Десятилетие кровавой гражданской войны в Ливии: будет ли окончание?

Десять лет в Ливии идет кровавая гражданская война, которую все стесняются называть своим именем. Главный редактор "Правды.ру" Инна Новикова проясняет ситуацию у старшего преподавателя Школы востоковедения факультета мировой экономики, мировой политики Высшей школы экономики Андрея Чупрыгина.

— Ближний Восток неоднократно был точкой соприкосновения интересов России и США. Но как-то в Ливии до этого не было такого очевидного конфликта интересов. Будет по этому поводу столкновение Турции с Египтом или Турции с Россией? Введет ли войска Египет?

— Очень часто в течение последнего достаточно длительного периода из средств массовой информации и из выступлений различных экспертов мы видим, как ситуацию в Ливии называют ливийским кризисом. Иногда — ливийским противостоянием. Идет процесс настойчивого избегания называть вещи своими именами. В Ливии 10 лет идет гражданская война, страна живет в состоянии хаоса и безвластия. Можно сказать, что там двое- или троевластие. Но на самом деле — безвластие.

— Десять лет после убийства Каддафи?

— Конечно, после февраля 2011 года, когда произошла так называемая февральская революция, в результате которой был свергнут режим Каддафи, диктатора и тирана. Потом его убили на выходе из его родного города Сирт. Наверное, была такая задача у НАТО и Соединенных Штатов — демократизировать бесчеловечный режим Каддафи на территории Ливии. Не удалось.

В результате плохое сменили на худшее: в стране хаос, власти как таковой нет. Десять лет (не люблю говорить пафосно, но это действительно так) кровавой гражданской войны, которую все стесняются называть гражданской войной. Вернее, стеснялись.

Портрет ставленника ЦРУ

Потихонечку в этот конфликт вмешивались различные внешние игроки или акторы, как мы их называем. Начиналось все с Катара и Объединенных Арабских Эмиратов. Наверняка не обошлось и без

  • Соединенных Штатов,
  • Франции,
  • Италии.

Особенно начиная с 2014 года, когда на сцене ливийских событий появился бывший полковник, гражданин США Халифа Хафтар, вернувшийся из Соединенных Штатов Америки генералом. По многим источникам, он сотрудничал с Центральным разведывательным управлением в течение длительного периода.

Когда во время неудачной кампании Хафтар попал в плен в Чаде, ЦРУ его подобрало. В 2014 году он вернулся в Ливию при поддержке определенных сил и начал попытки устанавливать новый режим.

С самого начала он объявлял и объявляет, что борется с исламизмом, с политическим исламом, с террористами всех мастей. Но при этом использует в своих вооруженных силах целые бригады салафитов.

Его соперники утверждают, что он пытается установить второй режим Каддафи, то есть хочет стать единоличным диктатором. Кто знает, чужая душа — потемки.

Он авторитарный человек. В 2014 году попытался захватить Триполи, его оттуда вышибли. После нескольких неудачных выборов был избран в парламент, но был вынужден уехать во внутреннюю эмиграцию в Тобрук, то есть на восток в Киренаику. В течение двух-трех лет образовалось противостояние.

Цирк-шапито по-ливийски

В 2015 году появилось Схиратское соглашение, наспех подписанное. Тогдашний спецпредставитель генерального секретаря ООН, глава миссии ООН по поддержке в Ливии Мартин Коблер стремился показать, что он намного лучше, чем Бернардино Леон, который был до него, собрал наспех сшитое мероприятие под названием Схиратский консенсус. Подписали соглашение, по которому было сформировано правительство национального согласия во главе с Фаизом Сараджем, который прибыл в Триполи.

Все более-менее успокоилось. В Триполи осело правительство национального согласия, которое признали все, начиная от Совбеза ООН. Организация объединенных наций признала его законным представителем ливийского народа. Но, увы, не признал законно избранный парламент, который уехал в Тобрук. Сложилась патовая ситуация: в Триполи — признанное ООН правительство, а в Тобруке — законно избранный парламент. Они друг с другом живут как кошка с собакой. Парламент там неоднороден: часть сидит в Тобруке, часть — в Триполи, которая возражает против Тобрука. Короче, цирк-шапито.

Ушел Коблер, пришел замечательный профессионал, прекрасная кандидатура на должность представителя генсека ООН, глава миссии ООН по поддержке в Ливии Гасан Саламе. Ливанец, профессор, человек энциклопедических знаний. Саламе понимал, Схиратское соглашение — это лоскутное одеяло, которое сшито наспех: голову закроешь — ноги наружу, ноги закроешь — голова наружу.

Он неплохо действовал в направлении выработки определенного консенсуса, потому что к 2018-2019 годам, когда начал активно работать Саламе, в Ливии воевали все со всеми. В Триполи — правительство, в Тобруке — парламент. Там генерал, которому присвоили фельдмаршала, Халифа Хафтар с самоназванной ливийской национальной армией, здесь — Сарадж со своими вооруженными отрядами, которые кто-то называли милицией. Они все друг друга в терроризме обвиняли: Хафтар — Сараджа, Сарадж — Хафтара. Замкнутый круг.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...