Украинская власть превращается в Иванов, не помнящих своего родства

По данным опроса Киевского международного института социологии и фонда "Демократические инициативы", 34% украинцев отрицательно относятся к декоммунизации (а 32% одобряют её).

30% украинцев считают правильным переименование населённых пунктов и улиц, 44% относятся к этому негативно. Однако власть, вопреки проводимым иногда опросам и здравому смыслу, продолжает свою политику и тратит немалые деньги на все эти переименования. Причём под декоммунизацию попали Лев Толстой, Александр Суворов, Михаил Кутузов и другие личности, не имеющие отношения ни к КПСС, ни к СССР. Всего за 6 лет издевательства над историей на Украине переименовано более 1000 населённых пунктов и более 55 000 городских проспектов, площадей и улиц. И процесс этот продолжается…

Приведу ещё несколько любопытных чисел, опубликованных социологами. 34% украинцев отрицательно относятся к запрету коммунистической символики. Столько же граждан считают СССР тоталитарным государством, большинство из них живут в Галичине (31% не поддерживает это мнение). Четверть жителей страны хочет возрождения Советского Союза, при этом 35% украинцев полагают, что нахождение Украины в составе СССР принесло ей больше пользы, нежели вреда.

Недавно на сайте Киевского горсовета появилась электронная петиция, в которой предлагается переименовать площадь Льва Толстого в честь украинского политика (диссидента советских времён) Левко Лукьяненко. За несколько дней эту инициативу подписали всего 3 киевлянина (для того, чтобы она стала обязательной к рассмотрению, необходимы 10 000 подписей). Впрочем, на Украине при переименовании городов и улиц абсолютно не учитывают народное мнение.

Декоммунизация или дерусификация

Самый вопиющий пример — история с Кировоградом. В XVIII веке на этом месте была заложена крепость Елисаветград. Но когда пришли к власти нынешние "патриоты", то они, как говорится, кушать не могли, пока в стране был областной центр, носящий имя советского коммуниста. И когда началась декоммунизация, Кирова из названия они потребовали убрать. В городе провели опрос, и подавляющее число горожан (в принципе вообще не желающие переименования) всё же одобрили историческое название Елисаветград. Но Верховная рада категорически отвергла народный выбор, чтобы не упоминать российскую царицу Елизавету. Парламентарии предложили назвать город в честь малоизвестного актёра польского происхождения Марка Кропивницкого. 82% кировоградцев (в т. ч. депутаты горсовета и мэр) высказались против, выдвинув 2 аргумента.

  • Смысл первого сводился к вопросам "кто это?" и "причём тут мы?"
  • Вторая причина — горожане не хотели, чтобы их ассоциировали с крапивой (это растение по-украински пишется "кропива").

Но ведь Украина — "демократическое" государство! И в июле 2016 года Рада, невзирая на протесты, утвердила "Кропивницкий".

Если бы это было единственным недоразумением, так ведь нет! Например, "патриотов" аж выворачивает от любого упоминания то ли Петра I, то ли коммуниста Григория Петровского. Поэтому срочно переименовали Днепропетровск в Днипро (и пытаются всем приказывать, чтобы и по-русски говорили так, а не Днепр). Правда, Днепропетровская и Кировоградская области пока сохранили свои названия. Станция киевского метрополитена "Петровка" теперь именуется "Почайна". А родине Леонида Брежнева Днепродзержинску дали чисто сельское имя Каменское. Есть и курьёзные примеры. Вся Украина хохотала после переименования города Комсомольска Полтавской области в Горишние Плавни (70% жителей предлагали Святониколаевск) — теперь не до смеха, наверное, только самим горожанам. Ещё смешнее получилось с городом-портом Ильичёвском — ему дали имя Черноморск, который придумали Ильф и Петров в романе "Золотой телёнок".

Ещё несколько примеров резонансных переименований, не подпадающих под параметры закона о декоммунизации.

