Карабахский тупик — пат или мат?

Каково положение на Карабахском фронте? Почему активно не вмешивается Россия? Почему участники не хотят договариваться? Или уже отчасти хотят? Но о чем и как договариваться? Когда они будут готовы к серьезному диалогу?

Возможен ли здравый подход в ближайшее время? Или стороны пойдут на крайние меры? На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил военный эксперт, главный редактор издания "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Читайте начало интервью:

Вклад Пашиняна в новую войну

Карабах с точки зрения России

К чему может привести война в Нагорном Карабахе

Начало армянско-азербайджанской вражды

Воевать в Карабахе перестанут, когда исчерпают потенциал ведения войны

— Игорь, с одной стороны, говорится, если будет нападение на Армению, тогда Россия поможет, а Карабахский конфликт — внутреннее дело Азербайджана. Но уже были обстрелы с обеих сторон по территориям противника. И когда Армения вступала в ОДКБ, у нее был тот же самый враг. Ведь не предполагалось, что какая-нибудь европейская или африканская страна станет нападать на Армению.

Поэтому такую фразу руководство и народ Армении, видимо, восприняли как предательство, как минимум — очень болезненно, ждали от нас помощи именно в противостоянии с Азербайджаном, а не с какими-то абстрактными врагами. Хотя, конечно, по уставу ОДКБ государство само должно обратиться за помощью.

— Если у них есть претензии, то их надо адресовать по адресу: Российской Федерация, Москва, Кремль, Президенту Владимиру Владимировичу Путину. Путин — юрист, он в этом плане формулирует безукоризненно и все разъяснит.

В случае нападения на Армению мы задействуем военный механизм помощи Армении, а если Армения сражается в Нагорном Карабахе против Азербайджана, юридически документов, которые позволяли бы нам высадить туда десант, не существует. Мне к этому — ни добавить, ни убавить.

Пашинян сам себя завел в тупик

И проблемы надо искать каждому у себя. Сейчас Пашинян уже много раз звонил Путину. А раньше Путин просил не преследовать Роберта Кочаряна. Что сделал Пашинян? — Продолжал преследовать. Путин ему слал сигналы через разные каналы неоднократно. Тот опять проигнорировал.

Когда Пашинян начал возбуждать уголовное дело против генсека ОДКБ генерал-полковника Хачатурова, заслуженного армянского боевого генерала, все говорили, что нельзя так делать, это подрывает авторитет ОДКБ, ты же наносишь удар по всей этой организации. Сначала отзови его установленным порядком, а потом уже возбуждай дело. Пашинян и эти сигналы Москвы игнорировал.

Когда он начал душить российский бизнес, ему тоже слали сигналы: не делай это. — Ноль эмоций. Дальше начались посадки пророссийских политиков. Лидера партии "Процветающей Армении" — партнера "Единой России" Гагика Царукяна посадили, и у него стали отбирать бизнес.

Целый ряд пророссийски настроенных политиков были вышвырнуты на обочину политической линии. Русский язык стали ограничивать, российские каналы запрещали… Ну, а теперь что? — Тогда уж теперь не Путину звони, Николо Воваевич, а Соросу либо американскому послу.

Политика России здесь совершенно ясна: мы не должны амбиции Пашиняна оплачивать жизнями русских солдат. Если он, мягко говоря, недоговороспособен и назначает на ключевые должности людей Сороса, то пусть он поможет.

— К каким последствиям может привести эта война?

— Самое страшное, что может произойти, эскалация, когда одна из сторон будет понимать, что она проигрывает. Пока преимущество — на стороне Азербайджана, поэтому будем исходить из этого.

Случится страшное?

Если и дальше ситуация будет развиваться в пользу Азербайджана, то я что боюсь, Армения может применить тяжелые виды вооружений для ударов по критическим объектам инфраструктуры Азербайджана.

А в этом случае Азербайджан неизбежно ответит, плюс вмешается Турция. И все — ситуация будет на порядок хуже, чем сейчас. И дальше пойдут уже события во многом непредсказуемые. Рассчитывать на здравый смысл сейчас бесполезно.

Может быть, инстинкт самосохранения все же как-то удержит от крайних решений и ту, и другую сторону. Но события уже происходили и случаются очень опасные. Самое главное, что сохраняется высокий потенциал внезапного и резкого ухудшения ситуации. Вот это — самое страшное в том, что может произойти.

— Можно ли сейчас говорить о серьезных переговорах, посредниках и миротворцах?

— Давно существует такая группа в ОБСЕ, но это не помешало разразиться новой войне. Это — не тот инструмент, который реально может на что-то повлиять.

Вопросы урегулирования можно будет серьезно обсуждать, если вдруг Россия, Франция и США, плюс еще Турция заявят о своей готовности участвовать в регулировании. Представим, что войска этих четырех стран пойдут в регион. Но такое невозможно.

— Получается, что пока остановить эту войну невозможно?

— А не работают здесь политические методы. Армения сейчас готова договариваться. Но Азербайджан не готов — он развивает военный успех. Зачем ему договариваться? Если бы Армения развивала военный успех, наверно, ситуация выглядела бы по-иному.

Но что проку, что Пашинян готов говорить? Он же не хочет подписывать те, документы, которые поставят крест на его политической карьере. Он хочет просто зафиксировать статус-кво, остановить боевые действия и новые линии разграничения сторон, вот и все.

Азербайджан может прислушаться к двум странам: к России и к Турции. Но здесь вряд ли будет будет консенсус между Москвой и Анкарой, как эту ситуацию разруливать. При этом Армения на дух отказывается даже слышать о самой возможности турецкого посредничества. Поэтому сейчас ситуация — абсолютно тупиковая. Пока все решается на поле боя.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...