Переиграл ли Алиев Эрдогана?

С кем будет "дружить против Армении" президент Азербайджана Ильхам Алиев? Насколько надежно участие Турции? Почему вдруг так легко Алиев пускает на свою территорию российских миротворцев? Свою точку зрения "Правде.Ру" излагает востоковед, тюрколог, историк Станислав Тарасов.

Любовь Степушова: Хотелось бы услышать ваше мнение о таких событиях, как подписание соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе, а также о выдвижении туда российских миротворцев.

— Событие во многом неожиданное, хотя значение колоссальное. Впервые после развала СССР стала складываться уникальная геополитическая комбинация, соответствующая реалиям. Были активно задействованы все игроки, способные принимать решения — Москва, Баку, Ереван, Анкара. И как-то надстроечно выступали прочие страны, сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

В итоге Франция и США оказались в аутсайде. Пусть были декларации в поддержку Армении, но ими воевать не приходится. Россия предприняла максимум усилий, чтобы спасти армян и геополитическое положение.

Все понимали, что районы придется возвращать, и вопрос — в каком количестве. У армян просто нет ресурсов. Я бывал в районах, где идет конфликт — это пустые зоны. Их надо было возвращать, у армян не хватало ресурсов для их освоения.

Допашинянское руководство удерживало статус-кво, но на долю Пашиняна выпала миссия — сдать районы, сохранив какую-то часть Карабаха, где появились русские миротворцы. Нужно искать новые решения, так как прежние договоренности провалились.

Мне кажется, Алиев отказался создавать образ Талаата-паши, гонителя армян после геноцида. Он все же примирился, что армянам нужно отдать часть Карабаха. Даже уверен в том, что так и будет, но через какое-то время. На 5 лет с продлением туда вошли российские миротворцы. Это не те, что стояли в Грузии, которых расстреляли в августе 2008 года, это серьезное войсковое соединение, способное проводить масштабные операции. Мы надолго там, может быть, навсегда.

Второе — мы все же становимся реалистами. Азербайджан искал нового партнера и нашел Турцию. Я считаю, что это очень неудачный партнер.

— Неудачный?

— Да. В свое время идеолог партии "Дашнакцутюн", профессор Адонц писал, что "для кавказских тюрок (так называли азербайджанцев тогда) запах ангорских коз (а вы знаете такое, да) будет предпочтителен вкусу бакинской нефти". Показывая, что вот эта разменная игра Турции с кавказской нефтью может сыграть очень непростую роль для Азербайджана, да и для Турции.

— Я не соглашусь, что Алиев вот так готов отдать часть Карабаха. Какое-то время назад он говорил: "Как я и обещал, мы будем гнать армянских собак".

— Алиев блестяще использовал ресурс двух государств — Турции и России. Турции, потому что в иных форматах он бы не решился начать войну. А так Турция оказала и военное содействие — но не столь явное, скорее всего, это были более консультативные решения. Азербайджан готовился, он за десятилетие экономически вырос. Была благоприятная ситуация, когда в США шли выборы, американцам было не до Карабаха, они не могли оказать воздействие под влиянием армянского лобби, в том числе на Турцию.

Оставался единственный игрок, не стесненный соглашениями.

Мы не могли напрямую вмешаться в ход войны, потому что по ОДКБ несем ответственность за Армению в случае агрессии против нее. Сейчас речь шла об отчуждении территории юридически Азербайджана. И войну вели силы Нагорного Карабаха.

— Армения даже войска свои, по-моему, не ввела, насколько сейчас становится ясным, воевало только ополчение.

— Судя по всему, так оно и есть, много такой отрывочной информации. Но по оценке экспертов там есть интрига, мы не знаем всех деталей соглашения, о котором можем в будущем узнать. Картина драматическая, потому что начался исход армянского населения из районов, подконтрольных теперь Азербайджану. Вы знаете, тот исход, который был в 13-15 году во время Первой мировой войны, армян из турецкой Армении, это вызывает массу ассоциаций. Хотя, как я говорил, Алиев отказался от образа Талаата-паши.

Алиев больше не боится Москву?

— Статус все-таки еще будет обсуждаться. Будет ли администрация в Степанакерте сидеть, настаивать на этом?

— Здесь важны нюансы. Эти территории, где была война в Карабахе, юридически принадлежат Азербайджану.

— Международное сообщество признает.

— То есть наши миротворцы в Азербайджане. Алиев всегда был против, он очень боялся русских. Иран тоже — и вдруг и Иран, и Зурабишвили поддержали соглашение.

— Почему вдруг такой поворот на 180 градусов?

— Это первый очень принципиальный момент. Единственное государство из этого исторического треугольника — Россия, Турция, Иран — выразило обеспокоенность в связи с возможным изменением границ. Агдам перешел, Физули — это не изменение границ. Турки хотели два момента: подписать кавказский пакт с Москвой, по сути, о разграничении сфер влияния. Это выродилось в трехстороннее карабахское соглашение, турок туда не пустили. Они могут на двусторонней основе, и никто не сможет выступить против, ввести любые военные подразделения на территорию Азербайджана.

Но чем это будет мотивировано? Алиев отлично понимает, что Россия не будет на него нападать. Фактор угрозы снят. Против кого они собираются защитить Азербайджан? Сейчас наши эксперты стали пугать, что на нас турки пойдут — в Поволжье, в Башкирию, чуть ли не до Антарктики. А дергается Иран, потому что там живет 18-20 млн азербайджанцев. А Иран — очень богатая многоэтническая сторона, персов 50% всего, и при этом в кольце фронтов: Афганистан, Персидский залив, сирийский конфликт. С этой войной начались патриотические движения в иранском Азербайджане. Эрдоган, в общем-то, взяв на вооружение принцип пантюркизма, конечно, в первую очередь, может оказывать влияние на развитие событий в самом Иране.

— То есть Алиев играет и на иранском фронте тоже.

— Да, он вступил. Для него военная опасность была в том, что он вступил в эту игру, и в ней ему нужны русские. Национальный интерес — вернуть русских в Азербайджан, даже символическое военное присутствие. Раньше нас выгоняли из Габалы, а сейчас вот так, Алиев один из тех политиков, который понимает мотивацию наших действий в этом регионе, да и не только в этом регионе.

— Не пустить Иран и не пустить в Турцию?

— Именно. Сейчас, по моим прогнозам, Алиев будет выстраивать дистанционные отношения с Анкарой, пойдет на ползущие сближения с Москвой. Уникальность в том, что Армения, наш стратегический партер, оказалась в ситуации модели Ататюрка. В двадцатые годы именно кемалисты без единого выстрела сдали Баку большевикам, а потом мы взяли на себя обязательства помочь Ататюрку в его борьбе против англичан и греков.

Баку был нашим идейным единомышленником, а армяне выступали противниками. Почему-то Армения, член ОДКБ, член Евразийского союза, приобрела образ западно-ориентированной страны, в то время как Азербайджан, который не является членом ОДКБ, не является членом Евразийского союза, стал проявлять характеристики, возможно, пиарные, нашего партнера, с которым можно договариваться. А тут поражение было неминуемо.

Беседовала Любовь Степушова

Материал подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен