Карабах: угроза остается

Имело ли смысл Азербайджану сближаться с турецкой армией в ходе карабахского конфликта? Кто реально мог сбить российский вертолет? Будет ли вообще когда-нибудь спокойствие в отношениях Армении и Азербайджана? Свое мнение высказал "Правде.Ру" востоковед-тюрколог, историк Станислав Тарасов.

Читайте начало интервью: Переиграл ли Алиев Эрдогана?

— Канадский публицист Майкл Михайлович сообщил недавно в своём Twitter имена высокопоставленных турецких военных, которые принимали участие в боевых операциях в Нагорном Карабахе на стороне Азербайджана. При этом он указывал, что Анкара откровенно не симпатизировала азербайджанскому генералитету, подозревая его в сотрудничестве с Москвой. Это действительно имело место быть?

Воевать надо учиться у умеющих побеждать

— Есть документы, которые преданы гласности. Азербайджанский офицерский корпус проходил обучение в Турции. Появление турецких военачальников в качестве консультантов, а потом на руководящих должностях — это нормальный естественный вопрос. Своим азербайджанским коллегам я всегда говорил, что воевать надо учиться у умеющих побеждать.

А назовите мне хотя бы одно сражение, которое бы выиграла турецкая армия, самая большая в НАТО. В Сирии не выиграла, в Ираке, в Ливии. Сведущие специалисты в Сирии наблюдают за ее действиями и отмечают, что не так она сильна. И за все десятилетия карабахская операция — это единственная успешная война, совместно проведенная с Азербайджаном, который здесь явно имеет большее значение.

При этом очень много таинственных моментов в поведении армянского генералитета, выпускавшегося из наших хороших учебных учреждений. Я не хочу голословно повторять обвинения…

— Пашинян сказал, что они приезжали, а потом оттуда уезжали.

— Возможно, мы когда-нибудь получим ответы. Война проиграна, и факты таковы: карабахский анклав остается, появляются российские миротворцы, резко меняется геополитическая ситуация. Мне все время казалось, что мы проигрываем в Закавказье, что у нас нет кавказской политики, и рано или поздно продвижение Турции в Закавказье приведет к тому, что у нас границы будут проходить на Северном Кавказе с Турцией, а это может столкнуть весь Северный Кавказ.

Но в ближнем бою мы показали высший пилотаж и выиграли. Обозначив тем самым: мы побеждаем на постсоветском пространстве, когда приходим как освободители. Если только обозначать военное присутствие, будем получать обвинения в агрессии, восстановлении русского империализма.

А сейчас мы выиграли, потому что спасли армян Карабаха, но и спасли Карабах. А он, а не Ереван, является родиной армянской государственности. А если удастся удержать Карабах под контролем, я советую армянским политикам перенести столицу в Степанакерт.

— Вы говорите, что Россия разыграла партию грамотно. А вертолет, сбитый в небе над Арменией — какую роль он здесь сыграл?

— Это трагический геополитический ремейк. Вы помните, как сбили наш истребитель турки. Выяснилось, что это были те силы, которые хотели развалить российско-турецкий альянс. На Западе высказывалась настороженность по поводу интенсивного сближения с турками. Те, кто пошел на эту акцию, были информированы о подготовке соглашения, идущего закрыто. Сейчас вот Пашинян обещает что-то рассказать.

Здесь много вопросов. Не случайно американцы требуют детализацию, подозревая секретные соглашения. Сам публичный документ из девяти пунктов предполагает серьезную дипломатическую работу. Те, кто принял решение ударить по вертолету, скорее всего, были информированы. И, видимо, это были спецслужбы.

Не все в Азербайджане довольны соглашением. Там чувствуют, что границы, которые могут появиться или обозначены в новом варианте, не могут быть постоянными. Важно и то, что оставленные христианские монастыри на тех территориях Азербайджан объявил албанскими, но армяне и грузины считают их христианскими.

Этот ментальный реванш сохранится в армянском обществе. Спокойной жизни не будет, пока не изменится конфигурация, когда Армения и Азербайджан не окажутся в каком-то едином сообществе, может быть, в евразийском.

Недовоевали

— Лично у меня ощущение, что до конца недовоевали.

— Это у всех есть. После того, как была сдана Шуша, стало ясно, что Степанакерт обречен. И всем обещаниям о дружной жизни и автономии армяне не верят, потому что за плечами совершенно кровавая история.

Армяне потеряли цвет своей нации, и в основном это были карабахцы. Это останется в памяти, войдет в политическую ментальность отношений народов, и помириться за два-три года не удастся. Это накладывается и на сохранившийся в памяти геноцид.

Мы помним, как после Первой мировой войны действовали армяне по отношению к политикам Турции и того же Азербайджана — они уничтожали просто лидеров. Была угроза перевести все это в фазу террористической борьбы.

— Угроза осталась?

— Да. Сейчас она минимизирована, каждому свое. Конечно, Армения обезлюдела. Самые лучшие, с интеллектом, грамотные живут в Москве или где-то на Западе. Есть много грамотных, выдающихся армян, имеющих российское гражданство, которые могли бы достойно руководить страной, представлять ее на международной арене.

— Пашинян — он же соровский такой товарищ…

— Во-первых, он журналист. Мы с вами как журналисты обладаем определенной сферой компетентности. Но одно дело статьи писать, заниматься информационной работой, а другое — руководить государством. Политический лидер из журналиста может состояться, если он умеет собирать команду профессионалов. Ему это не удалось.

Второй момент — в нем просматриваются бешеные комплексы, политические и личные. Это мальчик, которого все время били. И вместо того, чтобы вступить на путь государственного строительства, он стал сводить счеты с потенциальными оппонентами. И для обороны ничего не было сделано. Перевооружение азербайджанской армии — это же было все известно. Армяне военные из Москвы приезжали конкретно на беседу и говорили: "Укрепляйте южный фронт!"

— А почему этого не было сделано?

— Это вот загадка. Может, думали, что русские всегда придут и будут спасать эту территорию. А у нас своя игра, мы не можем быть заложниками армянской или азербайджанской позиции, выстраивая отношения с серьезным государством — Турцией. Именно за Турцией, Россией и Ираном великое имперское прошлое.

А эти народы, которые между собой схлестнулись, они свою былую историю утеряли, как выясняется, приобретать навыки государственного строительства - это не одно и то же, надо уметь это сделать. Вот Алиеву позволил его кругозор разыграть очень грамотно геополитическую карту.

— А не мог он и Путина обыграть?

— Нет, Путина обыграть никому не удалось.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен