Дзермант: Белорусская многовекторность умерла, без шанса на воскрешение

На двусторонней встрече президентов России и Белоруссии, помимо прочего, обсуждались вопросы, связанные с образованием Союзного государства. В свете последних событий возможность объединения двух стран явно становится темой №1. И Лукашенко со своей стороны в последнее время много говорит о своей готовности идти вперёд в этом направлении.

Понятно, что процесс подробно проработан в дорожных картах. Что есть определённые договорённости и планы по их реализации. И сейчас, когда обстановка внутри Белоруссии накалена, пожалуй, настало время "вопрос закрыть". В этом заинтересованы обе стороны, поскольку речь идёт — по большому счету — не только об экономике, но и о безопасности рубежей. Всё остальное — например, единая валюта, создание общего парламента, переход к каким-то политическим формам интеграции — может пока подождать.

Осложнить процесс создания Союзного государства могут, наверное, так называемые прозападные оппозиционные силы. Насколько они сильны в Белоруссии?

Об этом главред "Правды.Ру" Инна Новикова поговорила с директором Центра изучения и интеграции "Северная Евразия" Алексеем Дзермантом.

Читайте начало интервью:

Белоруссия глазами очевидца: что там происходит на самом деле

В Белоруссии отрабатывается новая технология управления толпой

Принято считать, что "оранжевых", прозападно настроенных среди участников протестов в Белоруссии — малая часть. Так неужели всё равно народу страны придётся, как в случае с Украиной, выбирать: они с Россией или с Западом?

— Смотрите, Белоруссия до последнего момента не придерживалась вот той тактики, о которой вы говорите, она — с Лукашенко во главе — ратовала за многовекторность. Она основывалась на том, что "мы развиваем экономические отношения, и с Западом, и с Россией, и с Китаем.

И, в принципе, до какого-то момента это работало. Но ровно до тех пор, пока не возникла угроза уже непосредственно государству. Сейчас их попытки дружить с Западом (особенно с Польшей и Литвой), находить точки взаимодействий, "выходят боком". Вдруг стало понятно, что западный вектор во многом закрывается, что и по экономике нам (по Белоруссии) санкции ударят, и в политике очень враждебные сейчас отношения.

То есть на деле получился такой себе вектор… И единственный, кто оказался реально подставить плечо, чтобы обеспечить безопасность оказалась Россия (мы помним слова Путина про резерв).

Вывод однозначный напрашивается: упор нужно сейчас сделать на развитии уже не только экономических, но и военно-политических связей с Россией, потому что, к сожалению, Запад воспользовался вот этой нашей минутой слабости и ударил в спину.

И стало очевидно, что политика многовекторности закончилась: западный вектор от нас отрезан надолго. Хотя это не отменяет того, что торговать мы с ними продолжим, но уже, скажем так, осадочек останется.

И это хороший, в общем-то, повод закрыть те вопросы проблемные, которые у нас были с Россией, потому что, как мы знаем, ничто так не сближает, как общий противник…

Поверьте мне на слово. Я, как человек, который жил и в Польше, и в Литве, и имел опыт, ну, скажем так, ориентации в эту европейскую сторону, прекрасно понимаю, что именно происходит.

Я понял, что у Польши существует своя миссианская доктрина — католическая, что Беларуссию они рассматривают как подчиненный субъект, который нужно обратить в свою веру, привести к своей цивилизации.

Но у Белоруссии культура и менталитет другие. Наш центр — в Москве. Мы считаем себя людьми русской культуры.

Чем больше ты сыт, тем более ты недоволен властью

— А сейчас как живется в Белоруссии? Вот если честно…

— Да по-разному народ живёт. Есть разница между столицей и регионами, есть разница между социальными группами. Но вот, скажем так, те, кто выходит протестовать в Минске, на мой взгляд, живут по белорусским меркам очень хорошо.

Понимаете, в основе протестов есть несколько групп социальных.

  • Ну, во-первых, это средний городской класс - это как буржуазия, которая сформировалась за годы правления Лукашенко. Он зарабатывает неплохо.
  • Потом это класс IT-ников, у которых зарплата от двух тысяч долларов, и, соответственно, у этих людей проблем с потреблением, с выездами за границу нет.

А вот как раз-таки люди, например, которые работают в колхозах на гомельщине, на могилевщине, у которых зарплата может быть ниже 500 долларов, они, кстати, поддерживают Лукашенко, что тоже достаточно интересно.

То есть, чем больше ты сыт и чем больше у тебя уровень вовлеченности в глобальный мир, тем более ты недоволен вот той властью, которую Лукашенко олицетворяет.

Но в среднем в Белоруссии, если сравнивать с той же Россией, что интересного можно заметить, у нас гораздо ниже степень социального расслоения, то есть разница между самыми бедными и самыми богатыми ниже, меньше.

У нас, соответственно, больше распределения блага общественного, то есть доходов, и оно гораздо более равномерно, распределяется по разным группам населения.

— В чем это выражается?

— Во-первых, в поддержке социальной инфраструктуры, в бесплатных или очень дешевых медицине, образовании, транспорте, коммунальных услугах. Причём все это, в общем-то, содержится в достаточно хорошем состоянии: дееспособном, качественном и этим могут пользоваться большие массы населения.

И вот это социальное государство, которое Лукашенко построил, оно сейчас тоже переживает кризис. По сути, вот этот бунт, который происходит — это бунт среднего класса против него, Лукашенко. Они ведь хотят жить, как на Западе, приватизировав предприятия, перестроив полностью экономику. Но они, вот в чем парадокс, не понимают, что они потеряют много из того, что сейчас имеют. Не понимают и не хотят понимать.

Отсюда ещё и конфликт между теми, кто держится за социальное государство, пусть у них и небольшая зарплата, и теми, кто хочет такого чисто западного пути либерального капитализма, полагая, что у него там все останется так, как было и будет даже лучше. Но так не будет.

Ну нам, в России, это как раз знакомо. 91-й год, когда тоже были демонстрации и люди ходили и думали, что будет так же, как и было, только вот еще будут перемены и будет получше. Что всё, что было хорошее в Советском Союзе — все останется, но вот мы еще добавим "сверху"… В итоге оказалось, что все разрушилось и получилось совсем не то, о чём грезилось. Неужели наш пример — не наука? И история никого ничему не учит?

— Я думаю, что все-таки у власти белорусской есть и поддержка, есть и воля. Лукашенко продемонстрировал уже: просто так уничтожить это государство не удастся. Другое дело, что, конечно, мы понесли серьезный урон, прежде всего экономический. Наверно, ущерб уже приближается к полумиллиарду.

Мы, конечно, выйдем из этого кризиса другими людьми. Но я надеюсь, что вот этот кризис,

  • во-первых, сблизит нас с Россией, что, в свою очередь, позволит нам избежать самого негативного сценария: смены власти, краха, революции кровавой по типу украинских событий.
  • И второе. Мы учтем ошибки, в том числе в госуправлении, в каких-то сферах типа информационной, сделаем выводы и обратим внимание на те пробелы, в результате которых значительные массы людей стали "оболваненными" кукловодами, которые на самом деле примитивным способом руководят их действиями.

Беседу вела Инна Новикова

Материал подготовила Ольга Лебедева

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...