"Дойная корова Минска": Россия и самоуверенный Лукашенко

Как Лукашенко делал "дойную корову" из России, и каковы реальные интересы Москвы в Белоруссии? Объясняет политолог и педагог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

Читайте начало интервью: На каких китах стоит раскол белорусского общества

— Не могу понять в поведении Лукашенко следующего. Накануне выборов президента говорилось очень много даже с политической точки зрения отвратительных вещей в адрес России. Было и задержание 33 россиян, и задержания журналистов. А сегодня Лукашенко сообщил о том, что попросил дать две-три группы журналистов, чтобы они вели программы на белорусском телевидении. Обращается к тезисам по Союзному государству, чтобы Россия вмешалась.

— Первая иллюзия тут чисто в политической психологии. Когда вы слышите, что народ спокойный и толерантный, любит порассуждать — это наглая ложь. Я там жил 15 лет. И поскандалить умеют, и подраться. Вторая — что у нас братские отношения и взаимопонимание. Никогда такого не было.

Есть братские отношения между народами в семьях, есть братья по духу и так далее. Ни с Киевом, ни с Минском никогда братских отношений не было. Была жестокая борьба и постоянные скандалы. Постоянные оскорбления — мы там и пьяное быдло, и варвары, и так далее. Вот если бы Путин сказал: "Белорусы — пьяное быдло", что случилось бы?

Но сейчас в 2020 году игра пошла очень острая. С 2018 года мы сказали Александру Григорьевичу: "Понимаешь, какая проблема, с тем, что ты ведешь откровенно антироссийскую внешнюю политику, мы как-то смирились. Демонстрируй, какой ты независимый. Не признал нашу территориальную целостность с Крымом, Абхазию и Северную Осетию, дружишь с Украиной, обеспечиваешь украинскую армию топливом и так далее. Все ладно, это твое право, ты независимый. Но давай выбирать: или дотации, или интеграция, потому что не бывает так в единой интеграционной экономике дотаций". Александр Григорьевич очень болезненно это воспринял.

Мы перестали дотировать кредитами, которые они не возвращали. Весь 2019 год мы решали проблемы с дорожными картами. И это подвиг с нашей стороны, спецов Минэкономразвития можно орденом наградить. Мы сделали реально: постановление такое-то меняем на постановление такое-то. Могли сделать для двух стран единую экономику — Лукашенко отказался.

И он перестроил кампанию именно в антироссийском формате: мол, у меня есть друзья на Западе, никакой интеграции, верните мои дотации. А это только до 2018 года 6-8 миллиардов долларов в год. Кстати, белорусы часть денег не увидели, так как есть посредник. Рассчитывая на поддержку Запада, разграбил депозитарий российского банка. Картины из последнего, купленные на газпромовские деньги, оказались почему-то в галерее, хозяйкой которой является жена старшего сына Лукашенко.

Две недели держал 33 человека и тут же обращается: помогите с деньгами. В самый разгар кризиса с заложниками приехал в Москву премьер Головченко, потребовал помочь ему с нефтью, снизить, отложить расчеты за нефть за месяц. Лукашенко привык к безнаказанности, может оскорблять Путина напрямую: "Мне вот Путин звонил, у него проблемы были, и я ему: "Вова, да успокойся, говори!" Мне сказали так в Минске: "Да мы сейчас их расстреляем этих 33 человека, и завтра вы нам дадите деньги и будете хлопать по плечу и так далее". То есть сходит с рук все.

Естественно, Западу не особенно нужны эти вещи как таковые. Лукашенко не сомневался, что базовый электорат, который не видел жизни без России, никуда от него не денется. А он вот отвернулся, испугался его. Да еще политика в рамках коронавируса. Мы на все закрыли глаза, признали десятого числа итоги голосования. Мы сейчас помогаем ему. Он этим активно пользуется. Он поворачивает эти протесты против России. Был удар на него, а он сейчас, видите, как: это Россия, я ни при чем, Москва занимается за меня на внешней арене.

Действительно, Путин очень много общался с Меркель и Макроном, ведь Европа сказала: "Парень, в твоем огороде горит сторожка или баня горит и горит здорово, люди погибают". И Путину пришлось как-то оговариваться. Они же не претендовали. Никому Белоруссия реально не нужна. 6-8 миллиардов никто давать не будет кроме России. Типа разберись. Вот в таком формате был разговор.

Так что вот откуда проблема. Безнаказанность. Россию можно топать ногами, это дойная корова. Это мнение, к сожалению, сложилось в среде белорусского истеблишмента, политического класса и так далее. Наша помощь воспринимается как данность.

— Поэтому столь резко Лукашенко выступал против Михаила Бабича, который начал вести учет всей помощи, которую Россия направила в Белоруссию. К вам, Андрей, как я понял, применили некие санкции. России выгодно сейчас, чтобы Лукашенко ушел?

— Скажу по своему статусу: я воевал против него, он мне нанес удар, депортировал. Но ему там тоже тяжко, я не в обиде. У меня какие-то надежды есть, у него уже нет. Он постоянно жалуется на меня Путину, показывает публикации. А я вернулся на реальную родину, попал в Москву, здесь мои дети получили хорошее образование. Какие-то плюсы есть.

А он борется за выживание… Ему сейчас править не дадут, и чтобы ему удержаться, придется просто откупать его от его же народа. Самое страшное, что современный мир нигде не даст ему даже спрятаться. Там олигархи с олигархами, они и Колю, и всю семью найдут и деньги отберут. Затянул всю семью в этот кошмар.

В общем, Лукашенко недоговороспособен, слова не держит, подпишет все что угодно и не выполнит. И никакой интеграции с ним мы не получим. Что нам надо от Белоруссии. Чтобы была близка к нам, но при этом богатая, чтобы мы чувствовали там себя хорошо и они у нас тоже. А больше ни на что не рассчитываем.

Бизнес-интересы — нам там интересны всего четыре объекта или три. Учитывая экономическую зависимость республики, там любой, кто не идиот, будет договариваться в Москвой. Нам нужен пробелорусский роман, пророссийский мы не вытянем.

Нужен баланс, потому что вешать на наш бюджет целое государство, раздевать наших сограждан ради 17 резиденций Лукашенко… Дворцы, авиапарк больше, чем у президента Дональда Трампа. Автопарк, гарем, который показывают радостно по телевизору. Это просто султанат в центре Европы. Это же невозможно, мы же понимаем, что это на наши деньги.

А целый круг олигархов? Они все миллиардеры. Наверное, они на картошке заработали свои миллиарды. Все же это мы понимаем. Люди там видят тоже. И они нам показывают пальцем. Вот такая проблема. Поэтому перспектива хорошая. Другая проблема, что мы не можем найти этих людей, потому что там зачищено политическое поле полностью, а остаются только те, которых Лукашенко нам показывает: вот видите, какие тут есть. Абсолютно формат Януковича.

Как не скатиться к "Украине-2"

— Это вопрос еще к нашей внешней политике. Мы не выращивали, не думали вообще о будущем. Ни НКО там нет, ничего.

— Мы там не работали. Как оказываются националисты на заводах, которые живут целиком на наши российские заказы? Этому потворствует руководство страны. Принцип такой: что из России выцепил, то и молодец. Это надо ломать. Выгоды с интеграции должны быть на равенстве.

Та ситуация, где мы оказались перед необходимостью выбирать между белорусским народом и Лукашенко, и в итоге мы выбираем Лукашенко — вы знаете, это нам обещает Украину-2. Стопроцентная вероятность.

Не сейчас, но, поверьте, уже сейчас появились флаги. Ведь все выступления не было ни одного антироссийского лозунга, ни одного антироссийского плаката, ни одного флага Евросоюза, как на Украине. Я не против этого флага, который у них проблемный, красно-белый. Действительно под этим флагом были полицаи. Я ходил по деревням, где воевали, спрашивал дедов и так далее. Они ненавидят этот флаг, они его помнят. С другой стороны, мы же понимаем, что и наш флаг был у власовцев. Но флаг-то не виноват! Флаг-то причем?

— Но мы-то помним, что было в России. Развал СССР начался именно когда на столах депутатов Верховного Совета и даже народных депутатов РСФСР появились эти небольшие флажки государственного флага.

— Я это помню прекрасно. Более того, я это поддержал. Поймите, все мы вышли из Советского Союза. У всех нас болит сердце за это. Там остались родные и близкие люди.

И нас до сих пор называют за рубежом — русские, хоть азербайджанец ты, хоть узбек. Мы для них все равно русские. И это все правильно.

Но я помню другое. Кто первый ввел валюту в рамках Советского Союза, местную национальную валюту? Белорусы. Кто первый ввел мытни, таможни внутри Советского Союза? Белорусы ввели. Потом сразу ввели прибалты. И действовали они по принципу ниппеля: к нам все завозите, боялись, что опустеет рынок, а от нас не вывозите.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Михаил Закурдаев  

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...