина включает посещение Северной Кореи и Вьетнама. В чём заключается для России выгода союза с этими странами? Возможна ли война между Северной и Южной Кореями? Своими прогнозами с Pravda.Ru делится востоковед, руководитель Центра изучения стран Дальнего Востока в Санкт-Петербурге Кирилл Котков.

— Владимир Путин планирует новое зарубежное турне. По информации СМИ, он сначала поедет в Пхеньян, а потом посетит Ханой, Вьетнам. "Что касается наших отношений с Северной Кореей, КНДР, это соседи наши, мы будем развивать отношения, нравится это кому-нибудь или нет", — сказал президент России. Вероятно, за этими словами многое стоит. Что именно?

— Утопающие, как говорится, хватаются за соломинку. У нас было объявлено о "развороте на Восток", а потом вдруг выяснилось, что этот "разворот на Восток" означает разворот на Китай. Надо сказать, что наши экономические торговые отношения с Китаем, мягко говоря, не равны. Мы отправляем в Китай в основном минеральное топливо, то есть нефть, газ, в меньшей степени уголь, металл и другое сырье, а Китай нам поставляет станки, машины. Сами понимаете, такая ситуация грозит превращением нашей страны в сырьевой придаток Китая. Естественно, в этой ситуации надо как-то диверсифицировать отношения.

Недавно прошёл Петербургский форум, но, не считая дефилировавших эскортниц и резонансного предложения завозить в нашу страну моджахедов из Афганистана в качестве трудовых мигрантов, ничего сногсшибательного и серьёзного в экономическом плане не прозвучало.

Нам надо развивать отношения не только с Китаем, но и с другими странами. И, соответственно, предполагается сначала посетить КНДР, а потом и Вьетнам.

— До начала СВО и даже в течение года после начала СВО мы придерживались санкций в отношении Пхеньяна. Я напомню, что это международные санкции, санкции ООН, и мы их поддерживали, запрещали даже ввоз рабочей силы из Северной Кореи. И вдруг такой разворот. Оттуда пошли какие-то поезда с товарами, обратно тоже какие-то танкеры с чем-то идут, всё это как-то скрытно и не афишируется. Что на самом деле происходит в наших отношениях?

— Мы же долгое время очень упорно стремились войти в западный мир на правах сырьевого придатка, всяческие демонстрируя, что мы — буржуинские, мы — свои. Соответственно, мы придерживались санкций даже против таких стран, как Северная Корея, которая всегда к нам дружественно относилась.

А потом, когда оказалось, что нас в очередной раз обманули, нам волей-неволей приходилось восстанавливать отношения, в том числе и с КНДР, которая тоже заинтересована в том, чтобы с нами дружить, потому что страна практически всю свою историю находится в экономической блокаде, вынуждена опираться на собственные силы.

Забегая вперёд, сразу скажу, что я очень скептически отношусь к информации о том, что Северная Корея поставляет нам оружие и миллионы снарядов. Я неоднократно об этом говорил, вкратце скажу и сейчас.

Дело в том, что Корейский полуостров — это очаг напряжённости. Мирный договор между Северной и Южной Кореями подписан не был. Страны живут в состоянии перемирия. И если там случится война, то Северной Корее понадобятся миллионы снарядов.

Единственный способ для Северной Кореи эту войну выиграть — в первые часы эскалировать конфликт до максимума, обрушить миллионы снарядов на своего противника и разгромить Южную Корею до того, как Соединённые Штаты и их союзники придут на помощь. Это надо учитывать, и я думаю, руководство Северной Кореи это понимает.

И второй момент. Если мы посмотрим на логистику, то железная дорога, соединяющая Пхеньян с Хасаном и Владивостоком, обладает низкой пропускной способностью. Поезд от Пхеньяна до Хасана идёт 36 часов. Посмотрите на карту, какое там реально расстояние, и поймёте.

Инфраструктура в Северной Корее — это слабое место. Если, предположим, эти снаряды везут морем, то на Дальнем Востоке, за вычетом Сахалина, Магадана и Камчатки, у нас четыре порта:

  1. Владивосток,
  2. Находка,
  3. Ванино,
  4. Совгавань.

Эти порты сегодня загружены под завязку, я это знаю не только из средств массовой информации, но и по личным впечатлениям от посещения Владивостока в прошлом году.

Если брать две железные дороги, соединяющие европейскую Россию с Дальним Востоком, Транссиб и БАМ, они опять же загружены под завязку, причём в обе стороны. И это я знаю не только из средств массовой информации, но по личным наблюдениям: я в прошлом году целый месяц прожил на БАМе на разъезде Дуссе-Алинь, принимал участие в строительстве второй очереди Дуссе-Алиньского тоннеля, собственными глазами видел, какое по БАМу идёт движение и в том, и в другом направлении. Поэтому я скептически отношусь к тому, что Северная Корея нам что-то вообще поставляет.

По факту Северная Корея действительно сумела за эти несколько десятков лет стать космической и ядерной державой. Северная Корея имеет довольно развитый военно-промышленный комплекс, который создавался не без помощи специалистов из Советского Союза. Северная Корея имеет свою линейку беспилотников.

Военные Северной Кореи стараются идти в ногу со временем и следить за всеми инновациями, которые происходят по линии военного дела. Значит, Северной Корее, судя по всему, было бы весьма интересно запускать свои ракеты с космодрома "Восточный", недаром Ким Чен Ын во время визита в Россию его посетил.

Кстати, он также посетил Комсомольск-на-Амуре, а там у нас имеются судостроительный завод, авиастроительный завод. Всё это Северной Корее было бы очень интересно. Также они заинтересованы в снятии санкции, по крайней мере со стороны России.

— Им много что интересно... А нам что интересно? Или это только чтобы сделать такой раздражающий Соединённые Штаты шаг, чтобы они побоялись чуть побольше?

— Они не побоятся, от них это далеко.

— Однако каков наш интерес в этом союзе? Если не снаряды, что тогда?

— Это в любом случае вызовет раздражение со стороны Соединённых Штатов и Южной Кореи.

Что было бы нам интересно?

  1. Во-первых, Северная Корея — дружественная нам страна.
  2. Во-вторых, это буферное государство, которое нас отделяет от Южной Кореи, считай, от США.

Поэтому поддержка этого государства — безусловно, в российских интересах. И ещё раз повторю, Северная Корея, несмотря на всю свою специфику, в ряде отношений является довольно развитой страной.

Президент России сказал, что он может поставить оружие любой стране, для того чтобы ответить на угрозы Запада, поставляющего оружие Украине. Северная Корея может быть адресатом таких поставок?

— Теоретически — да, но практически единственной стороной, которая может нанести открытый ущерб Западу на сегодня, являются йеменские хуситы.

— Но это и не государство как бы, и "в тапках", как на Западе пишут, ничего с ними не сделаешь...

Давайте теперь про Вьетнам немножко поговорим. Я вот помню по своему детству, юности, что Вьетнам — это наш первый друг. Сейчас не понятно, Вьетнам — нам друг или не друг.

— С Вьетнамом всё гораздо сложнее. Если Северная Корея — это государство-изгой, это страна, подвергнутая экономической блокаде, то у Вьетнама с этим всё хорошо.

У Вьетнама прекрасные отношения с Соединёнными Штатами, товарооборот Вьетнама с США — 97 млрд долларов. Соединённые Штаты заинтересованы в том, чтобы использовать Вьетнам как противовес по отношению к Китаю.

Во Вьетнаме самые боеспособные и самые профессиональные вооружённые силы в Юго-Восточной Азии, до сих пор в них служат люди, имеющие боевой опыт войны с теми же Соединёнными Штатами, с Китаем и Камбоджей.

Во Вьетнаме, несмотря на однопартийный характер государства, довольно распределённая политическая система. За последние три года там сменились три президента. Нынешний, кстати, президент Вьетнама То Лам является, как и Владимир Путин, выходцем из органов госбезопасности. Но при этом надо иметь в виду, что система власти во Вьетнаме — это система четырёх опор:

  1. генеральный секретарь Компартии,
  2. президент,
  3. премьер-министр,
  4. вице-президент.

Соответственно, президент Вьетнама в этой системе — лишь одна из четырёх опор, он не играет такой большой роли, как, скажем, президент России.

Благодаря вот такой распределённой системе Вьетнам в этом плане довольно близок к западным демократиям. Внешняя политика Вьетнама позволила ему из страны, некогда воевавшей с Соединёнными Штатами, стать её партнёром. Напоминаю, на сегодняшний день Штаты — это торговый партнёр Вьетнама номер два, а номер один — это Китай, их торговый оборот составляет более 171 млрд долларов.

Там непростые взаимоотношения с Китаем, имеются территориальные споры в акватории Южно-Китайского моря. Вьетнам, тем не менее, старается балансировать сегодня между Китаем и Соединёнными Штатами.

Теперь что касается России.

До COVID товарооборот России с Вьетнамом превышал 7 млрд долларов, сейчас он где-то в районе 3,7 млрд, то есть очень низкий.

В своё время, напомню, в 1980-е годы, Советский Союз был ведущим торговым партнёром Вьетнама, осуществлял в стране крупные инфраструктурные проекты. В частности, крупнейшая в стране гидроэлектростанция на Чёрной реке была построена именно Советским Союзом. В нулевые годы был совместный с японцами проект строить АЭС во Вьетнаме, вьетнамцы от него отказались после Фукусимы.

Сейчас у нас с Вьетнамом имеются проблемы по платежам, карты "Мир" там прокатать крайне сложно. Безусловно, эти моменты будут обсуждаться на встрече. С нашей стороны могут поступить предложения по инфраструктурным проектам, может быть, реанимация строительства АЭС, обсуждение проблем с платежами.

Вьетнамские вооружённые силы, несмотря на высокий профессионализм, нуждаются в модернизации. Вьетнам зависит от нашей страны, потому что до практически последнего штыка он оснащался нашим вооружением.

Американцы предлагали Вьетнаму продать своё вооружение, но американское вооружение,

  1. во-первых, дорогое,
  2. во-вторых, и это самое главное, имеет другие стандарты, другие калибры, значит, надо всё менять.

Некоторое количество американского вооружения на складах во Вьетнаме есть, оно осталось ещё со времен Вьетнамской войны, это трофеи, но покупать американское вооружение Вьетнам пока не готов.

Вот по этим линиям, безусловно, будет разговор. Но учитывая то, что я только что рассказал о Вьетнаме, не исключено, что дальше крепких объятий, рукопожатий, пожелания друг другу всего хорошего, дело может не пойти.

Вьетнам как экспортно-ориентированная страна сильно зависит от тех же Соединённых Штатов, и он будет действовать, конечно, с оглядкой и на Штаты и на Китай, они для него гораздо важнее, чем Россия. В случае, если вспыхнет какой-то конфликт с КНР, наша страна никак не сможет поддержать Вьетнам в отличие от 1979 года, вьетнамцы это прекрасно понимают.

— Когда готовится визит президента, продумываются какие-то прорывные решения... Про АЭС вы сказали... Ещё какие-то суперважные договорённости с Вьетнамом могут быть достигнуты?

— Что у нас ещё есть во Вьетнаме? Давайте вспомним совместное предприятие "Вьетсовпетро". Другое дело, что Вьетнам не стал опираться на свои залежи нефти и газа, решил построить экономику, которая будет базироваться на многоукладности, на экспортно ориентированности. В общем, он пошёл по пути Китая, создавать экономику нефтегазовой трубы он не стал.

Ещё раз подчеркну: обеим сторонам есть что обсудить. Ключевыми темами, конечно, будут проекты

  • по линии энергетики
  • и по военной линии.

Что касается остального, то меня терзают смутные сомнения, что Вьетнам будет принимать решения, исходя не только из собственных интересов, но и из интересов Соединённых Штатов и того же Китая.

Смотрите видеоверсию интервью

Автор Любовь Степушова
Любовь Александровна Степушова — обозреватель Правды.Ру *
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Обсудить