Молдавия надеется только на Путина

Маленькая Молдавия в последнее время часто удивляет. В хитросплетениях тайн и интриг кишинёвского двора непосвященному трудно разобраться. Но есть и совершенно очевидные вещи. Несмотря на изгнание всем ненавистного олигарха всея Молдавии Влада Плахотнюка он сохраняет рычаги власти. Самый популярный политик в Молдавии — это президент России Владимир Путин. Обо всем этом и многом другом ведущей "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал председатель Молдавского общественного совета "За свободную Родину" Игорь Тулянцев.

Читайте начало интервью:

Санду выдвинула премьера, за которого призывает не голосовать

Игорь Тулянцев: В парламентской Молдавии парламенту не доверяет никто

Игорь Тулянцев: Коррупция — бич Молдавии

— Игорь, зачем Майя Санду добивается досрочных парламентских выборов?

— Во-первых, это — популярная мера среди населения. Потому что к нынешнему парламенту доверия крайне мало — всего 2%. А 98% считают, что парламент сегодня просто бордель, который нужно распускать. И с каждым днем парламент себя показывает всё хуже и хуже.

— Как будто выберут другой парламент — и все наладится…

— Если это пройдет по демократическим правилам, а не по правилам Плахотнюка, тогда есть надежда, что следующий парламент будет всё-таки лучше нынешнего. Для этого нужно возвратить старую систему выборов, то есть — отменить одномандатные округа и выбирать депутатов по партийным спискам.

— В России наоборот сейчас вернули одномандатные выборы. У нас считается, что списочно можно своих людей пропихнуть, а одномандатников все же напрямую народ выбирает.

— В Молдавии все совершенно не так. Одномандатник у нас заходит с деньгами и с административным ресурсом, с поддержкой из центра. Наша практика показала, что одномандатная система в Молдавии была выгодна только одному человеку — Владу Плахотнюку.

Если у Демократической партии рейтинг не превышал 3%, то на одномандатных округах необязательно идти под вывеской Демократической партии, а можно просто купить популярных в своих округах людей, которые пользуются каким-то авторитетом.

Это бизнесмены, на которых опять же можно повесить кучу уголовных дел и у него не будет другого выхода. Методом шантажа, подкупа и тому подобное. Таким образом можно провести в парламент свое ручное большинство по одномандатным округам.

А потом все эти одномандатники дружно объединяются с Демократической партией, и в молдавском парламенте получается большинство "плахотнюков". Такой вот простой фокус.

— Сейчас у него осталась там опора?

— У него есть сразу несколько центров влияния в парламенте. В том числе, конечно, остается и Демократическая партия. Еще его поддерживают несколько осколков от Демократической партии. Часть из них объединились с другими партиями.

Партия "Шор" может себя позиционировать как левая партия, но она была создана при протекции Влада Плахотнюка и в любой момент подставляла плечо, подыгрывала Владу Плахотнюку. Теперь партия "Шор" объединилась с некоторыми осколками от партии Плахотнюка.

Поэтому если туда еще и примкнет Партия социалистов, то понятно, что многие вещи, которые скрывает Игорь Додон о своих связях с Плахотнюком, просто вылезут наружу. Конечно, это имиджево скажется на всем левом движении.

Молдавия голосует за Путина

Я думаю, если бы сегодня у партии социалистов появился бы другой лидер, эта партия начала бы и в рейтингах расти, и была бы более рукопожатной. Плюсов в этом — намного больше.

Додона называли фото-президентом. В Молдавии самый рейтинговый политик — Владимир Путин. Равных ему по авторитету или доверию среди населения и близко нет.

Когда Додон показывал фотографию с Путиным на предвыборной кампании, то голосовали не за Игоря Додона, а за Владимира Путина. Потому что у него, до того, как он сфотографировался в России с популярными политиками, был рейтинг около 1,5%.

Люди рассчитывали на то, что Додон, имея прямые контакты с руководством России, сможет договориться о каких-то выгодных для Молдавии решениях. Но оказалось, что он ездил в Россию только для того, чтобы решать свои личные вопросы и фотографироваться для внутренней электоральной истории.

Конечно, не только в Гагаузии, но и, вообще, в Молдавии доверие падает. В Гагаузии отдали большой процент, потому что там помнят события начала 1990-х, когда были походы националистов на Гагаузию. И любой политик, который сегодня так или иначе ассоциируется с Россией, там вне конкуренции. Даже несмотря на то, что к нему очень много вопросов.

Все прекрасно понимали, что был плахотнюковский фактор в росте партии социалистов и лично Игоря Додона. Но любая связь с Россией — это вопрос, который не оспаривается. 

Против Плахотнюка

Когда была выдвинута антиолигархическая повестка дня, Додон объединился вместе с правыми, для того чтобы вытеснить Плахотнюка из Молдавии, это все приветствовалось.

Тогда люди вышли из геополитической матрицы, им было все равно, кто с кем объединяется, лишь бы убрать из реальной власти Плахотнюка. Уровень недоверия к этому политику был 98%. Из ста 98 человек считали, что во всех бедах нашей страны виноват Плахотнюк и его система. Поэтому люди приняли все.

Но Санду и Додон сразу начали мериться разными своими связями за рубежом, и это привело к тому, что они рассорились. Шуры-муры под столом, махинации полностью подорвали доверие к Партии социалистов и Додону.

От этого выиграл только Плахотнюк, который контролирует достаточно большую часть парламента, он сохранил для себя все криминальные схемы в Молдавии, свободно находясь на берегу моря.

Долго такое положение продолжаться не может. Это надо решительно и кардинально менять. И чем быстрее — тем лучше. Затягивание может привести только к окончательному краху молдавского государства.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.