  • Имена националистов Бандеры и Шухевича присвоили проспектам Московскому и освободителя Киева генерала Николая Ватутина.
  • Соединяющий их мост через Днепр из Московского стал Северным.
  • Исчезли в Киеве Саратовская, Тверская, Выборгская и Российская улицы.
  • Проспект космонавта Комарова (на котором находится авиационный университет) теперь официально носит имя греко-католического архиепископа Любомира Гузара, хотя эта религия распространена лишь на западе страны (прихожанами этой церкви являются лишь 8% христиан Украины) — Киев становится столицей галичан, которые беспардонно устанавливают в матери городов русских свои правила и обычаи.
  • Под раздачу попал даже гетман Богдан Хмельницкий, подписавший в 1654 году знаменитую Переяславскую Раду — из названия города Киевской области Переяслав-Хмельницкий исчезла его фамилия. Но памятник ему на одноимённой площади Киева перед Софийским собором пока стоит…

Процесс декоммунизации инициировал тогдашний директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович, назначенный на эту должность в марте 2014 — сразу после "революции достоинства". Кстати, один из организаторов и спонсоров киевского Майдана Давид Жвания совсем недавно назвал те события государственным переворотом и рассказал об участии в нём многих "активистов", ставших после этого политиками. В т. ч. и о пятом президенте Петре Порошенко, который всячески поддерживал все бредовые инициативы Вятровича — они стали настолько духовно близки, что экс-президент принял его в свою партию и сделал депутатом Верховной рады. Впрочем, и новый директор "института национального беспамятства имени Альцгеймера" (так его называют в народе) Антон Дробович готов потратить немалый годовой бюджет своего ведомства ($4,5 млн) на "благое дело" искоренения всего советского и русского.

Комментарии экспертов

Данные социологов прокомментировали известные украинские эксперты.

Запрет компартии Украины в целом был незаконным: у неё есть свой электорат, она была парламентской силой и к тому же какой-никакой частью нашей истории, уверен политолог Алексей Вороненко. К сожалению, действующая власть полностью повторяет курс предыдущей: всё в её действиях абсурдно и нелогично. Толстой, Суворов или Кутузов вообще никакого отношения к коммунистам не имеют, и именно это отлично демонстрирует всю абсурдность этих действий.

Государство таким образом инвестирует во взращивание гражданского сознания, в политическую социализацию и суверенное будущее, делится своим видением политический эксперт Юлия Пилецкая.

"Формирование собственного пантеона героев, а не заимствованного из советско-коммунистического или российско-имперского ящика, позволит украинцам более суверенно чувствовать себя на своей исторической территории. Местные жители не всегда могут быть однозначно за переименование. Но это не должно демотивировать власть — в СССР и Российской империи украинцев тоже особо не спрашивали, как они хотят свои улицы называть. Государство берёт функцию номинации на себя, чтобы люди постепенно привыкали к собственной национальной идентичности", — полагает Пилецкая.

Аналитик KyivStratPro Алексей Бебель отмечает, что Суворов, Кутузов и другие известные люди попали не под декоммунизацию, а под волну переименований улиц во время кампании по десоветизации.

"Что же касается собственно так называемой декоммунизации, то вопрос часто не в том, чьё имя убрать, а в том, какое название присвоить улице, посёлку или городу — ведь нередко улицы называют в честь очень контрверсионных лиц. При этом не нужно забывать, что принятый закон касается запрета не только коммунистической идеологии и всего, что с ней связано, но и такого же запрета национал-социализма (но в этой части он как раз не выполняется — ред.). К тому же инициатива о переименовании улиц зачастую сводится к тому, что кто-то поддержал электронный опрос. Как правило, число проголосовавших "за" очень мало к общей массе жителей. Что тоже ставит вполне разумный вопрос: можно ли такие решения принимать на основании электронных опросов? Что такое, например, 5000 голосов "за" на пятимиллионный Киев?" — недоумевает Бебель.

В таких странах, как Украина, власть зависит не от граждан, а от внешнего фактора, подчёркивает директор информационно-аналитического центра "Перспектива" Павел Рудяков. Приоритеты жителей для неё не имеют определяющего значения, поэтому и отношение к ним избирательное. А вот политика русофобии, под которую подтягивается декоммунизация, остаётся стратегическим мейнстримом. Опять же — под влиянием извне. Когда закончатся даже Толстые и Есенины, новые наши вожди возьмутся за русские тексты Тараса Шевенко — а куда им деваться? Русофобия, как и революция, пожирает своих детей, когда заканчиваются чужие.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...