Россия возвращается в Молдавию

3 декабря Молдавский парламент за один день принял законы, которые не мог принять 4 года.  Почему стали возможны эти пророссийские решения?

Обо всем этом и многом другом ведущей "Правды. Ру" Любови Степушовой рассказал молдавский политик и политолог Богдан Цырдя.

— Богдан, недавно парламент Молдавии принял прямо-таки исторические решения. Первое — возвращение российских СМИ, вещания российских телеканалов. И одновременно — сокращение румынского контента.

Второе — законопроект о функционировании языков в стране. Если он будет принят во втором чтении, то русскому языку вернется статус языка межнационального общения.

И третье — это решение об окончательном переходе службы информации безопасности (аналог российского ФСБ) под контроль парламента, лишение президента функций контроля и назначения туда руководителей, получения докладов.

Наконец, отказали предоставить территорию бывшего стадиона под посольство США. За четыре года, когда у социалистов было большинство в парламенте, а Игорь Додон был президентом, ничего этого не было принято. И вдруг за один день все это решилось. Объясните, пожалуйста, в чем дело? Почему это произошло?

— У президента Игоря Додона никогда не существовало парламентского большинства. Молдавия республика — не президентская как Россия, США или Бразилия, а парламентская. Президент — фигура декоративная, зависящая от парламентского большинства и правительства. Соответственно, если у президента нет парламентского большинства, как его не было у Додона фактически все четыре года, то у него нет и реальной власти.

У Игоря Додона, когда он был избран в 2016 году, было 24 депутата из 101-го. Все контролировал проамериканский олигарх Владимир Плахотнюк, который был назначен Викторией Нуланд, помощником госсекретаря Клинтон.

Поэтому олигархи то включали Игоря Додона, то выключали. То отстраняли от власти на пять минут, то обратно возвращали во власть. То аварии ему устраивали, то уголовные дела на его семью заводили. То травлю, то давали спокойно пожить, но он был под их прессом.

Почему не раньше

С 2010-го по 2018 годы Молдавию контролировал олигарх Плахотнюк, судимый в России. У него был полный контроль над Генпрокуратурой, над судами, над армией — над всем. Потом олигарх Плахотнюк был изгнан из Молдавии.

В 2019 году, благодаря вмешательству Дмитрия Козака, мы объединились с проевропейским и проамериканским блоком ACUM, который управлялся Майей Санду и Андреем Нэстасе.

Будучи свирепыми унионистами — сторонниками ликвидации Молдавии и вступления в Румынию, будучи евроатлантистами, проевропейцами и проамериканцами, они при словах "русский язык", "российские ТВ" и тому подобным бледнели, у них пропадал дар речи. Санду прямо впадала в конвульсии.

После этого мы отправили Майю Санду в отставку через полгода, так как она будучи премьером, ни разу не была в Российской Федерации. Она была против русского языка, российского ТВ, и более того — 21 августа она приняла Постановление правительства об уравнении сталинизма и нацизма. День освобождения Бессарабии от нацистов был назван "День скорби".

Потом мы объединились с демократами, которыми когда-то руководил Плахотнюк. После его бегства они готовы были объединиться с нами на любых условиях. Мы вступили с ними в альянс.

Тогда они стали говорить Додону: "Как мы будем голосовать за русский язык и российское телевидение, если мы аннулировали русский язык в 2018 и российское ТВ в декабре 2017, приняв закон о борьбе с российской пропагандой?"

Некоторые депутаты из Демократической партии мне и другим в лицо говорили: "Если мы проголосуем, как будем смотреть в глаза американскому послу?…"

Игорь Николаевич Додон, будучи человеком православным и сердобольным жалел их. Закончилось все это тем, что эти же демократы ему нож в спину вонзили. В результате все правые партии объединились против нас, и Игорь Николаевич проиграл выборы.

Почему сейчас

Но теперь все изменилось. Майя Санду — оппонент Игоря Додона, лидер правого блока ACUM, перекрасилась на выборах. Раньше она чуть не бегала со свастикой и не набила себе такое тату. А в период предвыборной кампании она вдруг заговорила на русском, болгарском, гагаузском.

Она говорила: "Русские, я вас люблю, я буду защищать русский язык, русскую культуру. Я буду с вами до конца. Мне нравится Путин. Мне нравится Россия."

И многие наши русскоязычные, устав от пандемии, от экономического кризиса, от небывалой засухи, какой не было 70 лет, устав от Додона, связав его со всеми напастями, поверили Майе Санде и проголосовали за нее.

И вот сейчас мы выступили со всеми этими инициативами, и говорим Санде: "Майя Григорьевна, вы же чуть "Катюшу" не пели на выборах. Вы ходили в советской солдатской пилотке. Чуть ли не серп и молот себе набили. Давайте, голосуйте".

И тут произошло интересное. Майя Санду начала кричать, что мы раскалываем общество, провоцируем лишние конфликты в обществе, пытаемся внимание общества от серьезных проблем типа коррупции, перевести на несерьезные проблемы: унижение и оскорбление русских, запрет на российское ТВ и многое другое.

Тогда откуда же голоса, если Санду против, демократы против?… А дело в том, что Демократическая партия раскололась. Оттуда вышла часть депутатов. Все они и другие независимые депутаты поддержали наши законопроекты.

— Почему они переметнулись?

— Они понимают, что досрочные выборы неизбежны.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен