Воинственная немецкая фрау хочет понравиться американскому патрону

"Если мы должны вступить в переговоры по вопросу разоружения с позиции силы, то мы должны усилить нашу позицию. Это всегда была хорошая традиционная позиция германской внешней политики и должна остаться такой в будущем", — решительно сказала недавно министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр. С чего бы вдруг такая воинственность?

Неужели в Германии снова захотели помериться силой с Россией? На кого хочет произвести впечатление новоявленный фюрер в юбке? Обо всем этом и многом другом ведущей "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал писатель, член экспертного совета партии "За правду" Николай Стариков.

— Николай Викторович, министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр заявила, что с Россией надо говорить с позиции силы. "Россия вложила значительные инвестиции в модернизацию своих вооруженных сил, теперь она располагает новыми видами вооружения и российская угроза стала более явственной", — говорила немецкий министр.

Дальше она сказала: "Если мы должны вступить в переговоры по вопросам разоружения с позиции силы, то мы должны усилить нашу позицию. Это всегда была хорошая традиционная позиция германской внешней политики и должна остаться такой в будущем".

Кстати, Аннегрет Крамп-Карренбауэр — вероятная сменщица Ангелы Меркель на посту канцлера в следующем году. У нас эта фраза вызвала огромный резонанс. На нее уже ответили и министр обороны Сергей Шойгу и представитель МИД Мария Захарова. Конечно, и всех нас удивило, что Германия снова хочет поговорить с Россией с такой позиции. Шойгу даже посоветовал ей спросить у дедушки, каково это — разбираться с Россией с позиции силы.

Но я встречала в обсуждениях и такие мнения, что, мол, в переговорах каждая сторона должна разговаривать с позиции силы, иначе зачем тогда вообще участвовать в переговорах. С вашей точки зрения, когда министр обороны заявляет о такой позиции, что она что имеет в виду, какие сигналы и кому посылает, что за всем этим стоит?

— Несмотря на передовую систему образования и реформы этого самого образования, которые давно идут в Германии, мы с вами не можем предположить, что министр обороны ФРГ сегодня вообще не знает истории, не знает, чем закончилась Вторая мировая война и так далее, тому подобное.

Всё она прекрасно знает. Тогда вопрос, который у нас с вами следом должен возникнуть: почему же, зная всё это, она призывает разговаривать с Россией с позиции силы?… Просто надо подумать: кому это выгодно?

Вы в преамбуле нашей беседы фактически ответили на этот вопрос. Эта дама со сложно-выговариваемыми именем и фамилией является одним из кандидатов на пост канцлера.

Уж замуж невтерпёж

Поэтому у неё такой предсвадебный период: она — невеста, которая присмотрела себе жениха. И вот здесь нужно задать другой вопрос: а кто же тот самый жених, который в итоге выбирает германского канцлера?

Если немецкий народ, тогда, мне кажется, она нашла очень неправильный путь к сердцу этого самого жениха. Немцы прекрасно помнят, чем закончилась война, поэтому милитаристские настроения в германском обществе достаточно слабы. Но действительно ли народ выбирает в Германии канцлера?…

Если не немецкий народ выбирает немецкого канцлера, то к кому тогда обращены слова о необходимости жесткого разговора, об увеличении военного бюджета? — К американцам же! Именно американцы выбирают, назначают немецких политиков, руководителей немецкого государства.

Рецепты Мальчиша-Плохиша

Американские же политики всё время говорят, что надо разговаривать с Россией только с позиции силы. Поэтому эта вот дама-министр обращается именно к ним по той же схеме, как когда-то Мальчиш-Плохиш: "Я ваш, буржуинский, я буду проводить на посту канцлера Германии такую же политику, которую проводит Ангела Меркель, а может даже ещё жестче. Меня назначьте, пожалуйста, выберите меня, остановитесь на моей кандидатуре!"

Вот посмотрите, когда мы с вами поняли, к кому она обращается, то сразу её слова стали понятными и объяснимыми. Потому что, если обо всём этом забыть, она вообще говорит какую-то чушь. Вернемся к началу её цитаты. Сначала она говорит: "Россия вложила большие деньги в модернизацию своих вооружений, появились новые системы, Россия стала более мощная".

Вопрос, который у нее из этого сразу возникает: и что с этим делать? И она уже как бы подсказывает ответ: а давайте мы ещё больше денег вложим, станем еще сильнее и тогда будем с Россией с позиции силы разговаривать.

А может быть, надо просто с Россией разговаривать?… Принять во внимание тот факт, что в России — сильная оборонительная система, подчеркиваю, оборонительная доктрина.

Ну и зачем вам тогда дополнительное вооружение? Вы просто разговаривайте. Вы не пробовали просто разговаривать с Россией? Но просто и нормально разговаривать с Россией западным политикам нельзя, потому что американские патроны будут недовольны. Отсюда — эта и вся остальная риторика.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.