США — государство ограниченного суверенитета

3 ноября состоятся президентские выборы в США. Как они проходят на самом деле? Скажутся ли результаты американских президентских выборов на геополитическом климате? Изменятся ли роль и место США в международной политике и экономике в обозримой перспективе?

Или от этого мало что зависит? Кто на самом деле всем этим рулит? Эти и другие вопросы политолог Игорь Шатров в программе "Геополитическая кухня" обсудил с проживающим в США русским писателем и историком литературы Юрием Милославским.

— В условиях пандемии мы находим новые возможности и места для общения. О предвыборной ситуации и о перспективах кандидатов мы говорим с русским писателем, который проживает в Америке сейчас с нами на связи откуда-то с вашингтонщины. А я нахожусь дома и параллельно смотрю на телевизор, по которому Президент России Путин общается с членами Валдайского клуба, кстати, тоже в онлайн-режиме.

Владимир Владимирович говорит о глобальных серьезных проблемах, в частности — о суверенитете. В этой связи у меня возник вопрос. Юрий Георгиевич, а суверенны ли Соединенные Штаты?

— В классическом смысле Соединенные Штаты суверенны в той степени, в какой они подчиняются неким неписанным правилам, связанным с тем, что сегодня они называют deep state, то есть глубинное государство глубинного надгосударства. В этом плане они суверенны. Но не более того. Вообще все так суверенны, за редчайшим исключением.

— Путин как раз и говорил о том, что если руководители государств являются вассалами, то странно говорить о каких-то самостоятельных решениях. Получается, что президент Соединенных Штатов — тоже вассал.

— Президент Соединенных Штатов отнюдь не обладает той полнотой власти, которую иногда ему автоматически приписывают, во всяком случае со времен событий в Далласе в 1963 году и периода неустойчивой ситуации касательно этих прав. В связи с Уотергейтским делом этот пост утратил часть полномочий, хотя об этом не было объявлено публично.

— Что значит "утратил часть полномочий"? Какие? Мы видим, как президенты США отправляли авианосцы к Северной Корее, вводят и выводят войска, проводят налоговые и другие важнейшие реформы. Разве это не самостоятельные действия?

— Если бы глубинное государство, о котором только сейчас стали подробно и тщательно говорить в Соединенных Штатах, или надгосударство было бы против или, во всяком случае, не вполне согласно с направлениями авианосцев куда бы то ни было, теми или иными реформами, о которых вы упомянули, ничего бы не происходило.

Это — совершенно точно. Всякий здравомыслящий господин, живущий на территории Северной Америки, да и где угодно, с этим вполне должен был согласиться. Это — совершенно невозможная штука.

— Юрий Георгиевич, но как это соотносится с той ситуацией, которая четыре года назад сложилась на американских выборах. Если все предопределено и некие силы определяют, кому быть президентом США, почему эти силы допустили такой конфликт Клинтон и Трампа, такие скандалы и неопределенность на выборах? Почему они допускают подобное и сейчас? Это противоречит вашему предыдущему заявлению?

— Ни в коей мере не противоречит. Дело в том, что у нас сохранилось некое романтическое понимание идей глубинного надгосударства (оно же мировое правительство, как его иногда называют, или как я люблю говорить, наднациональный электорат) как о некоем абсолютном зле без страха и упрека.

Вершители судеб мира — такие же люди

Они для большинства — какие-то гениальные сатанинские мудрецы, решения которых являются абсолютно правильными при всех прочих равных условиях, но все это — чистой воды антинаучная фантастика.

Ничего этого нет. Это — те же самые люди с двумя ногами и двумя руками и с другими частями тела, которыми обладаем мы все грешные.

Только у них есть больше возможностей по обстоятельствам историко-геополитического свойства, то есть — больше денег и больше возможностей воздействовать силовыми и прочими действенными методами, чем у обычных смертных.

Обычные смертные — это те, у кого очень много денег, но у них нет необходимой власти.

— Эти люди способны ошибаться?

— Они способны ошибаться, и они очень часто ошибаются.

— И четыре года назад они ошиблись?

— Четыре года назад они не предполагали, что будет такой результат. Ситуация была совершенно иной. Произошла какая-то, мягко говоря, несогласованность. У оппонентки президента Трампа оказалось вдруг слишком много голосов. Она буквально победила.

А это совершенно противоречило хотя бы внешнему наблюдению за тем, кто и как голосовал в Соединенных Штатах. Поэтому пришлось это дело поворачивать как-то несколько иначе. Президент Трамп и его команда даже хотели судить за подлог команду госпожи Клинтон, но потом все обошлось, потому что есть такая категория как выборщики.

Эти выборщики проголосовали так, а не иначе, потому что вступать в конфликт с такого рода большинством проголосовавших за президента Трампа, который был даже чисто эмоционально симпатичен большинству обычной серединной Америки, было уже опасно. Этого не стали делать.

А это самое глубинное правительство, конечно, весьма могущественная институция. Тем не менее, она допускает ошибки, как и всякие другие системы, созданные человеком. Ведь человек — это одна ходячая ошибка, иногда лежащая, но так или иначе — ошибка.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...