«Английскую разведку интересовали даже артисты балета»

Россиян, задержанных в Тбилиси, могут обменять на английских разведчиков, разоблаченных в Москве. Бывший советский агент выиграл в Страсбургском суде процесс против британского правительства. Эти скандалы снова привлекли внимание к тем, кто находится «на тайной службе Ее Величества». Методы работы британских спецслужб в интервью «Правде.Ру» комментирует полковник российской разведки Олег Царев.

На этой неделе получили продолжение сразу две скандальные истории, связанные с противостоянием британских и российских спецслужб.

В четверг грузинская газета «Алиа» со ссылкой на свои источники сообщила, что российских офицеров, задержанных накануне в Тбилиси по подозрению в шпионаже, могут обменять на английских разведчиков, арестованных ранее в Москве.

Как ранее сообщала «Правда.Ру», около полугода назад представители ФСБ объявили о разоблачении четырех британских разведчиков, которые работали под прикрытием посольства Соединенного Королевства в России. Их деятельность связывали с финансированием ряда неправительственных организаций в РФ.

Между тем, в Европейском суде по правам человека завершился громкий судебный процесс, в рамках которого бывший советский двойной агент Джордж Блейк выиграл дело против правительства Великобритании.

Как уточняет РБК, в 1961 году он приговорен к 42 годам тюрьмы за шпионаж в пользу Советского Союза, однако сумел бежать в Москву. Позже он опубликовал автобиографию, которую в Лондоне запретили печатать. Блейк подал иск, тяжба длилась около десяти лет. В результате, Страсбургский суд встал на сторону истца и обязал британские власти выплатить ему компенсацию.

Некоторые подробности деятельности британских спецслужб в СССР и России сообщил «Правде.Ру» бывший сотрудник КГБ и СВР, полковник запаса Олег Царев.

По его словам, современные методы работы британской разведки начали формироваться после Второй мировой войны.

«Если до войны они могли работать не только через эмигрантов, но и вести свою работу через разведки стран, граничащих с СССР (в частности, через Румынию и Польщу), то после 1945 гола эти государства вошли в орбиту Москвы, и Великобритания вынуждена была перестраивать свою работу. Лондон пытался использовать страны, граничащие с Советским Союзом на юге – Турцию и Афганистан. И надо сказать, что это в известной  степени им удалось. Но как попасть из Афганистана, где у СССР было довольно сильное представительство, в Кремль и попытаться кого-то вербовать? Человек в халате и чалме даже до Москвы не всегда сумел бы доехать, не то, что вербовать кого-то в Кремле», - замечает Царев.

«Белой эмиграции к тому времени тоже почти не осталось, так что, работать было не с кем. В Европе же симпатии у многих были на стороне СССР, победившего фашизм. Поэтому спецслужбам Великобритании пришлось менять стиль работы. Уже в конце Второй мировой войны британская разведка стала вербовать советских дипломатов и сотрудников советских представительств за рубежом. Она, в частности, поддерживала националистически настроенные землячества и правительства Литвы и Латвии в изгнании, куда вошли бывшие фашистские пособники, сотрудничавшие с гестапо во время гитлеровской оккупации», - пояснил Царев.

«Английских разведчиков интересовали даже артисты балета, а также представители спорта, потому что те были вхожи в высшие круги власти. Естественно, что в СССР у них стала создаваться резидентура, в том числе в Москве», - отметил эксперт.

«Им было трудно: у них не было людей, знавших русский язык, не было тех, кто знал систему наших контрразведывательных подразделений. Создание своей разведывательной организации в какой-либо стране – дело очень сложное. Это зависит и от размеров страны, и от задач, которые стоят перед разведкой. На создание резидентуры иногда уходит 5-10 лет», - пояснил Царев.

Тем не менее, по его словам, в конце концов, британцы наладили эффективную работу в России. «Я думаю, что у англичан разведка весьма сильная», - резюмировал эксперт.

Илья Тарасов, Владимир Иванов

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее