Надо думать не о выборах в США, а развивать Россию

Надо заниматься собой, тогда и другие будут к тебе относиться соответственно. Как наднациональные элиты мешают развиваться нашей стране в тылу и развивать внешние отношения? Снова встаёт извечный вопрос: Что делать? На эти и другие вопросы Игоря Шатрова ответил проживающий в США русский писатель и историк литературы Юрий Милославский.

Читайте начало интервью:

США — государство ограниченного суверенитета

Глубинное государство США ещё не знает, кого выбрать

Караул США устал от мировой гегемонии

США относятся к России стабильно враждебно

Россия — не Европа, а великая цивилизация

— Юрий Георгиевич, объясните, пожалуйста, почему сейчас мы говорим "Евразия", даже "Византия", "наследники Византии", а в уме имеем "Европу". Первая — Европа. Но те, кто говорят нам с экранов телевизоров про Евразию, потом уже за чашкой чая говорят, что все равно мы европейцы, мы же континентально тут находимся. От чего это исходит и почему это опасно?

— Это опасно, потому что ослабляет и так неокончательно сильные позиции России, мешает в переговорах, в том числе с Соединенными Штатами, порождает какие-то абсолютно немыслимые комические надежды на "гастингскую княжну", которую рано или поздно нам дадут в жены. Никто нам не даст ее в жены. Забудьте об этом. Никогда этого не случится.

Разве что войдем, как в Париж входили в 1812–1813 годах, тогда кто-нибудь и даст что-нибудь, да и то временно, потом отнимут. Это все — не шутки. К этому надо относиться абсолютно серьезно.

Что касается поведения тех или иных лиц, надо разбираться: кто платит им жалования, на что они рассчитывают, каковы их истинные умонастроения, чем они вызваны. Поэтому у нас есть огромная куча дел.

В тылу надо работать, а не смотреть, что по этому поводу скажет, например, глубокоуважаемый мною президент Трамп. Он говорит, что ему положено говорить. А у России должны быть свои интересы и свои дела. Это все прекрасно понимают. Я не знаю ни одного, кто бы этого не понял.

— Какова главная причина того, что мы ходим по кругу?

— Это — историческая инерция, ее преодолеть очень трудно, особенно если в качестве преграды стоят еще хорошо оплачиваемые высокопоставленные люди. Разве это непонятно?

— Вы считаете, что в России, как и в США, есть представители тех же наднациональных элит, которые работают не в интересах страны, в которой они находятся?…

— Вне всякого сомнения. Это — очевидно. Как-то же совершились события 1991 года. Зачем далеко ходить-то?… Это — совершенно очевидные вещи. А те, кто этого не видит или не знает, или не понимает, сами вызывают большое подозрение касательно их искренности в этом вопросе.

— Неужели мы еще не выскочили из этих 90-х?

— Нет, еще не выскочили. Речь идет не о количестве боеголовок и гиперзвуковых ракет. Это — совершенно десятое дело. Ракеты были и тогда. Только некому было из них стрелять.

России нужна серьезная работа в тылу. Надо брать ситуацию так, как она есть. Ни в коем случае нельзя делать вид, что ничего не происходит. Надо развиваться и укрепляться. И это, кстати, наилучший способ установления самых лучших дружественных отношений с Соединенными Штатами Америки.

Я — сторонник старой Америки. Я бы хотел видеть Америку, где в газетах печатались стихи, восхваляющие императоров Александра II и Александра III, эпоху нашего союзничества и дружбы. Мне нужны такая Америка и такая Россия, у которых — хорошие отношения. Для этого нужно много чего сделать.

Хотя в любом случае в ближайшие четыре года нам это не светит точно уже. Ведь кандидаты в президенты США — не такого полеты птицы, которые способны повернуть корабль в нашу сторону, и вообще не они должны его поворачивать. Не их это дело. Те, кто там сейчас правит, в этом не заинтересованы.

Надо помочь Соединенным Штатам наладить отношения с Россией. Почему бы и нет. Это будет хорошая замечательная деятельность, новый камень в некий давний фундамент американо-российской дружбы. Давайте поможем.

— У нас должны появиться общие интересы и цели.

— Должна возникнуть ситуации, при которой эти общие интересы являются неизбежными. Но это — совсем другая история.

— Почему за последние пару десятилетий не нашлось вопросов, где наши интересы с США могли бы сойтись? Почему мы не пошли навстречу друг другу? Понятно, что мешали наднациональные элиты. Это один вопрос. Но мы могли бы включиться в этот процесс управления миром.

— В том состоянии, в котором Россия оказалась после 1991 года, мы не могли включиться в процесс управления миром. Россия оказалась в положении, при котором она не могла претендовать ни на что. Только теперь в последние несколько лет ее претензии получили некую обоснованность.

Попали в западню и проиграли

Чтобы иметь возможность воздействовать и влиять, необходимо иметь на это силы. Опять же — нужна работа в тылу. Россию сейчас обвиняют, что вы ничего не сделали, что ничего не изменилось в Киеве или где-то еще в подобных местах.

А что могла несчастная Россия сделать после 1991 года?… Это было совершенно невозможно. Но теперь надо это понимать и начинать этим заниматься. Речь идет не о реванше, а об укреплении внутреннего положения дел.

Нельзя с таким количеством сторонников европейской интеграции в элитах рассчитывать на хорошее отношение с кем бы то ни было — ни с Европой, ни с Америкой, да ни с кем. А зачем им с Россией поддерживать хорошие отношения? Что это им даст? Наоборот, лучше поддерживать плохие отношения — за это им заплатят.

Мы попали в западню, а проиграли войну. Опять-таки проиграть войну можно по-разному. В конце концов, самая пресловутая холодная война, психологическое давление противника — это обычная история.

Еще в древнейшие времена, когда сходились две орды и оттуда выходили какие-то бойкие ребята, умеющие хорошо болтать и оскорбительно ругали всяческими словами своего противника. Это оказало соответствующее давление.

И кто же будет поддерживать мирное сосуществование с лакомым куском, если ему нечем оборониться? Сильная Россия, несомненно, найдет общий язык с сильными Соединенными Штатами. Это — гарантия.

— Занимайтесь геополитическим спортом, накачиваете мускулы.

— Всё. И будут чудные отношения — взаимовыгодные и взаимоуважительные. Кстати, нет никакого социального строя. Есть порядок управления. Давайте тоже забудем эти слова. Порядок управления, который существует в сегодняшней России, нуждается в некоторой коррекции.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...