Белорусские протесты: гремучая смесь разных сортов национализма

VI Всебелорусское народное собрание подтвердило уверенность власти в стабильности положения и выбранном курсе. Хотя еще недавно все это было совершенно иначе, и сейчас поставленные протестами вопросы, остались без внятных ответов. Это, конечно, во многом связано с тем, что сами вопросы касаются очень тонких материй и зыбких понятий.

Ведь сам президент Александр Лукашенко пытался разыгрывать националистическую карту и взращивать здоровый национализм. О разных видах белорусского национализма, их противодействии и взаимодействии, истоках недовольства и многом другом ведущему "Правды.Ру" Игорю Шатрову рассказал политолог, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш.

Читайте начало интервью: Что показало Всебелорусское народное собрание

— Кирилл, в чем и как проявляется политическая наивность белорусских протестующих о которой вы говорили?

— У большой части из них представление, конечно, фантастически позитивистское. Позитивизм — это течение, которое берет своё начало с XIX века, с Огюста Конта. Оно базируется на той идее, что внешний мир дан нам в ощущениях, и он таков, каким чувствуется.

Но дело в том, что позитивизм — это необходимо и достаточно для работы с неживой природой. Когда вы сидите за столом, вам глубоко плевать на свободу воли этого стола и его саморефлексию, поскольку их просто нет и они никак не проявятся.

Общество и IT-сообщество

А как только вы вытаскиваете те же самые принципы на человеческое сообщество, то получаются разные варианты тирании или свободы. И по большому счету получается, что в чистое игнорирование попадает свобода воли человека либо сообщества, его саморефлексия, самоосознание.

Россияне шаг вперед в понимании этого сделали в конце 90-х годов. Я не скажу, что предмет стал более ясный, но безусловная вера в демократические ценности исчезла. После 1998-го они стали наряду с любыми другими ценностями и к нам стали относиться критически.

Такие ценности тоже есть, но это не повод абсолютно и полностью им доверяться. Сейчас в Белоруссии позитивизм мышления и позитивистские идеалы демократии пошли, конечно, из IT-сектора.

Особый белорусский национализм

Другой основной эшелон и двигатель протестов — националистическая оппозиция. По сути теперь пошла новая волна белорусского национализма. Однако всегда есть национализм конструктивный и национализм деструктивный.

Только никто не знает, как точно провести эту грань, она всегда получается ситуативной. Часто бывает, что вот здесь у нас всё хорошо, а вот тут уже совсем наоборот — потеряли всё и всё вышло из-под контроля.

— Зависит от определенной реакции на события, превентивных и ответных действий

— Наверное, и всё-таки и от картины мира. Есть инклюзивный белорусский национализм, который можно только приветствовать. Хорошо, когда белорус говорит, что белорусы богаче еще на один язык, еще на один способ смотреть на мир и тому подобное.

Это замечательно, потому что, чем богаче и умнее контрагент, тем лучше все получается. Всегда лучше с умным потерять, чем с дураком найти.

Но есть и эксклюзивный национализм, когда принадлежность к одной нации начинает интерпретироваться как превосходство в отношении других наций. И обязанность этих других наций пасть.

Государственные национализм

Можно сказать, что до протестов белорусское государство как раз-таки конструктивный национализм культивировало. Лукашенко высказывался, что белорусы — это русские со знаком качества. Были и многие другие вещи, спорно звучащие, конечно, но тем не менее.

Этот национализм — типично восточноевропейский, где все демократические и прочие вещи творятся ровно для того, чтобы потом отложить все эти разборки в сторону и начать разговор среди своих.

Но в Белоруссии все это смешалось. Государство на какой-то момент утратило монополию на формулирование культурной политики. Это очень сложная вещь, потому что понятно, что люди искусства — увлекающиеся, сильно зависящие от настроения.

У людей был порыв, но очень часто у организаторов — абсолютно циничные расчеты. Они рассчитывали использовать эти порывы на то, что люди станут какой-то топкой для народного возмущения и прочего, прочего, прочего.

— А нужно народное единство, но тут — тонкая грань.

— Народное единство всегда важно и нужно, но часто возникает вопрос: против кого? Лукашенко выстраивал народное единство в рамках союза с Россией. Но тем не менее, и националистическую карту разыгрывал.

Он временами нагнетал народное единство против кого-то… Он исходил из инклюзивного национализма, естественно. Это где всё - в дом.

Русский язык в дом, белорусский язык в дом, и это в дом, и то в дом. Всё - в хату. В хозяйстве сгодится…

Но в итоге этим воспользовались не только власти, а их противники. Они смогли всё это использовать, как раз потому что это очень зыбкие понятия, нет чётких граней, переходы не всегда заметны, а каждый человек или социальная группа толкует их по своему. Здесь — благодатное поле для всевозможных манипуляций, что и было сделано.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.