Евросоюз собирается уничтожить украинское машиностроение

Жители Украины уже устали удивляться диктату "вашингтонского обкома" и многочисленным требованиям МВФ (больше напоминающим шантаж), но тут внезапно появился новый "хозяин".

ЕС пригрозил оставить Украину без кредитов

Глава представительства Евросоюза в Киеве Матти Маасикас без объявления войны начал свои "военные" действия. Он выразил своё крайнее недовольство намерениями украинской власти поддержать отечественную промышленность. Сразу прозвучал грозный окрик: "Низззя!" Маасикас написал письмо в парламент и правительство, в котором потребовал отменить планируемые меры, ибо они противоречат условиям соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. И если требование шантажиста не будет выполнено, то кредиты из Европы могут и не поступить.

А что же такого "страшного" для Брюсселя планировали в Киеве? Всего-то хотели принять постановление, согласно которому в продукции украинского машиностроения должны были быть до 30% отечественных комплектующих. Понятно, что подобные меры просто необходимы, иначе украинское машиностроение полностью исчезнет.

"Ознакомившись с проектом, хочу выразить нашу серьёзную озабоченность по поводу его совместимости с обязательствами Украины о государственных закупках в рамках соглашения об ассоциации "Украина-ЕС" и соглашения ВТО о государственных закупках", — пишет якобы дипломат Маасикас, называя планируемые меры дискриминационными (непонятно также, какое отношение он имеет к ВТО).

Когда в 2013 году тогдашний президент Виктор Янукович отказался, хотя и в последний момент, подписывать это самое соглашение по причине его невыгодности для страны, то под этим предлогом и был начат майдан, который довёл весьма успешную страну до обнищания. И теперь даже некий иностранный чиновник раздаёт неподобающие его чину приказы руководству якобы независимой страны.

Соглашение об ассоциации — смертный приговор украинской промышленности

О том, что с подписанием соглашения об ассоциации Украина нанесла себе огромный ущерб, всё чаще говорят многие эксперты (хотя это было ясно с самого начала). Дошло до того, что даже такой "патриот", как тогдашний вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Вадим Пристайко в мае 2020 года заявил о необходимости скорректировать условия ассоциации:

"Мы прошли этап первых контактов. Теперь большинство квот, которые были установлены, нас не устраивают. Мы должны пересмотреть условия, этого ждут наши производители".

То, что договор с ЕС нуждается в изменении, признавал даже сам Пётр Порошенко. Однако Евросоюз, разумеется, и не собирается вносить какие-либо исправления — зачем им это надо?

Мнения экспертов

В данной ситуации заявление посла ЕС в Киеве — это скорее обычные политические интриги, полагает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

"В любом случае всё решается в рамках соглашения об ассоциации с ЕС, а там чётко записано, что Украина может и будет реализовывать модель производственной кооперации по примеру Польши или Турции, где большая часть машиностроительных заводов работает во взаимосвязи с европейским бизнесом. Именно этот вариант и реализуется на Украине, хотя очень медленно. За время правления Порошенко и фактически за время президентства Зеленского очень слабо реализуется промышленный "безвиз", замедлился процесс интеграции стандартов, и вообще из общего плана работ, которые Украина должна была бы выполнить по соглашению об ассоциации, она не выполнила и половины. Киев любит поговорить об ассоциации, но сам мало делает, чтобы она стала реальностью", — подчёркивает Охрименко.

Зеленский, как и некоторые недальновидные политики и очень многие обыватели, путает призывы наших иностранных партнёров работать по общим для всех правилам (как их единственное и закономерное условие для взаимного с нами сотрудничества) с посягательством на наш суверенитет и независимость, отмечает экономист Александр Гаврутенко.

"Ты можешь как угодно на своей стороне доски расставлять шахматные фигуры — это твоё суверенное право, и никто от тебя другого не потребует. Но играть с тобой будут, только если ты их изначально расставишь в определённом порядке и ходить будешь так, как это предусмотрено общими для всех правилами игры. И до тех пор, пока мы претендуем на взаимодействие с внешним миром в экономической и в других сферах жизнедеятельности, пока мы полностью не отгородились и не самоизолировались (по примеру с другими "успешными" самоизолянтами), мы вынуждены и обязаны прислушиваться к подобным рекомендациям, ровно как и требовать того же самого и от других", — предрекает Гаврутенко.

Субъектность страны проявляется не в заявлениях, а в реальной политике: мало просто говорить, нужно ещё и уметь принимать необходимые законы, возрождающие нашу промышленность, в том числе авиастроение, кораблестроение, ракетостроение. И не просто принимать, но и реализовывать их на практике, находить под них внутренние источники финансирования, уверен экономист Алексей Кущ.

"И здесь нужно как в анекдоте: или крестик снять, или трусы надеть. "Надевание трусов" — это разрыв кредитной зависимости от внешних структур. Если Еврокомиссия даёт Украине кредит в размере 1,2 млрд евро, то она будет и выдвигать требования, чтобы эти деньги не шли на поддержку украинской промышленности: европейские налогоплательщики не готовы спонсировать нашу суверенную экономику. Так что здесь всё логично, просто наша власть больше похожа на "дворянина", требующего пылкой любви: нельзя утром клянчить деньги, а вечером говорить о суверенной политике", — саркастически замечает Кущ.

Суть заявления посла ЕС: хотите современное оборудование — покупайте у нас, кредитами под это мы обеспечим. Даже трудно себе представить подобное поведение со стороны Москвы, если бы Киев в своё время заключил не ассоциацию с ЕС, а вошёл бы в Таможенный союз. Там была уже отработана программа на $20 млрд по модернизации украинского машиностроения и обеспечению его заказами от РФ на ближайшую пятилетку, с грустью констатирует замдиректора Украинского центра социальной аналитики Валерий Песецкий.

"Только наш комедийный персонаж, неудачно изображающий президента, грозно грассируя, напрягая свой голосок, тщательно подражая выговору галичанских бандеровцев, заявил: "От Украины никто ничего не может требовать: мы — независимая страна", как на следующий же день посол ЕС в Киеве Матти Маасикас потребовал от премьер-министра Дениса Шмыгаля и главы Верховной рады Дмитрия Разумкова не поддерживать отечественное машиностроение. Потребовал! И что? Его вызвали в МИД? Вручил кто-то ноту протеста? Выдворили за пределы Украины? Хотя бы осудили? Рассказали ещё раз, что "мы — независимая страна"? Ой, як неудобно получилось…" — сокрушается член оппозиционной партии "Союз левых сил" Александр Голуб.

Политолог Александр Дудчак напомнил, что о "прелестях" евроинтеграции многие рассказывали без прикрас ещё в 2013 году, когда опубликовали текст соглашения об ассоциации — тогда стало понятно, что это смертный приговор украинской промышленности. Так что ничего удивительного теперь в том, Брюссель запрещает Киеву поддержать собственное машиностроение — ведь это невыгодно ЕС. Украине снова напомнили её место аграрно-сырьевой страны. В 2013 году Виктор Янукович и Николай Азаров пытались найти компромисс между Востоком и Западом, и если бы это им дали осуществить, то при наличии взаимовыгодной кооперации с Россией совсем иначе можно было бы говорить с Евросоюзом.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...