Карабахцы верят в новую победу

Турция не только поддерживает Азербайджан в войне против армянских государств морально, дипломатически и финансово, но фактически уже является стороной Карабахского конфликта. Зачем турецкое руководство лезет во все горячие точки? Из чистых побуждений или меркантильных интересов? Помогает ли армянская диаспора Армении и Арцаху? Каковы могут быть результаты новой войны? Верят ли жители Карабаха в победу? На все эти и многие другие вопросы "Правда. Ру" ответил советник главы МИД Нагорно-Карабахской Республики Арсен Мелик-Шахназаров.

Читайте начало интервью:

Новая война в Нагорном Карабахе была ожидаема

Первые дни войны в Нагорном Карабахе

Блицкриг Азербайджана против Карабаха провалился

Представитель НКР: азербайджанцы даже не понимают, что такое Карабах

Турция направила в Карабах моджахедов, как раньше Азербайджан

Нагорный Карабах законно вышел из Азербайджанской ССР

Почему Турция рьяно поддерживает Азербайджан

— Арсен, Турция во всем поддерживает Азербайджан и всячески помогает ему. Возможно ли, что это исходит из желания поглотить Азербайджан?

— Я не могу так прямо сказать. Но изначально этот проект по созданию Азербайджана 100 лет назад был частью пантюркистского наступления. Анклав Нахичевань когда-то был частью Армении, потом армянское направление там сокращалось, и он вошел в состав Азербайджана.

Это — как Косово, то же самое еще более 100 лет назад началось у нас. Сейчас мало что изменилось. Турецкие войска в Азербайджане присутствуют, даже никто не отрицает этого факта.

— Какую помощь оказывает НКР армянская диаспора?

— Она — очень разнообразна. Вообще последние десятилетия руководители Армении всегда подчеркивали, что у нас есть триединство: Армения, Арцах и диаспора. Диаспора большую роль внесла и играет в поддержке и развитии армянских республик. Бизнесмены инвестируют и так далее.

Много добровольцев приехало к нам в 2016 году, когда начался конфликт, также и сейчас приезжает. У нас — очень тесная связь, особенно с теми армянами, которые живут в России и других республиках бывшего Советского Союза. В принципе — это одно и то же пространство. Как было, так и осталось.

Правда, границы сейчас — уже не вполне условные, потому что коронавирусная пандемия внесла свои коррективы. Не дай Бог, еще больше внесет. Но в принципе это — как сообщающиеся сосуды. Поэтому роль диаспоры — не только в том, чтобы какие-то финансовые вливания делать. Нет, это — очень многосторонний процесс.

— Включая политическое влияние. Считается, что в США — сильная армянская диаспора. Они могут повлиять на Трампа, чтобы он отреагировал?

— Я в такие заоблачные дали не лезу. Конечно, в какой-то мере все возможно. Но ведь Америка — огромная страна, у неёсвои интересы.

— Трамп, наверное, может собрать враждующие стороны и выступить посредником на переговорах, призвать к прекращению войны и взаимовыгодному экономическому сотрудничеству. Может такой вариант быть?

— Я не представляю этого в реальности. Такие проекты выдвигались и в девяностые годы, и в двухтысячные, в том числе на переговорах, даже были какие-то смешные проекты. Это просто нереально все. Как все это возможно, если идет война на уничтожение? Какие проекты?!…

Когда говорят пушки, дипломаты молчат

Переговоры нужны, но для этого база должна быть. Если ничего не меняется, Азербайджан периодически начинает войну и с каждого раза все более полномасштабную, которая неизвестного во что выльется, то даже просто смешно говорить о переговорах.

Тем более, что Алиев сказал, что никаких переговоров быть не может, убирайтесь отсюда. С армянской стороны тоже было сказано, что не время говорить о переговорах, когда льётся кровь гибнут люди.

— Получается, будет война до победного конца?

— Нет, я такого не говорю. Я думаю, что самое главное, чтобы кровь не лилась. А победный конец — это романтическое что-то. Хотя противостояние будет продолжаться. Турция никогда не подчиняла свои политические интересы экономическим.

Например, когда Франция принимала, а потом приняла закон, признала геноцид армян, был разорван крупный военный контракт с Францией, стороны понесли большие убытки. Турция в настоящий момент является стороной конфликта. В политическом смысле она участвует в нем давно де-факто и де-юре.

А после информации о сбитом самолете, она фактически уже является и непосредственным участником войны. Но подробно об этом сейчас говорить преждевременно, потому что еще многое непонятно.

— Каким может быть для вас самый негативный сценарий в этой войне?

— Для меня никаких сценариев нет. Я вообще не люблю предсказания, не верю в прогнозы. Как-то историки собрали огромное количество материалов, фактов, предшествующих началу Первой Мировой войны. Забили их в компьютер, задали программу рассчитать развитие событий, и компьютер выдал, что войны не было.

— Вера в победу у вас присутствует?

— Я не сомневаюсь, что враг будет, отбит во всяком случае. Планировавшийся Азербайджаном блицкриг провалился, наступление захлебнулось. Что так будет, стало понятно с самого начала, потому что они свои силы явно переоценили.

Дальнейшее развитие событий, конечно, невозможно точно предсказать. Но в Карабахе люди не сомневаются в победе, это — факт.

Даже в самые тяжелые времена прошлых войн, когда ситуация была тяжелейшая, прямо аховая, все равно люди верили, что мы победим. И в результате победили.

Хотя сторонние наблюдатели не верили, что можно победить такого противника, в 10 раз превосходящего, а по вооружениям — в десятки раз. Реальная ситуация, расклад сил сейчас — совсем другие.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...