Почему отношения России и ЕС не могут быть прежними

Отношения современной России и стран Евросоюза сейчас подошли к какому-то рубежу. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров даже заявил, что многие механизмы взаимодействия Москвы и Брюсселя разрушены.

Что он имел в виду?

Об этом в студии программы "Геополитическая кухня" Игорь Шатров поговорил с доктором политических наук, кандидатом исторических наук, профессором СПбГУ, советником президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Натальей Ерёминой

— Это очень сложный вопрос. Он очень комплексный. По той простой причине, что сотрудничество началось в определенной международной обстановке — в движении России в сторону западного мира, ее стремлении к либерализации торговых отношений с западными государствами, встраивании различной международной конфигурации, в подчеркивании лояльности тем организациям, с которыми Россия планировала установить взаимодействие.

Более того, была нацеленность не просто на компромисс, но на многочисленные уступки в урегулировании вопросов нашего включения в так называемое международное сообщество.

Поэтому в тот период времени обстановка развивалась таким образом, что за счет России, выхода на российский рынок, очень многие западные страны воспользовались ситуацией и начали считать все постсоветское пространство территорией для установления своих правил в этом регионе вместо диалога равноправных партнеров.

В 90-е годы эта ситуация укоренилась.

Естественно, что на тот период времени в большинстве своем Европейский союз очень серьезно выстрелил — сообщество превратилось именно в союз, и был принят Маастрихтский договор, который обеспечивал максимум либерализации в экономике — воспринял свое строительство как политическое, в том числе стал реализовывать некую политическую миссию по отношению к постсоветскому пространству.

  • С одной стороны, Россия двигалась в сторону западного мира.
  • С другой — западный мир двигался в сторону России, выйдя на постсоветское пространство, и бывшие государства "советского лагеря" фактически вошли в состав Европейского союза, который тем самым реализовал свою политическую миссию и свои экономические амбиции.

И здесь были вопросы безопасности, вопросы геополитического позиционирования и стремления самого ЕС — от чего они отказываются сейчас — стать полноправным партнером для США, в том числе и в рамках НАТО, таким образом, не имея возможности выстроить военно-политический блок, будучи частью НАТО.

Это все вкупе решалось через выход на постсоветское пространство и через взаимодействие с Россией.

Россия была удобным партнером. Именно потому, что ее не считали равноправным партнером, а лишь как пространство для своих собственных амбиций, для реализации своих собственных задач.

Но 90-е годы закончились. Россия ничего не приобрела из этого движения на Западе.

Те контракты, которые она получила, не позволяли говорить о том, что это равноправный диалог, поскольку ничего не изменилось.

Более того, Россия получила очень много вызовов, в том числе в плане безопасности, в плане ущемления своих экономических возможностей.

Это привело к дисгармонии, к многочисленным конфликтам внутри страны, появилась необходимость консолидации. А консолидация возможна была как раз через решение тех самых международных задач, международных вопросов, которые тогда стояли на повестке.

То есть нужно было приобрести экономический и политический статус. Это невозможно было решить без изменения международной позиции.

Перемены начались в нулевых

В 2000-е годы мы видим, как это начинает реализовываться.

  • Заканчивается противостояние гражданское в России (в Чечне).
  • Фактически нивелируется проблема террористических угроз.
  • Началась консолидация политической элиты

Постепенно вырисовывается картинка перемены позиционирования России на международной арене.

Инвестиционно-привлекательная страна — это страна, которая может реализовывать в том числе и важные технические научные проекты — это все взаимосвязано. Безусловно, это и вопросы безопасности, которые связаны с тем же самым терроризмом.

И здесь нельзя было не выйти в сторону Средней Азии, Центральной Азии, продвигаться в сторону Афганистана, здесь нельзя не говорить о проблеме Ближнего Востока.

Помимо России, мощно выстрелил Китай, появились новые силы, которые заявили о себе, которые фактически оформились затем в рамках БРИКС.

Ситуация международная изменилась.

И Россия в этой новой конфигурации стала восстанавливать свою роль международного противовеса во многих делах, стала гарантом безопасности и стабильности на территории Евразии — что, собственно, необходимо самой России.

И вот это позиционирование России не могло не вызвать вопросов со стороны США и стран Европейского союза.

И тогда началось...

И вот мы видим, как эти изменения выразились в конкретных делах: вето Польши на продление договора Россия - ЕС, затем Вильнюс, ссылаясь на международные позиции России в отношении конфликта в Южной Осетии и Абхазии, тоже накладывает вето на заключение нового соглашения.

Мы видим, как попытки России переломить экономическую ситуацию, сделать сотрудничество в экономической сфере более равноправным приводят к тому, что страны Европейского союза считают для себя возможным наложить вето на соглашения между Россией и Европейским союзом.

Фактически они говорят:

Россия, ты не имеешь права требовать каких-то экономических преференций в торговле с нами, ты не имеешь права занять какую-то свою позицию в отношении каких-то международных конфликтов.

И вот сейчас мы говорим о том, что ситуация действительно изменилась.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Редактор: Ольга Лебедева