Военный эксперт Коротченко: в Польше формируют правительство Белоруссии

Что означает активность войск НАТО у западной границы Белоруссии, нужна ли интеграция России и Белоруссии, а также о санкциях против "Северного потока-2" рассказал главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

НАТО активизируется

— Игорь, сейчас у западных границ Белоруссии собираются войска НАТО. Насколько мы можем защитить Белоруссию и себя?

— У вооруженных сил Белоруссии есть собственный потенциал — небольшая, компактная, но хорошо оснащенная и боеспособная армия численностью 65 000 человек. Я был на нескольких политических ток-шоу в Минске и общался с офицерами белорусских сил специальных операций — полковниками. Достаточно жесткие, прагматичные и эффективные руководители, хорошо владеют ситуацией, представляют, кто их противники:

  • в Польше,
  • Литве.

Но, конечно, главное — это Россия. У нас совместная группировка войск, российско-белорусская, и совместное военное планирование в отражении внешних угроз (в данном случае вторжения войск НАТО на территорию Белоруссии либо Калининградской области). Белоруссия не только член Союзного государства по соответствующим договорам (у нас есть обязательства военного характера), но и член ОДКБ. Она может полностью рассчитывать на потенциал Вооруженных сил Российской Федерации. Думаю, что наши "визави" в НАТО отдают себе в этом отчет.

Вместе с тем видим, что очень опасные военные события имеют место, в частности, передислокация американской бронетехники, которая прибыла на учения в Литву и проведет манёвр непосредственно у белорусской границы. Видим потенциал Польши, которая сегодня наиболее активно выстраивает линию дискредитации Лукашенко. Звучат уже заявления об ответственности Варшавы за этнических поляков, которые проживают на территории Белоруссии, считай, о готовности ввести войска. Но это будет уже акт вооруженной агрессии.

Хотелось бы рассчитывать на благоразумие НАТО, потому что Россия — это не просто мощная в военном отношении страна, а страна, имеющая боевой опыт, в частности, в Сирии.

У нас есть тактическое ядерное оружие, которое может быть применено в соответствии с российской ядерной доктриной для разгрома группировок противника, если эти группировки будут представлять реальную угрозу или нацелены на подрыв нашего суверенитета, либо их деятельность будет затрагивать объекты и системы управления, которые мы используем для стратегического ядерного планирования и управления нашими силами. Поэтому здесь очень тонкая грань.

Мне кажется, что в большей степени акции военного устрашения носят характер политического давления на Минск, а ставка делается на подрыв легитимности Лукашенко с использованием мягкой силы, политического давления плюс финансирование и поддержка протестов. Премьер-министр Польши называет Тихановскую чуть ли не президентом в изгнании.

Речь идет о формировании правительства Белоруссии в изгнании на территории Польши.

Тихановской выделяется вилла на берегу Вислы в фешенебельном районе Варшавы.

В то же время у меня складывается впечатление, что первоначальный шок, в котором находился официальный Минск после 200 тысяч недовольных, выходивших на улицы, уже прошёл, и появилась и дерзость, и зубастость. Главное, чтобы опять Лукашенко не начал игры в многовекторность, а наполнял конкретным содержанием те положения Союзного государства, которое мы вместе строим.

— Игорь, ускорит ли это процесс интеграции между Россией и Белоруссией?

— Говоря откровенно, Лукашенко не хотел интегрироваться в Союзное государство. Он хотел бесплатных прелестей в виде дотирования белорусской экономики за счет российского бюджета и вливаний десятков миллиардов долларов в белорусскую экономику, которая во многом еще носит плановый характер, а не рыночный. Сегодня такой вариант уже невозможен. Поэтому у Лукашенко очень простой выбор.

Думаю, нам надо начинать с практической интеграции белорусского сектора экономики, которая контролируется государством, в единый народнохозяйственный комплекс с Россией.

У Белоруссии слишком большие долги. Мы не можем их бесконечно продлевать и реструктуризировать.

Надо разговаривать уважительно, но жёстко, относительно того, что гиганты белорусской экономики должны стать частью российских корпораций с государственным участием.

За счёт интеграции экономических вопросов мы двинемся в область и политического сближения, и оформления полноценного государства с участием двух стран, это и приход при необходимости российских войск на границы с Белоруссией, которые должны взять на себя функции внешней оборонной защиты Союзного государства.

Не вижу здесь ничего невозможного. Главное, чтобы Александр Григорьевич перестал ёрзать, потому что сегодняшняя его риторика ультрапатриотическая и пророссийская настолько, что хочется аплодировать. Но мы прекрасно знаем, что завтра он может обниматься с Помпео. Поэтому я как прагматик желаю не услышать слова (мы много их слышали от Минска и Лукашенко), а увидеть действия. Это будет лучшим индикатором настроений Минска.

Санкции против санкций

— Запад, наверное, сделает всё, чтобы противостоять интеграции. Санкциями нас уже не испугать. Но что-то ещё они могут придумать, чтобы нас остановить?

— Москва должна послать четкий сигнал всем игрокам на внешнем контуре (и Вашингтону, и Евросоюзу), что если сейчас принимается пакет санкций и замораживается "Северный поток-2", мы полностью развязываем себе руки в игре на белорусском поле: "Санкции? Нет проблем. Но мы интегрируем Белоруссию не по крымскому варианту, а по одному из вариантов максимально тесного сближения и впоследствии создания единого государства". Хороший вариант, и в этом плане нам стесняться нечего. Не знаю, будут ли санкции:

  • из-за Навального,
  • Белоруссии.

Индикатор — "Северный поток-2". США, Германия, другие страны Евросоюза ведут себя настолько цинично, что это не идет в сравнение с пробиркой, которой тряс Колин Пауэлл, объясняя необходимость вторжения в Ирак. Сегодня такая же пробирка, только с "Новичком". Надо спокойно ждать, не суетиться.

— Они даже не трясут. Просто говорят, что есть пробирка, но ее никто не видел, и ни одного доказательства у них нет. Ни одного документа никому никто не показал.

— Поэтому если санкции неизбежны — значит, в ответ неизбежно объединение России и Белоруссии. Я думаю, что белорусский народ и Белоруссия в целом только выиграют от того, что будут интегрироваться с Россией. Я вообще за создание единого федеративного государства с определёнными преференциями.

Нам терять Белоруссию нельзя, там появятся американские ракетные базы, нацеленные на нас, подлетное время сокращается до 3-5 минут.

Это вопрос национальной безопасности России. Мы должны принимать во внимание наши национальные интересы.

200 тысяч людей из оппозиции, которые поддерживают Тихановскую, — это фактор. Все остальное население Белоруссии — вот на кого мы должны ориентироваться и с кем работать для воздействия на общественное мнение и общественно-политические процессы, которые происходят в Белоруссии. Не надо стесняться. Все вмешиваются, даже Литва, а мы принимаем вид страуса, который засунул голову в песок и говорит: "Ой, мы ни во что вмешиваться не будем". 30 лет никуда не вмешивались — в результате потеряли всё постсоветское пространство.

Потерять Белоруссию — это значит вынести себе смертный приговор.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.