Пятый Пленум ЦК КПК — разговор о прошлом или о будущем?

Си Цзиньпин во время заседаний пятого Пленума ЦК КПК демонстрировал, что он победитель и что берет ответственность за все происходящее в его стране. Что было его основной целью — показать, что он-победитель в этом, мягко говоря, непростом году или всё же наметить план дальнейшего развития Китая, с учётом полученного в период пандемии и после неё опыта?

Об этом в интервью обозревателю "Правды.Ру" Саиду Гафурову рассказал китаист, исполняющий обязанности директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов.

Читайте начало интервью:

Пятый Пленум ЦК Китая: чем он отличился

Почему быть учёным в Китае — выгодно

Почему на Пленуме ЦК КПК Си Цзиньпин был в роли абсолютного победителя

Пятый Пленум ЦК КПК — это разговор, очевидно, о будущем. Важно было показать, что партия смотрит в будущее, что у Китая есть будущее. Мы должны понимать, что, вообще, произошло с Китаем именно в этом году. Коронавирус — это часть проблемы, но она поразила всех.

Проблемы у Китая начались до пандемии

Что произошло с Китаем в январе, еще до начала всей этой вспышки пандемии? Китай заключает довольно болезненное для себя торговое соглашение с США, на основе которого он должен закупать у США почти на $200 млрд продукции в течение двух лет.

И многие тогда воспринимали это как политический проигрыш Китая. Китай заставили закупать продукцию. Я смотрел, как многие тайваньские и гонконгские журналы начали публиковать статьи, вспоминая опиумную войну середины XIX века, когда Китай также был вынужден подчиняться чужим экономическим законам, вплоть до того, что потерял контроль над своей таможней и экономикой.

Более того, в самом Китае пошли, если не панические, то очень неприятные настроения, когда многие ученые, аналитики публиковали статьи, в которых говорилось: а может быть, мы рано стали соревноваться с США?; в конце концов, это они изобрели интернет, а не мы, и мы должны подчиняться их законам; это они сделали самую устойчивую, пускай неприятную для нас, систему долларового обращения. Давайте с ней (системой этой) как-то будем общаться.

Вот какие были настроения. Да ещё и некоторые экономисты в Китае заговорили: может быть, пик китайского развития прошел, нам надо переходить вообще на новую нормальность.

И вот на этом фоне проходит пленум, который говорит:

"Нет, ребят, мы смотрим в будущее. Мы ничего не проиграли. Да, есть какие-то сбои и в экономике, и даже в международных делах, но мы-то смотрим в будущее".

Для Си Цзиньпина, вообще, для всей этой верхушки сицзиньпиновской, было очень важно показать партии, что у них есть видение будущего.

Это происходит на фоне того, что США никакого видения будущего не провозглашало.

Немаловажно и то, что пленум проходит в тот момент, когда в США не просто продолжается пандемия, она усиливается, и количество жертв, к сожалению, увеличивается; когда весь мир находится в экономической стагнации, Китай — единственная страна из всех, которые мы знаем, предлагает видение развития до 2035 года.

Причём, не только китайское видение, кстати говоря.

Си Цзиньпин начинает выдвигать идею о едином — он хорошо сказал, — здоровье человечества, то есть совместные исследования в области медицины и так далее. Это единственная страна, которая говорит о будущем человечества. Поэтому сразу, как минимум, внутренней публикой Китая его правительство воспринимается как лидер всего человечества.

Является он таким или нет — это вопрос, скорее, вкусовщины, а даже не экономических цифр.

На мой взгляд, Си Цзиньпин отлично отработал эту схему возвращения лидерства Китаю. И он ушел от экономических цифр, потому что, конечно, скорее всего, экономика США будет продолжать оставаться экономикой номер один. Но зато с точки зрения продуцирования идей, возможно, даже имплементации, применения этих идей, Китай становится безусловным лидером.

— Будущее человечества — это прекрасно. Но как быть с неоднородностью самого Китая? Там запад — вообще горы и пустыни. Там людей нет. Есть, конечно, прекрасные, достойные люди, но, в общем, их немножко… И живут они — не в пример другим…

— Да, в Китае до сих пор разрывы в экономическом развитии между регионами остаются гигантскими. Среднестатистическая цифра роста ВВП Китая, я напомню, по 2019 году была 6,1% — вот эта цифра вообще не показывает, в чем трагедия многих регионов.

Например, мы смотрим на Тибет, на Тибетский автономный район Китай (ТАР), и видим, что там рост ВВП был почти 10%. Но мы же знаем, что там нет промышленности, там ей неоткуда взяться. Там ее можно построить, но вывозить оттуда продукцию — это себе дороже. Там нет дорог. Прежде, чем что-то оттуда получить надо основательно вложиться, причем не одно десятилетие.

Но откуда-то же берется рост ВВП? Он берется за счет целевых инвестиций из, как бы мы сказали, федерального центра, то есть из госбюджета. Конечно, деньги поступают. И увеличивается количество рабочих мест. И увеличивается рост производства. Но при этом оно невыгодное абсолютно.

При этом, например, есть и другой район — юг Китая. Это провинция Гуандун, провинция Фуцзянь — такие технологические центры Китая, где делается вся электроника, где никакой поддержки со стороны государства не надо. Там инвесторы сами приходят, и все инвестируют.

И мы видим, что по цифрам где-то что-то больше растет, где-то меньше… Кстати говоря, наши соседи, провинция Хэйлунцзян с центром в городе Харбин растет очень медленно. И наш партнер — северо-восток Китая — это один из самых стагнирующих регионов Китая.

— Военные технологии не позволяют им… Помню, там делали какие-то подводные лодки, сложные энергетические блоки. То есть это старая китайская программа "Старые промышленные районы развития" не сработала, не выстрелила?

— Она не выстрелила совсем, потому что, оказывается, новые промышленные районы развивать выгоднее, потому что схема по-другому построена.

Они строят города, а туда никто не заселяется. Пока…

Напомню довольно известную историю, о которой много писали — это города-призраки в Китае, когда создается в чистом поле город, и стоят дома, улицы, магазины, все построено. Вот вся инфраструктура есть, а людей там нет. Об этом очень много писали еще в 2017–2018 годах, приезжали западные корреспонденты, фотографировали, говорили, что за безумие, что за бред.

Китайцы вообще не понимают, как строится экономика во всём мире. У них свой собственный подход. Они строят города на пустом месте. Под ключ.

А сейчас мы видим, что эти города оживают, потому что у коммунистов все по плану.

В Китае другая логика развития:

  • Сначала строится город под ключ. В него можно въезжать.
  • Потом рядом или прямо в нем создается производство.
  • И потом к этому производству приезжают люди, потому что чтобы вывести производство из крупных городов, его надо сначала создать в других местах.

То есть, если сначала построить город, абсолютно современный, со своими детскими садами, даже со своим университетом, например, филиалом крупного университета, туда, конечно, приезжают люди. Там дешевые квартиры, повышенная зарплата. Почему бы туда не приехать?

И вот эти города-призраки, построенные во Внутренней Монголии, иногда в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, вдруг начали наполняться. Простая история.

Под городом Чжэнчжоу, это один из центральных городов Китая, столица провинции Хэнань, был построен такой район Чань Чжоу. Буквально в чистом поле. Этот район я видел. Он строился при мне в 2000-х годах. И даже китайцы говорили:

"Кто там будет жить, когда рядом гигантская столица провинции со всеми музеями, развлечениями?"

И вдруг, внезапно за счет того, что там резко обнуляется налогообложение, туда приходит известная тайваньская компания Foxconn, именно та, которая делает в том числе и iPhone. И тут же к этому заводу приезжают люди — город заселяется. И сегодня вы там просто так квартиру не купите. Это все произошло за какие-то 7-8 лет.

Я рассказываю всякие истории к тому, что Китай всегда мыслит долгими горизонтами экономического развития.

Мы считаем, что дом построили — надо его сразу же продать, иначе он не окупится. У нас если инвестор не продал квартиры на этапе строительства, то это вообще какой-то крах. Это крах экономический. Все говорят, что он обанкротился.

В Китае так не делается. В Китае берутся долгие кредиты в банках. Местное правительство их поддерживает. Потом это вкладывается в строительство домов, офисных помещений, чего угодно. А вот когда всё, абсолютно всё для жизни и работы готово — туда подтягиваются люди.

Так все в принципе и устроено в Китае. И У Китая очень много закладок на будущее.

Беседовал Саид Гафуров

Материал подготовила Ольга Лебедева

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.