Чем и для кого чреват турецко-греческий конфликт

Кто поддержит Грецию или Турцию в их конфликте? "Правде.Ру" объясняет старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД России, тюрколог Владимир Аватков.

Читайте начало интервью: Столкновения Греции с Турцией — подарок для Эрдогана

— Продолжаем говорить о турецко-греческом конфликте. Турецкий президент Эрдоган заявил: "Те, кто бросил Грецию под турецкий флот, завтра, когда случится беда, исчезнут". Намекает на Францию?

— Да.

— Они исчезнут или же за греков кто-то вступится? Турецкая и греческая армия несопоставимы, пусть у греков много немецкого оружия. Сейчас все держится на Франции, которая на спорные острова послала свои "Рафали" и военные корабли.

— Франция во внешнеполитической риторике могла использовать турецкий фактор, там живет не так много этнических турок в отличии от Германии. Так что Германия больше молчит, а Франция говорит. Что касается турецкой стороны вопроса, у турок с Францией отношения накалялись из-за разницы по ливийскому урегулированию и многим другим вопросам.

Французский флот только еще больше отталкивает Анкару от натовской политики и кипрского вопроса, так что вся эта конфронтация демонстрирует слабость НАТО — пережитка холодной войны. Мы можем только смотреть, как говорят китайские коллеги, как проплывают трупы противников по реке. Они не могут договориться потому, что Франция — относительно мировая держава, а Турция к этому только стремится, бросая вызов в том числе и Франции.

— А есть ли у Турции союзники? Я даже не вижу США, которые везде Турцию поддерживали и защищали в натовской кампании. Сейчас куда они делись?

— США в целом трансформировали внешнюю политику и много откуда уходят, что привело к кризисам лидерства во многих регионах. Нишу заполняют в первую очередь региональные державы. Снижение влияния США на Ближнем Востоке не очень огорчает Турцию, ибо она пытается их заменить.

Турция успела в последнее время переругаться со всеми — с нами, по счастью, конфликт был улажен. Но у Турции с Грецией проблемы, с Болгарией не все так гладко, с Сирией проблемы, с Ираком, Кипром…

— С Египтом тоже?

— Огромные проблемы, потому что в Египте вернулись к власти военные, а своих Турция сильно дискредитировала. Они со времен Ататюрка были символом светского развития. В Египте же военные сменили исламистов, что раздразнило Анкару, она надеялась использовать родственную для себя группу влияния братьев-мусульман в построении отношений с Сирией.

Хорошие отношения с Азербайджаном, потому что Турция ведет такую интеграцию всех тюрок и вовлечение их в единые платформы. У всех тюркских государств сохранилось много общих традиций, обычаев, а сегодня Турция пытается все это подтянуть под себя и сказать, что вот турецкое это и есть тюркское. Ищет союзников среди тюрок и в исламе. У нее хорошо сейчас идут отношения с Индонезией, что далековато.

— И не имеет отношения к Средиземному морю, как и Азербайджан.

— Есть союзники в лице развивающихся государств Африки, где в основном исповедуют ислам. У Эрдогана была целая африканская стратегия. Еще у Турции хорошие отношения со многими группировками, в том числе в Сирии. Но за последнее время ей не удалось выстроить позитивные отношения со всем миром.

Отношения с Россией более-менее налажены — экономические, в сфере безопасности, есть поставки С-400. Но есть проблемы в сфере геополитики и попыток развития консерватизма Турции вовне.

Гордый волевой Реджеп

— Я вот иногда завидую туркам, что у них такой президент, как Эрдоган. Понятен, адекватен и на каждый удар отвечает ударом. Почему он так хорошо держится? У наших элит все на Западе — а у турецких?

— Значит, там лидероцентричная модель. Это не хорошо и не плохо — это характеристика Востока, куда обращается Турция. Элита больше ориентируется на Эрдогана. Как он скажет, так и будет.

— Замечательно.

— Но эти элиты консервативно сталкиваются и националистически настроены. Причем не по принципу национализма Ататюрка, где все проживающие в Турции называются турками, а то, что уже за пределами республики, туркоманы. Турция включает то, что мы называем соотечественники за рубежом, в состав этого турецкого национализма. И это приводит к формированию лоббистов за рубежом.

Да, они слушают Эрдогана, но есть такие факторы, как Запад и волнообразное развитие страны. За этапом консерватизма придет прозападный рано или поздно, и многие проекты могут быть под вопросом. Поэтому здесь очень важна активная роль Москвы во взаимодействии с Турцией, властью и народом турецким, группами.

— То есть деньги у турецкой элиты на Западе?

— Не только на Западе, но и на Востоке. Очень многие тесно связаны с так называемым исламским бизнесом, который существует на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, поэтому уже очень давно произошла определенная диверсификация, если угодно, вот этого вывода средств. Все не концентрируется на Западе.

— 24 сентября ЕС будет решать вопрос о санкциях против Турции. Ряду лиц, активов, судов хотят запретить использование европейских портов, береговых услуг и финансирование. Будут ли они наложены и насколько они серьезны?

— Их накладывать может только Совет безопасности ООН, а они уже стали нормальным инструментом мирового давления. А вообще, Турция является союзником по НАТО. И вот это подавление гордой воли Анкары приведет только к тому, что будет осложненное восприятие Турцией Запада.

Ну были санкции США против Турции. Она отказалась от закупки С-400? Нет. А вот отношение турок к США ухудшалось. То же самое и Европа. Раньше 30% хотели в Евросоюз, 30% не хотели, а оставшиеся курили кальян и их это не интересовало. А сейчас 70% скажут, что Турция центр силы и пускай Евросоюз лучше в нее вступает. Поэтому вот произошел этот переворот сознания, который не учитывают западные коллеги. Они думают, что давлением можно достичь результата.

— В общем, война между Турцией и Грецией возможна, если греки будут себя вести, так сказать, не очень миролюбиво, будут демонстрировать свои военные возможности с помощью Франции на островах, прилегающих прямо к Турции. Турецкая гордость взыграет, и возможен конфликт. И мы будем свидетелями передела границ…

— Я бы не говорил о войне полномасштабной, но да, конфликт расширяется, остановить его можно только волей.

Что интересно, глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу заявил, что надо бы примириться. Ну а для России конфликт важен по двум параметрам: добываемый газ, который не совсем, скажем так, положительно сказывается на наших поставках в Турцию, и второй вопрос, который отсюда следует, это расширение конфликтной зоны в структуре НАТО. А вот это как раз не должно расстраивать.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...