Статус Карабаха подвис и разбит на части

Военный конфликт в Нагорном Карабахе прекратился. Но остаются вопросы урегулирования, миротворческой миссии и определения статуса территорий. Ввод российских миротворцев в Нагорный Карабах создал новую реальность. Получается, что теперь есть разные территории. Их статус не определён, но по факту он — разный. Какой?

Миротворческая миссия определена в пять лет. Что потом? Обо всем этом и многом другом рассказал ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО, известный кавказовед Сергей Маркедонов.

Читайте начало интервью: Сергей Маркедонов: Любой конфликт всегда решается в диалектике между силой и дипломатией

— Сергей, неопределенность статуса Карабаха остается серьезной проблемой и в дальнейшем снова может вызвать обострение. Путин сказал, что его статус не определен, по мнению Пашиняна, Карабах — армянский, а Алиев считает, что азербайджанский. Стороны не обсуждали этот вопрос, не договорились или поняли друг друга?

— Здесь есть широкий спектр проблем, начиная от самого соглашения. Ведь соглашение на русском языке — это только часть проблемы, оно переводится на другие языки. При переводе неизбежно возникают определенные разночтения.

Опять соглашение 10 ноября — не ноу-хау. Был план Медведева-Саркози. Когда-то я на лекциях со студентами шутил, что есть "Русская правда" — краткая и пространная, а есть разные варианты Медведева-Саркози.

Шутки шутками, но ведь разная трактовка статуса Абхазии и Южной Осетии привела к вполне определенным изменениям.

Статусный вопрос

Мы слышали в интервью Путина, что окончательно статус не определен и вопрос будет решен в результате улучшения отношений между Арменией и Азербайджаном, когда военная повестка уйдет.

Похожее сказал Лавров, что статус должен решаться с учетом продвижения вопросов этнической композиции — будут возвращаться беженцы, будет умиротворение, не надо это дело подталкивать, ставить телегу впереди лошади.

Ильхам Алиев говорит, что проблема статуса не актуальна. Но какие проблемы закрылись для начала, а какие еще сохраняются? С моей точки зрения, мы можем говорить о двух корзинах карабахского урегулирования.

Сам карабахский вопрос начался всё-таки со статусных проблем. Эти проблемы были основными в последние годы распада СССР.

История конфликта

Когда союзные республики стали заявлять о своем праве на выход, автономии вслед им стали говорить: А мы-то как? Почему мы хуже? Если у нас равенство людей и народов, значит, и мы имеем право.

Союзное законодательство давало развилки цивилизованного выхода, хотя бы теоретически, но это не было реализовано. Каждой пошёл, как ему казалось нужным, куда захотел и так далее.

Но дальше этот конфликт стал стремительно меняться, и к, собственно, идее самоопределения карабахских армян, которая ставилась в последние годы Советского Союза, прибавился вопрос оккупации.

Если бы в таком виде осталась бывшая Нагорно-Карабахская автономная область, то был бы один набор проблем. Но когда они прихватили ещё значительный кусок территории, даже больше, чем само НКО, появились дополнительные вопросы.

Вопрос той самой оккупации заслонил требования карабахских армян — это раз, особенно в международной повестке. И более того — он их собственное самоопределение отодвинул на второй план, по сравнению с действиями и планами Армении.

Конфликт, который начинался в формате союзная республика против автономии, быстро стал межгосударственным, да ещё с оккупационной, так сказать, корзиной. Сейчас эта оккупационная корзина в значительной степени закрыта. Более того, Азербайджан получил даже те территории, которые входили раньше в состав НКО.

Особые территории

Ведь теперь часть территории выделили в некую особую категорию. Пока мы не называем это статусом, потому что слово "статус" могло привести к тому, что соглашение бы не подписали, оно было бы отложено.

Решили лукавых формулировок, таких двойственных, избежать, сделать хоть какой-то документ, который насилие остановит, чтобы не дать этой конфронтации дальше продолжаться.

А какие-то вопросы, конечно, остались. Но по факту у этих земель сейчас — уже другой статус, хотя не совсем понятно, какой. Этот кусок территории контролируется миротворцами. Значит, не вся юрисдикция Азербайджана там.

Там есть иностранные солдаты. Прописано их присутствие на пять лет. Но ведь автоматом не говорится о том, что они там останутся, если вдруг за 5 лет чудесным образом статус будет не решен.

Но если он не решался 26 лет, почему считают, что за пять решат?… внимание.

Интерпретация миротворческой операции

Следующий вопрос — еще более сложный. Путин, и Лавров говорят, что операция в Карабахе будет являться российской. Алиев, а затем Эрдоган стали говорить о том, что будет совместная операция. Этот термин звучит.

Речь идет о том, что будет центр по мониторингу, где будут присутствовать турецкие войска. Турецкий парламент принимает решение об отправке турецких войск в Азербайджан, оно носит довольно рамочный характер. Как всё это будет сочетаться, пока не очень понятно.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен