Зависимая независимость Приднестровья

Как обстоят дела в непризнанной, но давно живущей мирной жизнью Приднестровской Молдавской республике? Как к ней относятся в Республике Молдавия? Почему существующее положение устраивает не только население, но и большинство политиков? Какова роль России в Приднестровье? Как могут развиваться события? На все и многие другие вопросы ответила доцент кафедры международных отношений Северо-западного института управления РАНХиГС, бывший министр иностранных дел Приднестровья Нина Шевчук.

Читайте начало интервью: Молдавии Приднестровье не нужно, люди точно

— Нина, вы сказали, что гражданам Приднестровья, которые сохраняют молдавское гражданство и хотели проголосовать на недавних выборах, всячески мешали голосовать.

Если часть молдаван или граждан Молдавии не желает участия приднестровцев в их политической и, наверное, экономической жизни, чего они желают от Приднестровья? Они хотят присоединения без приднестровцев? Как они видят эту ситуацию?

— Иногда проводятся некоторые социологические опросы, по которым можно судить, насколько граждан Молдавии вообще интересует Приднестровье, его непризнанный статус и прочее. В основном их это не интересует. Все привыкли к этому статус-кво. Все привыкли к тому, что там — самостоятельная республика, у которой есть своя внешняя политика.

Обычного молдавского гражданина больше интересует порядок в его стране, уровень жизни, борьба с коррупцией, собственно, то, с чем и победила новый президент Молдавии Майя Санду. Вопрос Приднестровья уже давно не стоит в числе основных.

Несмотря на то, что как будто бы молдавскому населению все равно, настроения людей очень легко подогреть. Они периодически подогреваются заявлениями, что Россия оккупировала часть территории Республики Молдавия.

Людей будоражат тем, что сохраняется военное присутствие на территории Приднестровья, которое может быть вроде как использовано в каких-то других — не миротворческих целях.

В свое время были включены экономические инструменты. Россия пыталась через экономическую повестку урегулировать противоречия между Молдавией и Приднестровьем.

Меморандум

Меморандум 1997 года — очень важный документ. Это — единственный документ переговорного процесса, который депонирован ОБСЕ и представляет собой полноценный международный договор.

В нем было установлено право Приднестровья самостоятельно осуществлять внешнеэкономические связи и, что очень важно, самостоятельно представлять себя на международной арене тогда, когда речь идет о вопросах, затрагивающих интересы приднестровского населения.

В самом начале конфликта Приднестровье ни о каком международном статусе и самопровозглашении не заявляло. Приднестровье просило у Молдавии только автономию.

Меморандум 1997 года по сути такую автономию должен был дать. И это, наверняка, принесло бы какие-то позитивные результаты к нашим дням. Но Молдавия не смогла пойти по этому сценарию.

Экономические инструменты включил Европейский Союз в 2006 году. С их помощью приднестровский бизнес полностью интегрировали в молдавскую экономику, подчинили молдавской юрисдикции. И это работает.

Ни для кого не секрет, что после 2016 года в Приднестровье вся власть — в одних руках. И она контролируется олигархической структурой, которой принадлежит практически все. Все бюджетообразующие предприятия точно. И все они зависят:

  • с одной стороны — от молдавской юрисдикции,
  • с другой стороны, от европейского рынка.

Конечно, при сохранении такой ситуации даже такой фантастический вариант как признание Приднестровья Россией теряет актуальность, потому что это повредит интересам бизнеса, который полностью завязан на Молдавию и Европейский Союз.

— Тогда вообще непонятно, зачем дальше заниматься переговорами. Наверное, лучше пока оставить ситуацию в нынешнем замороженном состоянии. Ведь нет смысла говорить о независимом Приднестровье, если оно экономически зависимо. Как вы считаете?

— Может быть. Ведь кроме того имеет место молодого, трудоспособного населения из Приднестровья в связи с ухудшением экономической ситуации и уровня жизни в самом Приднестровье.

Очень многие люди из Приднестровья сегодня ездят на работу в Молдавию. Их становится все больше. Конечно, для них вопрос независимого статуса Приднестровья неактуальный и даже неудобный.

Такая зависимая независимость получается. Зато это же очень удобно для бизнеса. Вы, с одной стороны, зависите, но подчинены не полностью.

— Серая зона получается?

— Выходит, что так. Лучшее, что могут сделать в этой ситуации Приднестровье и Молдавия — продолжать разговаривать. Продолжать решать какие-то несложные, наименее политизированные вопросы, взаимодействовать, сохранять связи. Ведь очень много решается на человеческом уровне, на личных связях очень часто разрешаются довольно сложные ситуации.

Просто в такой ситуации есть только два варианта:

  • либо эскалация,
  • либо сохранении статус-кво.

Сохранение статус-кво тоже требует определенной работы.

— Либо эмир умрет, либо ишак сдохнет. Все ждут, когда все само разрешится.

— Ни мира, ни войны, да. Ведь и Россия потихоньку уходит из Приднестровья, она сокращает там свое присутствие. Это видно и по объемам помощи. Конечно, это — неизбежная реакция на ту политику, которую проводят в самом Приднестровье. Элиты в Приднестровье сами отвернулись от России.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен