Все время вызовы: Минск, Армения, Карабах, Киргизия

Война в Карабахе и Киргизия: как это влияет на Россию? Своей точкой зрения делится политолог, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью: Крутаков: "Масочный режим — машина для нагнетания психоза"

Нагорный Карабах — 30 лет все было тихо, а сейчас идет настоящая война. И такая позиция нашего президента: он сказал, что Азербайджан ведет войну на своей территории, так что Россия не будет помогать Армении в рамках ОДКБ. Многие эксперты говорили, что Пашинян ведет антироссийскую политику, и потому Россия не помогает Армении. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Россия не может напрямую вмешаться. По всем документам и по международному праву Карабах находится в Азербайджане. И Москва ни разу не заявляла, что Карабах — это Армения. Там не было никаких референдумов о присоединении к Армении, ничего. Так что, особенно после Крыма, мы сейчас не можем (по крайней мере, публично) заявлять, что мы сейчас за Карабах.

А то, что это связано с антироссийской позицией Пашиняна, очевидно тоже, если обратить внимание на все последние конфликты. Что послужило стартом событий в Белоруссии — очевидный отказ Лукашенко от сближения с Россией. Помните арестованных россиян — "приехали подлецы устраивать переворот"? Он еще и стал исторически заявлять, что Белоруссия всегда была заложницей России: "Даже во Второй мировой войне мы положили кучу народа ради интересов Москвы. Это не наша война была!"

А раз так — у противоположной стороны появляются аргументы и шансы быстро против Белоруссии сыграть. Потому что понятно, что гарантом политической субъектности Белоруссии всё это время была Россия. Так же, как и гарантом мира в Карабахе была Россия, с которой произошли договоренности. Я вот понял, что грядет Карабах, когда в три раза возросла численность американского посольства в Ереване.

— Три тысячи человек в посольстве.

— Есть же пошлая, но верная поговорка, что в Америке не будет переворотов, так как там нет американского посольства. И после цветной революции Путин просил за Кочаряна: "Не надо разборок, сделайте мирный переход". А Пашинян публично посадил Кочаряна, сказав России: "Нам плевать на ваши предыдущие отношения". Там же куча российского бизнеса. И завтра они, как на Украине, начнут пересматривать кредиты, приватизацию, собственность. Объявят, что всё это коррупционные связи московских олигархов с Кочаряном и его кликой. Это не народное.

Мы же видим решения судов по ЮКОСу. Для Запада уже нет в этом плане закона. Понятно было, что следующая будет Средняя Азия, будет удар по ШОСу и ЕврАзЭсу. В Киргизии то же самое было — Путин публично сказал, что надеется на мирную передачу власти без эксцессов. А новый киргизский президент взял и посадил Атамбаева.

Уход российского влияния на постсоветском пространстве может быть только в виде войн, раздоров и дележа собственности. Это называется "слабая проектность": у этих стран нет государственной истории, они всегда были частью империи. Азербайджанцы и армяне чудесно существовали, узбеки, киргизы.

А сейчас более-менее жизнеспособен только Казахстан. И то за счет бизнес-интеграции с уже переориентировавшим на себя всю Среднюю Азию Китаем. Если никто не предлагает интеграции, союза, то они могут существовать только в виде междоусобных войн, передела и переворота элит. Вот американцы пытались предложить блок ГУАМ — Грузия, Украина, Узбекистан, Молдавия. Но он имел единственную идеологию — антироссийскую. В обход России поставлять ресурсы в Европу. Но среднеазиатские ресурсы ушли в Китай, кроме Азербайджана, который за счет "Баку-Джейхан" все-таки ориентирован через Турцию на Запад, в Европу.

И остается взорвать чужие идеи интеграции. ЕврАзЭс и ШОС — "Один пояс, один путь", который должен объединить Евразию в единый проект с взаимными интересами. Хиллари Клинтон говорила: "Мы не позволим воссоздать СССР в любой форме". И мы помним: распад СССР начинался с Карабаха и прочих национальных войн на окраинах. В это и бьют. Все время вызовы: Минск, Армения, Карабах, Киргизия. Украину профукали, и Белоруссию, как мне кажется, тоже.

Союзное государство, если сейчас Лукашенко спешными темпами будет создавать с Россией, тоже будет признано нелегитимным и коррупционным созданием, как это было, помним, с кредитом, который Россия выдала Украине — злополучных три миллиарда, которые не возвращают. Поэтому подвисло сейчас всё в этом смысле.

Бьют по единству, которого и так почти нет

— Я вот вспомнила: в Союзе в республиках всегда первый секретарь был местный, а второй всегда из Москвы, русский, который все это и рулил. Украина, Белоруссия — наверное, там кадры были посильнее. А в остальных республиках-то действительно очень нужна была помощь "старшего брата". Извините, что я такие слова говорю.

— Все вы правильно говорите. Мы воспринимаем все время развал Советского Союза как итог борьбы либерального с ретроградами. Но ведь к моменту распада Собчак уехал в Питер. Это была борьба регионов с федеральным центром. Развал проходил по пути напряжения национальных отношений внутри России — вот то, что вы говорили: "Нам не нужен русский вторым секретарем, мы сами здесь управимся".

Мы же помним слова Ельцина: "Берите суверенитета, сколько захотите". Потому что он же как Россия тоже играл против федерального центра, против Советского Союза. И тоже играл на чувствах русских. Известная фраза Распутина: "Если все говорят о суверенитете, мы — русские тоже можем потребовать суверенитета от Советского Союза". Но это чушь полная. Мы это видели, это воплотилось в жизнь.

— А вот по поводу Киргизии. Она тоже в этом кольце постсоветских "цветных революций". Что мы увидим в итоге?

— Это абсолютно расколотое клановое общество. Узбеки и киргизы, север и юг. Надо понимать, что это еще и источник водных ресурсов для Средней Азии. Там ледники, озера, огромные водохранилища. Дестабилизировать обстановку в Средней Азии через Киргизию проще всего. Там неспособны найти консенсус, это вечный круговорот-переворот.

Плотность народа огромная, возможность бизнеса ограничена. В большой стране человек уходит из власти — у нас он уходит, входит в совет директоров "Газпрома", то есть остается при делах. В Америке вообще шикарные возможности, они всё время рассаживаются по постам. А в Киргизии-то куда? Бизнес и собственность завязаны на власть. Не судом и парламентом разрешаются вопросы собственности и бизнеса, они разрешаются по понятиям между властью: и крупными собственниками и бизнесменами. На выборах постепенно решается передел собственности, и из-за этого все эти перевороты.

— Это на многих выборах так. Мне доводилось работать в Госдуме, а там был глава комитета по собственности. Проиграл во вторую Думу выборы — инсульт, политика закончилась. Мне сказали — очень много кредитов набрал под свои обещания.

— У нас приватизация ничем не отличается от постсоветской. У нас же тоже все в кабинете у Чубайса решалось, а на Западе от того, кто сидит в Белом доме, ничего для бизнеса не меняется. Наоборот, бизнес ему диктует стратегию поведения. Там разделено.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...