Россия и Китай поменялись ролями?

Когда на политической карте мира был Советский Союз, он был как бы старшим братом Китая. Они — китайцы — учились у нас и строили по нашей модели социализм.

Сейчас все чаще можно слышать, что именно та модель государственного устройства оказалась самой жизнеспособной и правильной — успехи Китая на всех направлениях — лучший тому пример.

И если Россия готова это признать, то получается, что теперь роли кардинально меняются, и уже Китай становится "старшим братом" для России?

Об этом в программе "Точка зрения" рассуждал президент Российско-Китайского аналитического центра Сергей Санакоев.

Читайте начало интервью:

Визит Лаврова в Китай: Россия хочет договориться о новом миропорядке

Могут ли Россия и Китай полагаться друг на друга в противостоянии с США

Тема старшего брата — это одна из тех провокаций, которые намеренно нам вбрасываются из-за рубежа, чтобы посеять рознь между Россией и Китаем.

Да, действительно, так оно все и обстоит. В 50-е годы, наверное, не было бы вообще КНР, если бы не помощь старшего брата — Советского Союза. И китайцы до сих пор это признают, без всякого стеснения.

Они говорят: это была помощь наших старших братьев. И мы им благодарны.

Но времена поменялись. И сейчас нас пытаются "столкнуть лбами". Мы — те специалисты, которые работают в области российско-китайских отношений — предусмотрели эти нападки со стороны наших оппонентов.

Вначале они говорили:

ну у вас же ничего не получается, это только слова, а вот ни в торговле, ни в чем у вас особо никаких достижений нет.

А когда они убедились в том, что в последние годы у нас очень хорошо развивается не только энергетическая сфера, но и сотрудничество в области космоса, интеллектуальный обмен, в том числе в области искусственного интеллекта — то сразу придумали этот тезис про "старшего брата".

  • Дескать, а кто тогда бенефициар всего этого? Кто получит все плоды такого сотрудничества?

Так вот, специально для того, чтобы ответить на эту провокацию, было заявлено еще в 2019 году в Кремле на встрече глав государств, что российско-китайские отношения не только взаимовыгодные, но и равноправные абсолютно. Поэтому у нас нет старших братьев.

— Я бы еще поняла этот лозунг про старшего брата — не в плане получения каких-то выгод, а как отношение, когда старший брат помогает младшему. Собственно говоря, этого я не вижу. Особенно в экономике. В политике — да, поговорили в СБО, каждый о своем, как правило. Да, Китай не голосует за западные резолюции, Китай послал в Крым делегацию, хотя, по-моему, это вообще ничего пока не значит.

— У нас Китай — партнер номер один, наш внешнеторговый партнер.

— Товарооборот с Китаем у нас больше, чем с Европой сейчас?

— Конечно. Я еще раз повторяю: это партнер номер один по торговому обороту, к тому же Китай не присоединился к санкциям. И это само по себе уже о многом говорит.

Мы сами занимаемся конкретными проектами, строительством достаточно крупных объектов — и в области промышленного производства, и в области сельского хозяйства. Когда китайские подрядные организации строят для российских заказчиков, привлекают китайское кредитное финансирование, причем по таким ставкам, которых даже в российских банках не существует.

— А где они строят сейчас? Что-то я не читала в прессе о каком-то большом проекте…

— Да, может быть, крупных проектов нет, но это не проблема именно Китая. Китайцы как раз готовы предложить очень крупные инвестиции. К примеру, строительство железнодорожного моста на остров Сахалин с рассрочкой платежей на 12 лет. Пожалуйста.

Они говорят: мы построим, а вы рассчитывайтесь в течение 12 лет.

Наши специалисты сказали, мы не можем просчитать, нам надо это или не надо. Вот с такими вещами обычно сталкиваются предложения с китайской стороны.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Редактор: Ольга Лебедева