Феномен "Талибана"*: со всеми и ни с кем

Приход к власти талибов* в августе 2021 года поднял ряд вопросов о том, как мировое сообщество должно вести себя с этой организацией, ярой сторонницей ислама, которая призывает к тотальной системе шариата в Афганистане.

"Талибан"* в исламе: история и идеология

Многие эксперты и СМИ называют "Талибан"*

  • либо структурой, связанной с террористическим ИГ*,
  • либо законным государством шариата, как Саудовская Аравия или Иран.

Группа рассматривается как джихадистская и традиционалистская. Эти часто взаимоисключающие оценки затрудняют выявление идеологических пристрастий группы в исламе. В то же время точные прогнозы влияния талибов* на мир ислама — и на глобальные процессы в целом — будут зависеть от правильного понимания их роли и места.

Талибы

Термин "салафитский джихадист" для международных террористических организаций, якобы действующих от имени ислама, был введён в 2002 году учёным Жилем Кепелем для описания "гибридной исламистской идеологии". Салафизм стал духовной, доктринальной и методологической основой радикального движения. Это консервативное направление в исламе зародилось в XVIII веке в Неджде (Аравия), затем оно немного видоизменилось. Салафизм кажется довольно умеренным движением, например, как в Саудовской Аравии, если только он не связан с идеологией глобального джихада.

Однако талибы* не придерживаются школы салафизма, что выводит их за пределы основного течения джихадистов. Они последовательно поддерживают ханафитский мазхаб и матуридизм, которые являются типичными для Афганистана. Многие представители движения "Талибан"* обучались в религиозных учреждениях, прежде всего в медресе Деобанди "Хаккания" в Пакистане.

После захвата Кабула выяснилось, что талибы* выступили против салафитов, запретив им проповедовать, возводить мечети.

"Талибан"*: со всеми и ни с кем

Что касается существующего миропорядка, то талибы*, в отличие от той же "Аль-Каиды"*, никогда не выступали за его реорганизацию, вместо этого желая вписаться в него.

Опираясь на традиционные школы ислама в регионе, талибы* не вписываются ни в рамки салафитского джихадизма, ни, как продолжают предполагать некоторые исследователи, в сам исламизм. Антрополог Оливье Рой, например, считает такие движения, как "Талибан"*, "неофундаменталистскими", поскольку они не имеют ни системной идеологии, ни глобальной политической повестки дня, которая будет в той или иной степени ориентирована на внешнюю среду.

В то же время у талибов* есть положения, которые отличают их от традиционных исламских организаций и течений, существовавших в Афганистане. Это прежде всего их отношение к суфизму.

"Талибан"* критиковал и запрещал многие суфийские практики. Однако руководство "Талибана"* не было против суфизма как такового, не брезгуя прибегать к наследию суфийских шейхов.

Движение "Талибан"*, изначально пуштунское, полностью отказалось от использования пуштунвали, свода законов пуштунов. Это привело к маргинализации роли лидеров пуштунских племен, одновременно открыв двери для других народов Афганистана.

"Талибан"* можно считать традиционалистским движением, ориентированным на привлечение афганцев, живущих в соответствии с исламскими традициями. При этом идеология движения изначально была чужда афганцам.

Талибы

Следовательно, было бы правильно характеризовать "Талибан"* как "гибридное" движение — тандем исламизма и традиционализма.
Учитывая, что "Талибан"* не является салафитским джихадистским движением, он не может (и не будет) выступать знаменем, под которым сплотятся эти силы в их борьбе. Тем не менее есть примеры событий, подобных захвату Кабула, которые вызвали трансформацию (волнения) во всём исламском мире.

Если сравнить захват Кабула талибами* с иранской революцией 1979 года, то "Талибан"* не призывает к глобальной экспансии своей идеологии, в отличие от Ирана. Конечно, можно сказать, что иранская революция разбудила, например, сирийских исламистов, подтолкнув их к вооружённой борьбе, но сирийские "Братья-мусульмане"* начали военные операции против правительства ещё до революции в Иране.

Талибы* постоянно заявляют, что готовы к диалогу и сотрудничеству, добиваясь признания со стороны Вашингтона. Этот аспект нельзя игнорировать. Тем не менее именно такой подход привёл к тому, что талибы* стали рассматриваться как отступники от идеи джихада, особенно после того как в Дохе начались переговоры с США.

Чего стоит опасаться странам Средней Азии

Возможно, миф, созданный талибами*, не является глобальной угрозой, зато он может быть эффективен на региональном уровне.

Более серьёзная угроза, с которой сталкиваются страны Средней Азии, — это не возможность вторжения талибов или других более радикальных группировок, а скорее пример, поданный талибами*.

Как показывает пример "Талибана"*, могут возникать организации, основанные на местных традиционных исламских школах, которые не будут ставить глобальных целей, а будут преследовать цель смены режима в конкретной стране. В то же время власти некоторых государств принимают меры по усилению репрессий в отношении исламских организаций, что может способствовать дальнейшей популяризации идей "Талибана"*, например, среди граждан в том же Таджикистане или Узбекистане, тем самым провоцируя создание в этих странах более радикальных течений.

* Организации, признанные террористическими и запрещённые в России.

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google,.

Жесть: Вот как выглядит жизнь под контролем «Талибана»