Доказательств военных преступлений Зеленского для трибунала уже хватает

Военный трибунал по Зеленскому и его компании уже работает

Российский политолог Максим Григорьев, член Общественной палаты РФ, с 2008 года возглавляющий Фонд по изучению проблем демократии, с первых дней российской спецоперации на Украине находится в зоне боевых действий, где продолжает начатую сразу после Майдана 2014 года работу по сбору доказательств преступления неонацистов на территории ЛДНР.

Промежуточные результаты он выкладывает в Сеть в своем канале в Telegram.

Трибунал по военным преступлениям на Украине

11 марта на международной конференции в ОП РФ российскими и зарубежными правозащитниками и журналистами был создан Международный общественный трибунал по Украине. Сейчас в него входят представители гражданского общества более чем из 20 стран мира. Есть граждане стран СНГ, США, Франции, Германии, Бельгии, Польши и ряда других европейских государств.

По словам председателя Трибунала — Максима Григорьева, — "это честные люди, готовые рассказать о том, что происходит в Донбассе на самом деле".

"Поскольку он (Трибунал) носит общественный характер, основная задача — выявление военных преступлений и их фиксация, — рассказал Григорьев в интервью Pravda.Ru. — Мы проводим опросы пострадавших непосредственно в освобожденных районах Украины. Пострадавших и свидетелей преступлений неонацистов. Затем члены трибунала передают эти документы в судебную систему своих стран. Например, в Следственный комитет Российской Федерации".

Общественник уверен, что судебные разбирательства по фактам, собранным активистами, будут проходить на территории Донецкой и Луганской Народных республик, потому что именно там, где совершалось большинство военных преступлений, им и должны быть даны оценки.

Конкретизируя понятие "военное преступление", председатель общественного трибунала пояснил, что к ним традиционно относятся: убийства мирных граждан, обстрелы мирных домов, больниц, использование людей в качестве живого щита.

"На протяжении восьмилетней гражданской войны, которая была на Украине, то, что делал киевский режим — это военное преступление. Добавьте к перечисленному грабежи, уничтожение инфраструктуры, неизбирательные обстрелы и прочие "подвиги" ВСУ и нацбатов…"

— Военный преступник — это командир? Или те, кто выполняет его приказы?

— Военные преступники — это и те, и другие. Вплоть до военно-политического руководства страны. Согласно международному гуманитарному праву, президент Зеленский, безусловно, должен считаться военным преступником. Другое дело, что западные страны не просто замалчивают массовые военные преступления Украины, но и прямо в этом участвуют, потворствуют этому, поставляя оружие и инструкторов. И за всё это виновным придётся ответить.

— Какие материалы могут стать доказательствами преступлений? Репортажи в СМИ? Рассказы очевидцев и участников событий в соцсетях?

— Мы уже опросили более 300 жертв и пострадавших. Многие материалы есть в открытом доступе в Telegram-канале "Григорьев". Мы фиксируем эти рассказы. И данные о пострадавших и жертвах. Фиксируем максимально подробно, с соблюдением всех юридических требований: кто пострадал, когда это произошло, при каких обстоятельствах, кто виноват, кто участвовал. Вплоть до того, где находятся тела убитых людей.

— На основе собранных материалов, можно ли назвать киевский режим фашистским?

— Да, безусловно. Причём, во многом они даже превосходят нацистский фашистский режим в том плане, что СС и вермахт убивали советский народ, проводили геноцид советского народа, но я, например, не слышал, чтобы СС расстреливал или обстреливал немецких детей и стариков. А ВСУ и тот же "Азов"* "работали" по населению собственной страны, убивали украинцев. Так что украинский режим по степени жесткости даже превосходит фашистский.

Все восемь лет (после переворота на Майдане в 2014 году) Украина применяла одни и те же методы осуществления власти, даже если были разные президенты — Порошенко или Зеленский: пытки, убийства, исчезновения людей, внесудебное расследование в отношении инакомыслящих, цензура, закрытие СМИ, тысячи политических заключенных, людей, убитых просто за их гражданское достоинство, — что это, если не фашизм?

Второе. Мы ведем еще анализ их материалов, пособий и книг, которые они использовали. Мы видим на базах "Азова"* фашистскую символику и идеологические методички. Идеология украинского национализма фактически всегда носила фашистский характер. Чего стоит один только культ превосходства украинской нации над "недочеловеками" — к ним относятся все остальные, особенно русские. Кстати, в 20-х годах это и не скрывали сами украинские националисты, принимая присягу Адольфу Гитлеру. Это повсеместно. И это никто не скрывал тогда.

То, что сейчас делает киевский режим, — это форма фашизма и нацизма. Это удивительное сочетание историй о европейской демократии, европейских ценностях и о том, что Киев хочет стать частью Европейского Союза, в то же время совершая прямые массовые преступления против своих граждан и нарушая европейские ценности.

— Трибунал, работающий сейчас на Украине, хоть и общественный, но, всё же, международный. В соответствии с законодательством какой страны будут судить украинских военных преступников?

— Я думаю, что таких судов будет много. Процесс, вероятно, растянется на десятки лет. Так же, как в отношении коллаборационистов и пособников фашистов, которых в Советском Союзе ловили до 80-х годов.

Что-то будет происходить на территории ДНР и ЛНР, что-то — на территории России, что-то — в освобожденных районах Украины. Сами преступления носят массовый характер и потенциальных обвиняемых уже сейчас даже не тысячи, а десятки тысяч.

ДЛЯ СПРАВКИ

Политолог, член Общественной палаты РФ, с 2008 года возглавляющий Фонд по изучению проблем демократии Максим Григорьев с 2014-го — сразу после украинского Майдана — собирает данные о преступлениях националистов в Донбассе.

В 2016 году он опубликовал книгу " Обычный фашизм: военные преступления украинских сил безопасности (2014-2016 годы)". Опираясь на документальный фильм советского режиссера Михаила Ромма "Обычный фашизм" (1965), Григорьев зафиксировал сотни случаев убийств, пыток, жестокого обращения и разрушения гражданской инфраструктуры и других нарушений прав человека — более чем 400 страниц печатного текста.

В 2020 году в качестве соавтора он написал еще одну книгу на ту же тему под названием "Украинские военные преступления и права человека".

Работает Григорьев в контакте с международными органами — ОБСЕ, Совет ООН по правам человека и Европейский суд по правам человека.

*украинский националистический батальон, деятельность которого признана экстремистской и террористической и запрещена в РФ

Автор Ольга Лебедева
Ольга Лебедева — обозреватель Правды.Ру
Редактор Алексей Ткаченко
Алексей Ткаченко — журналист, редактор новостной службы Правды.Ру
Куратор Любовь Степушова
Любовь Александровна Степушова — обозреватель Правды.Ру *
Обсудить