Белорусской власти надо работать над ошибками

Масштабные белорусские протесты уже практически закончились, продолжается белый шум, но не более того. Почему белорусскую оппозицию оказалось так легко расколоть? Почему судьба Гуайдо могла оказаться поучительной для других авантюристов-предателей? Как Запад относится к ним на самом деле?

Какие политические изменения ожидают Белоруссию? Конечно, властям надо проделать серьёзную работу над ошибками. Надо ли менять Конституцию? Или гораздо важней реальная работа с гражданским обществом?

Читайте начало:

Белорусские протесты кончились пшиком

Импортные планы белорусской оппозиции

Мы достоверно не знаем, о чем президент Лукашенко разговаривал с президентом Путиным, министром МИД Лавровым, и директором СВР Нарышкиным. Но видимо, речь шла, в том числе о том, как будет развиваться политическая система в Белоруссии.

Правда, непонятно, как такую реформу проводить. Ведь все белорусские оппозиционеры и так могут работать в политическом и правовом поле. Ни одна партия не запрещена.

Я так понимаю, что предлагается поменять положение де-факто. Но как это можно увязать с конституционным процессом, не очень понятно. Что предлагается поменять на бумаге? Не понимает этого, судя по всему, и Александр Лукашенко.

Нужно ли менять Конституцию Белоруссии?

Конституция Республики Белоруссия — совсем не плоха, это — вполне себе среднестатическая европейская Конституция, как и Конституция Российской Федерации.

Но в Белоруссии ситуация совершенно иная в политическом и социально-экономическом плане. Поэтому сопоставлять надо крайне осторожно и крайне аккуратно.

Конституция — это документ, который очерчивает политические контуры страны, контуры социально-экономического уклада, который в этой стране действует.

На Лукашенко давят. Его вынуждают изменить Конституцию в сторону буржуазного парламентаризма. На Западе считается, что Белоруссия — государство авторитарное, точно так же — и Россия.

В принципе действительно, что касается политического устройства наших двух обществ, то по законодательству различия между нами — минимальны.

Самое главное, предлагается децентрализовать власть Белоруссии для того, чтобы иметь возможность провести экономические реформы неолиберального характера. Это, кстати, вопрос тоже конституционного ведения. Я бы на месте белорусской власти очень осторожно к этой реформе отнеслась.

Интересанты ослабления Белоруссии

Понятно, что за этими внешне нейтральными формулировками скрывается стремление определенных кругов, бенефициаров этих самых беспорядков, конфликтов и заварушек.

Они уже сейчас снимают с этого политические сливки, а скрывается за всем этим их вполне конкретные финансовые интересы.

Несмотря на то, что они находятся за рубежом, а большинство белорусских оппозиционеров тоже покинули страну, в век цифровых технологий это не настолько важно, как раньше.

Хотя рулить протестами из-за границы гораздо сложнее, чем в очном формате, тем не менее можно. Это наглядно доказал и пример польского Telegram-канала NEXTA.

Работа над ошибками

Сейчас надо думать не о какой-то капитальной политической конституционной реформе, а как сказал хороший белорусский социолог марксистской ориентации Петр Петровский, о работе над ошибками.

Белорусская власть, безусловно, наделала очень много ошибок. Она вела себя во многом неправильно не только в течение последних предвыборных месяцев, но и в значительной степени все время своего существования.

Хотя многие проблемы с которыми столкнулась Белоруссия чисто рукотворные. Работу над ошибками провести действительно важно. Но я совершенно не убеждена, что эта работа лежит в плоскости правки законодательства.

Мне кажется, что нужно работать именно с людьми — глаза в глаза. Нужно белорусским властям работать с политическими и общественными организациями, с гражданским обществом.

Понятно, что эта реальная работа гораздо сложнее и гораздо труднее, чем крапать какие-то поправки на бумаге, но она и намного эффективнее.

Тихий омут

На самом деле время протестов расставило по местам все, что касалось отношения к оппозиции со стороны Запада. Да, с одной стороны были проведены некие протокольные встречи той же самой Тихановской с лидерами, допустим, Франции и Германии.

С другой стороны, статус Тихановской был обозначен как "активист белорусской оппозиции" или в некоторых СМИ "лидер белорусской оппозиции". Это — максимум в чем Запад готов не отказать этой самой мадам.

Потому что ситуация там даже не похожа на венесуэльскую. Американцы сгоряча, не сумев переломить в свою пользу ситуацию военным путем решили окружить Венесуэлу дипломатической и пропагандисткой блокадой, провозгласили президентом Хуана Гуайдо.

Планировалось даже передать ему средства этой страны, которые находятся в западных банках. Но всего через несколько месяцев про него уже все забыли. А недавно британский суд дезавуировал свое предыдущее решение, согласно которому финансовые активы венесуэльского правительства и законного президента Николаса Мадуро были арестованы.

Новые послы западных стран по-прежнему вручают верительные грамоты законному президенту Николасу Мадуро. Недавно этому усатому диктатору ее вручил посол Швейцарии, которая ранее одной из первых признала президентом Венесуэлы Хуана Гуайдо.

Много ли значит общая любезность Запада к Светлане Тихановской? Ничего кроме литовской липовой президентской ксивы она не получила. Вся эта шумиха — белый шум.

Лидеры западных стран уже сообщили, что хотя не признают Лукашенко легитимным президентом, будут все межгосударственные дела вести именно с ним.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...