Особенности ливийской гражданской войны

Гражданская война в Ливии, как и всякая, имеет национальные особенности, а также, как любое внутренне дело, не обходится без внешнего влияния. В стране действуют с разным неуспехом три правительства и два относительно легитимных парламента. Кто такой фельдмаршал Хафтар? Какова роль Запада и арабских стран? Все эти и другие аспекты клубка проблем в программе "Геополитическая кухня с Игорем Шатровым" политолог обсудил с востоковедом, экспертом Российского совета по международным делам Кириллом Семёновым.

Читайте начало интервью:

Правительства и парламенты Ливии

— Кирилл, клубок противоречий вы очень хорошо описали, поэтому в Ливии и дальше все продолжается в каком-то экзотическом формате. Внешние участники этого конфликта также разделились во мнениях в плане поддержки тех или иных сторон. В 2011 году заварилась эта большая каша - гражданская война, которая длится уже девять лет. В результате на территории государства сформировались два основных центра силы и власти. Первый находится в официальной столице Триполи, где есть признанное Организацией Объединенных Наций правительство национального согласия… Я все хочу сказать "спасения".

— Спасение там тоже есть, но непризнанное.

— Отлично!

— Вместе со "спасением" там — три правительства.

— Международно признанным правительством руководит Сарадж. Но есть Хафтар, которого называют фельдмаршалом, потому что у него якобы есть какая-то ливийская народная армия. Почему армия у него, а не у Сараджа, никому непонятно. И у него в кармане сидит парламент, который тоже официально признанный. Объясните, что происходит?

— После того, как февральская революция в Ливии победила, к 2012 году более или менее все устаканилось.

— Всех убили.

— И даже прошли выборы, 65% ливийцев в них участвовало. Выбрали все-таки Всеобщий народный конгресс.

— То есть мировое сообщество признало, что в стране, в которой просто живого места нет после бомбардировок и продолжает твориться весь этот ужас, выборы прошли легитимно?

— Все-таки прошли не сразу. Была пауза, был переходный национальный совет. А после выборов во Всеобщий народный конгресс они должны были подготовить конституционную декларацию к 2014 году, но не успели, не смогли. Вместо этого в 2013 году они приняли положение о том, что шариат должен быть основным законодательством в Ливии.

— ООН, конечно, рада была по этому поводу. Именно такие люди, которых ждали, ярые демократы, пришли к власти.

— Да. На самом деле ничего нового в Ливии не сделали. При Каддафи был тот же самый шариат.

— Там был социалистический шариат, а здесь капиталистический.

— И естественно, внешняя реакция на это была негативной. Ведь все, особенно спонсоры этой операции против Каддафи, думали, ожидали, что придут прозападные либералы, а пришли несколько иные силы, у которых были свои интересы и которые ориентировались больше на Катар и Турцию.

— Это были "Братья-мусульмане", которые в России и на Западе признаны террористами и запрещены?

— Не прямо "Братья-мусульмане", запрещенные в России и многих других странах, но целый альянс группировок и сил, которые принято аффилировать с ними.

— Но они же там по всему этому региону просто рассеяны, как семена.

— Просто там они есть под разными именами, компаниями, есть некоторые оттенки. Как социалисты бывают разные, так же и "Братья-мусульмане" (организация запрещена в РФ). Вот этот альянс, который укрепился во Всеобщем народном конгрессе, естественно, был неприемлем для соседнего Египта, где только что пришел к власти ас-Сиси. И его спонсоры — Эмираты, Саудовская Аравия, кто помог ему, профинансировал это свержение, конечно, тоже были недовольны.

— Поэтому Египет решил помогать Ливии сейчас.

— Да. И этот тройственный союз Египта, Эмиратов и Сауди фактически очень сильно влиял на дальнейшие события в Ливии. Этот тройственный союз вытащил откуда-то из закромов разжалованного генерала Хафтара. Он при Каддафи понял, что его могут очень сильно наказать, и решил перебежать.

— Проштрафился он на войне в Чаде, где у него ничего не получилось. Фактически он — не перебежчик, а дезертир.

— Да, он сдался вместе с вверенными ему частями.

— Да, и обосновался в США. И тут они его из Штатов вытащили. Хотя американцы как бы ни при чем.

— Конечно, они были при чем, потому что Хафтар в течение долгого времени возглавлял ливийскую оппозицию, различные оппозиционные структуры…

— Возглавлял он из Штатов, конечно.

— Конечно, оттуда, естественно, получая финансирование и помощь со стороны ЦРУ. Но первая попытка назначить лояльного всем — Западу и арабскому союзу — Хафтара главным в Ливии не получилась.

Его отвергли именно как внешнего ставленника, которого им туда прислали, когда еще шли бои между каддафистами и повстанцами. От него отвернулись, предложили ему какую-то должность не очень, как ему показалось, достойную его, и он уехал обратно то ли в США, то ли еще куда-то.

Затем Хафтар появился в Ливии второй раз, уже получив более серьезные вливания. У него было к кому ехать, потому что там уже были силы, недовольные укреплением влияния мусульманского братства.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...