Есть ли у Польши претензии на белорусские территории

Есть ли у Польши личный интерес к белорусским территориям? На вопросы "Правды.Ру" отвечает польский политолог и публицист Матеуш Пискорский.

Читайте начало интервью: Nexta и координаторы протестов: как Польша орудует в Белоруссии

— Итак, Польша заинтересована в смене белорусского руководства по заказу англосаксов?

— Польские власти заинтересованы. Премьер-министр уже напрямую сказал, что будут выделяться дополнительные средства из польского бюджета на поддержку некоммерческих организаций. Но на самом деле мы знаем, что речь идет о радикальной белорусской оппозиции.

— Но планов аннексии Гродно и так далее у польского руководства нет? Даже на уровне подсознания. Есть в польском менталитете такое, что Гродненскую и Брестскую область надо вернуть?

— Это скорее касается двух других городов — украинского Львова и украинской же Винницы. Винницкий район — преимущественно польский. А что до Гродно, то у нас никогда не было даже у радикальных националистов таких лозунгов, протестов. Такие претензии проявляются, когда есть националисты из другой стороны. Раз их в Белоруссии нет… Были в 90-х — Белорусский национальный фронт, Зенон Позняк.

— Кстати, за него даже поляки голосовали, и в основном в Брестской области в 1994 году Лукашенко ему проиграл.

— Проголосовали в силу того, что создался имидж такого прозападного кандидата. Но я не думаю, в общем, что есть сантимент к Гродно и Бресту, что у Польши есть геополитический потенциал вообще любых каких-то инициатив.

— А ведь там же сейчас стоит американская бригада.

— Но это все направлено на создание психологического эффекта. Лукашенко правильно сказал, что все это совпало, что увеличивается там число американских военных. Он верно говорит, что растет этот военный потенциал, но не потому, что поляки хотят захватить часть Белоруссии, а потому что есть геополитический план, связанный скорее со сдерживанием и напугиванием России.

Кураторы Польши мало заинтересованы в польских территориальных сантиментах. Польша лишь инструмент для их собственных целей. Своей независимой внешней политики у Польши давно нет…

Обратите внимание: 15 августа в Польшу приехал Помпео, и как раз в это время польский премьер говорит: будем поддерживать белорусскую оппозицию. Получили четкие инструкции, что делать, как говорить. До этого четкой линии у них не было.

Что может сделать Россия

— А вот в 2017 году были военные учения у России и Белоруссии. Там была вымышленная страна на западе Белоруссии, Вейшнория, которая объявила о своей независимости, и ее спасали от оккупации НАТО. То есть в российском истеблишменте есть идея, что возможна война на западных границах Украины.

— Была такая идея и про Западную Украину. Прошло время после поддержанного Польшей майдана, но никто из серьезных польских политиков не заикается, чтобы Украина вернула Польше Львов. Если внешние кураторы Польши отдадут приказ: "Присоединяйте Гродно, Брест" — то тогда этим займутся. Но пока такого нет.

— У нас в Белоруссии две станции слежения: одна РЛС следит за подводными лодками в Мировом океане, а вторая — за ракетами, вообще подлетающими к России. Предполагаю, что Путин сказал Макрону и Меркель, что не даст эти станции вывести. И Запад заявил, что не хочет украинского сценария. Если в Минске все же будет новое правительство, и базы будут выведены — пойдет ли Россия на силовые варианты?

— Не силовой вариант, но можно вспомнить крымский референдум после того, что произошло на территории Украины. Это тоже было связано не только с правами русскоязычных, но с Черноморским флотом в Севастополе.

На самом ли деле эти две базы имеют столь стратегическое значение? Начиная с наполеоновских войн: Белоруссия — прямой путь в Москву. Так что любое российское руководство не согласится, чтобы были выведены базы с территории Белоруссии и вообще — чтобы страна стала сателлитом Запада.

Я думаю, что это все прекрасно понимают, в том числе и на Западе. Они же все ведут переговоры по поводу Белоруссии с Москвой — без этого не разрешить белорусский кризис. Вот в Польше этого не понимают, потому что наши с ней отношения заморожены несколько лет. Если бы Польша хотела бы сыграть хоть какую-то роль в разрешении кризиса, ей пришлось бы разговаривать с Москвой. Даже с Литвой минимальный технический диалог существует, а с Польшей — никакого. Так что она не может здесь играть никакой роли.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...