Почему не могут договориться север и юг Киргизии?

Гражданская война Севера и Юга в США в которой сошлись аграрный рабовладельческий Юг и промышленный Север, существовавшие как отдельные экономические регионы, стала результатом различий в экономике, социальной структуре, традициях и политических ценностях. Её отголоски мир наблюдает до сих пор.

Но мало кто знает, что почти такие же противоречия существуют и в современной Киргизии. Об этом и о ситуации в стране вообще Любовь Степушова поговорила в студии программы "Точка зрения" с киргизским политологом Марсом Сариевым.

Читайте начало интервью:

Почему киргизам не мила парламентская форма управления страной?

Почему киргизы проявили редкостное единодушие на президентских выборах?

— Чем вообще отличается север от юга? По этническому составу, религиозному, может быть? В чём проблема там у вас?

— Различие проходит по Ферганскому хребту. Дело в том, что чисто географически у нас регионы разделены хребтами.

В этих котловинах как раз находится и население. Север — Иссык-Кульская, Чуйская долина тоже, Ферганский хребет отделяет юг. И очень сильное влияние все-таки оказывает цивилизация земледельческая, я имею в виду узбеки исторические. Поэтому некие отличия все-таки есть. И в степени развития — тоже.

Во время советской власти все-таки сильнее промышленно развивался север, очень много было из России специалистов, которые направлялись Советским Союзом.

И север очень сильно поднялся индустриально.

Юг остался более патриархальным. И в этом отношении сохранил идентичность. А север более размыт в этом плане.

— А с точки зрения религии различия есть какие-то? Вы говорили раньше, что политическая ситуация в стране привела к тому, что возникла исламская угроза. Это все-таки с юга, я так полагаю?

— Нет-нет. На севере — тоже. Дело в том, что это социальный протест населения тому беспределу, который устраивали новоявленные буржуа.

Совершенно у нас не работают законы, прокуратура была в руках президента.

Люди не верили в справедливость, в законность государства и как к авторитетам шли к криминальным структурам, чтобы решать свои проблемы. Уже криминал замещал законные органы власти.

И в это время очень усилилось исламское влияние — активно с нами наращивали контакты Саудовская Аравия, Катар, Кувейт. Они строили мечети. И фактически у нас получилось, что руководители мечетей — имамы — очень молодые ребята, которые окончили вузы в Саудовской Аравии, на Ближнем Востоке, в Пакистане, стали весить больше на местах, чем местные аксакалы.

И институт аксакалов стал заменяться этой религиозной верхушкой: они уже решали вопросы водопровода, помощи населению и так далее.

Вот такая у нас опасная тенденция наблюдается. Всё шло к тому, что исламский проект мог сыграть, потому что люди были готовы: "Пусть ворам отрубают руки, как в Саудовской Аравии". Это стало веянием времени, требованием народа.

— Я в каком-то западном издании прочитала очень интересную вещь: "Находясь за решеткой, Жапаров не раз говорил, что национальные меньшинства в Кыргызстане — лишь квартиранты". Это одна из причин, почему Жапаров, несмотря на то, что сам родом с севера, получил популярность и на юге. Оцените, пожалуйста, это заявление. Национальные меньшинства — это кто в Кыргызстане?

— Национальные меньшинства — это в первую очередь, конечно, узбеки. Очень большой процент узбеков — около миллиона — живет на юге.

Уйгуры, очень много из кавказских народов. Русскоязычное население: украинцы, русские. У нас практически около 100 национальностей живёт.

Дело в том, что Жапаров сейчас выступает за то, чтобы была национальная гармония здесь, в Кыргызстане. Я более чем уверен, что премьером будет сейчас новый выдвиженец — очень сильный, с хорошей хваткой, совсем молодой человек Артем Новиков…

— Марс, а почему Соединенные Штаты признали выбор Жапарова? Потому что статьи были негативные: писали, что это Трамп киргизский…

- Потому что Соединенные Штаты очень мобильны, и у них очень хорошо, системно работают анархические службы.

Дело в том, что Жапаров, еще будучи временно исполняющим обязанности президента, уже интегрировал прозападные фигуры во власть: Айжан Чыныбаева — вице-мэр, министр сельского хозяйства — Тилек Токтогазиев, Эльвира Сурабалдиева — все они настроены на западные ценности.

Они занимают хорошие посты. И сейчас избранный президент заявил, что претендентам, которые были его соперниками, он предлагает сотрудничать.

Там очень много сильных ребят — менеджеров, окончивших западные вузы. Я думаю, что Запад понимает, что в ситуации оглушительного проигрыша прозападных сил, на который они не рассчитывали, лучше интегрировать ту часть, которая разделяет западные ценности.

Дело в том, что неправительственный сектор, в который очень массированно вкладывался Запад, делал расчет на то, чтобы не только город западные ценности исповедовал, но и село.

Они вкладывались уже на уровне провинции через неправительственный сектор, чтобы были независимые местные органы управления, которые могли бы создать параллельные структуры власти, как происходило в Европе — например, в Чехословакии — когда параллельные структуры власти работают на местах.

Но вышло полное фиаско. Это говорит, что неправительственный сектор, который получал мощное финансирование Запада, аккумулировал эти деньги не в том направлении. Поэтому Запад шокирован. Поэтому приходится на ходу уже менять стратегию, тактику и признавать Жапарова с прицелом на то, что он интегрирует именно эти элементы во власть.

— Что Россия? Как вы думаете, Кремль доволен этим выбором?

— Я думаю, что Кремль… Есть такой сильный аналитик Семен Уралов, который очень хорошо знает Кыргызстан, к нам приезжал, знает досконально ситуацию в республике.

Вот он сказал очень интересную фразу:

"Кыргызстан воспринимается Россией как близкая крепость к Центральной Азии".

Этим все сказано.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Редактор: Ольга Лебедева