Война в Ливии: кто и что мешает ее окончанию

Старший преподаватель Школы востоковедения факультета мировой экономики, мировой политики Высшей школы экономики Андрей Чупрыгин о реальном раскладе политических сил в Ливии. Почему США сначала устранились, а теперь снова полезли в ливийские дела? Чего хотят Египет и Турция? Отсутствие в Ливии гражданского общества мешает решению проблем страны?

Читайте начало интервью:

Третьи страны мешают положить конец гражданской войне

После того как Турция подписала меморандум о взаимодействии с Сараджем и оказала Ливии военную помощь, стали говорить, что благодаря вмешательству Турции Сарадж и правительство национального согласия смогли отбить Хафтара от Триполи. Это неправда. Наступление Хафтара на Триполи захлебнулось задолго до того, как вмешалась Турция.

Все перешло в позиционную войну на окраине Триполи. У Переходного национального совета Ливии не хватало силенок, чтобы отбросить Хафтара, но вполне хватило решимости не пустить его в Триполи. Когда Турция вмешалась, это привело к тому, что Хафтар вынужден был отступить от всех стратегических точек на западе и уйти на линию водораздела между Западной и Восточной Ливией.

Пушечное мясо из стариков

Начался самый загадочный процесс всей десятилетней истории ливийской гражданской войны. Я называю его стояние на Сирте, или стояние на линии Сирт — Джуфра. Все там остановились, и началась история тяни-толкай. Будут наступать — не будут наступать. Введет Египет войска — не введет войска. Президент Египта Ас-Сиси выступает с воинственным заявлением, называя Сирт — Джуфра "красной линией". Эта "красная линия" находится на расстоянии тысячи километров от границы с Египтом. Он начинает заигрывать с племенами. Говорит странные вещи, когда египетская армия войдет на территорию Восточной Ливии, то в авангарде пойдут ливийские вожди со знаменем Ливии. Я не понимаю, зачем он собрался в авангарде ставить людей почтенного возраста, почти дедов. Пушечное мясо, что ли?

Правительство национального согласия в лице некоторых воинственных ребят типа министра внутренних дел Башаги заявляет о том, что "мы освободим всю Ливию от супостата". Под супостатом имеется в виду Хафтара. Тот молчит, но его спикер аль-Месмари заявляет практически каждый день о том, что это тактическое отступление. "Террористов", что сидят в Триполи мы победим благодаря нашему революционному духу.

Реальная подоплека положения в Ливии

На самом деле уже в течение двух месяцев как минимум идут переговоры за закрытыми дверьми, целью которых является только одно: что мы будем с этого иметь? Как договориться так, чтобы разделить эту страну на сферу влияния. Я не зря сказал, как только заходит разговор про Ливию, говорят о внешних факторах. Турция, кстати, единственный внешний актор, который участвует в ливийском конфликте в полный рост, не скрывая ничего. Заодно показывая европейским государствам, что Турция — влиятельная страна на всем Средиземноморье.

Сколько раз я принимал участие во всяких конференциях, встречах, переговорах, обмене мнениями, ловил себя на мысли, что почти нет на международной арене ливийцев, которые высказываются по этому вопросу. Они присутствуют очень сильно в соцсетях. Если вы хотите знать, что происходит в Ливии, надо читать ливийские соцсети. Я знаю двух-трех ливийских аналитиков, очень серьезных молодых ребят, знающих вопрос и прекрасно ориентирующихся в ситуации. Их почти никуда не пускают! Их никто не слушает! Слушают европейцев, которые разговаривают лишь между собой.

Позиция, которую занял Запад

Хороший пример, Берлинская конференция, которая произошла после московской, на которую изначально ливийцев даже не собирались приглашать. Только Россия настояла на том, что должны участвовать ливийцы, Хафтар и Сарадж.

Это классический пример, как Европа и внешний мир относятся к ливийской проблеме. Объяснение печальное. К сожалению, мы вынуждены признать, что в Ливии не сформировано гражданское общество. В ней исторически не было условий для формирования гражданского общества. Там не было антиколониального национально-освободительного движения, потому что одна внешняя власть сменяла другую, один диктатор — другого. Не сформировалось движение, партия, которая могла бы объединить вокруг национальной идеи. Этот процесс более или менее начался только сейчас.

Конференция в Гадамесе — это мое личное мнение — могла стать очень серьезным заделом в формировании гражданского общества, но она, к сожалению, не состоялась. Кстати, практически отсутствуют ярко выраженные и хорошо сформированные политические партии. Они все являются клиентами того или иного внешнего спонсора.

После 2012-2013-го года Соединенные Штаты по целому ряду обстоятельств резко ушли из ливийской проблемы. Барак Обама перед уходом сказал, что самой большой ошибкой его правления была Ливия, с которой мы не знали, что делать дальше. Американцы настояли на том, чтобы заместителем руководителя миссии ООН по Ливии была назначена американка Стефани Уильямс. Стало понятно, что американцы начинают опять поворачиваться лицом к этой проблеме. Им Ливия очень нужна? Нет, американцы почувствовали, что на этой территории начинает укрепляться Россия.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...