России надо продвигать свои интересы, а не поддерживать чужие

Руководство России гордится тем, что полностью следует международному праву, но Запад обвиняет нашу страну в постоянных нарушениях. И многие верят. Сам же Запад говорит, что всё, что он ни делает, законно. И люди тоже верят. А что такое — международное право? Кто и когда его принял? Оно основано только на силе. В данном случае — силе убеждения.

Продолжать ли нашей власти надувать щёки, гордясь собственной принципиальностью, которую никто не признаёт? Или всё-таки пересмотреть принципы и системы работы, чтобы добиваться результата, а не терять дальше прежние достижения? Обо всем этом и многом другом рассказал старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД России, тюрколог Владимир Аватков.

Читайте начало интервью:

Насколько сами турки — тюрки?

Успехи и неудачи Турции в интеграции тюркских стран

Турция обучает тюрок и создаёт агентов влияния

Как России не потерять себя и соседей

— Владимир Алексеевич, вы сказали, что так называемая многовекторность бывших советских республик в итоге превратилась в нахлебничество. Почему эти страны все больше уходят от России? Мы фактически потеряли уже тридцать лет.

Теперь в Молдавии президентом стала руководитель Фонда Сороса Санду. Как России вернуть влияние в соседних странах и укрепить его в мире? Что происходит в этом направлении сейчас, и что надо делать?

— Мы должны делать стратегическую работу и тактические ходы. У нас есть жесткое следование международному праву. Мы считаем, что это — наша фишка, которая нас отличается от других. Наверное, на каком-то этапе это было действительно обосновано.

Международное право — мы всегда правы

Но похоже, наступает эпоха, в которой нужно несколько по-другому на это посмотреть, потому что мало это делать, это можно даже и не делать, главное — заставить верить в это других.

Американцы, приходя куда-то, говорят: Гуайдо будет президентом, поздравляем! Выбрали сами кого-то на площади и сказали, что так правильно. И все аплодируют.

Но ведь во многих странах есть много людей, симпатизирующих России и связанных с нами. Надо использовать опыт, накопленный Советским Союзом, Российской Империей и нашими западными партнерами.

Я уж молчу о Турции. Ведь можно ее опыт использовать. Как Турция обосновывает свое присутствие в Сирии? "Нас народ сюда позвал", — говорит Турция. Интересная логика, но как возразить? Всегда найдется какая-то часть народа, которая с этим согласится. А разве нас народ, например, в Молдавию не звал?…

Невмешательство — поражение

Мы придерживаемся двух принципов. Наша внешняя политика базируется на принципе невмешательства во внутренние дела. И мы поздравляем с победой на выборах тех, кто победил. Это то, что отличает нас от наших западных коллег, которые работают со всеми группами.

Не было ни одной группы на Украине, включая даже "Партию регионов", с которой бы американцы не работали. Нацисты — о'кей. Понимаете? Ярош — да без проблем. Кто угодно. Работали они со всеми и умели разделять и властвовать.

Для американцев было сложно работать в Центральной Азии и на Кавказе, потому что они в специфике этих регионов плохо разбираются. В этой связи они во много ориентировались на Турцию, исходя из того, что Турция будет там проводником американской политики.

Турция сказала: не беспокойтесь, мы разберемся. Но на сегодняшний день Турция становится более самостоятельной, она проводит не американскую линию, а свою собственную.

Российское руководство исходит из лидеро-центризма, то есть работает с лидерами. Это отличает их от советского подхода, когда работали с народом.

— Получается, нам надо отказаться от всех наших подходов и работать, как все?

— Надо как-то совмещать эти подходы. Есть народы, есть лидеры, есть социально-классовые структуры и так далее. Все это всегда было и будет, их никто не отменял и никогда не сможет.

Слава Богу, у нас начала налаживаться какая-то партийная дипломатия. Возникли парламентские ассамблеи, межпарламентские консультации. Это — хорошо. Конечно, пандемия COVID все прямые контакты ограничила, но продолжать это все равно надо даже сейчас. Ведь все это можно делать и удаленно.

Продвигать своё, а не поддерживать другое

И надо идти дальше. Может быть, сформируем свой некоммерческий сектор? Почему бы нет?! — Ведь силы, средства на это все равно тратятся. Зато тогда не надо будет думать, поддерживать нам ту или иную некоммерческую организацию, а свои будем продвигать.

У американцев есть свои фонды, действующие на территории России и по всему миру. У Турции есть свои фонды, действующие здесь. У многих есть.

А мы можем сказать? Функционирует фонд Горчакова, который реализует какие-то проекты. В Россотрудничестве начались реформы. Но этого мало.

На тысячу американских НКО в Армении приходит одна российская. О чем мы будем говорить через какое-то время? Время — самый ценный ресурс. Оно уходит.

Должна быть соответствующая деятельность с различными социально-классовыми субъектами. Она должна быть очень четко стратегически выверена в целом, по каждой стране и по каждому субъекту.

И это должно меняться. Это не может быть статично. Это — априори очень динамичная структура, которая требует вовлечения соответствующих специалистов.

Что это значит? — Вы сформировали некую стратегию по стране и ее придерживайтесь. Но вы понимаете, что сценарии могут меняться, и должны быть готовы к любому результату.

Американская корпорация RAND просчитывает каждый сценарий. Кирпич на голову упал какому-то человеку, а она уже знает, что надо делать в этот момент.

Тут же готова бумага, которая говорит: надо делать вот это. В ту же секунду делается вот это. И нет неожиданностей, таким образом. А для нас неожиданности, к сожалению, возникают постоянно.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен