Ливийский исход: нефть и выборы в Соединенных Штатах

Большинство людей далеки от понимания того, что на самом деле происходит в Сирии, Ливии и зачем Россия вообще вмешалась в этот военный конфликт. Кажется, что интересы стран смешались и уже непонятно, кто и за что ведёт войну. Мы попытались дать конструктивный анализ текущей ситуации на Ближнем Востоке и в Ливии.

Чьи интересы смешались в Ливии? Чего хотят в африканской республике Россия, США, страны НАТО? Рассказывает арабист, востоковед, руководитель направления "Восток" "Правды.Ру" Саид Гафуров.

— Говоря о событиях в Ливии — тут все смешалось: Ливия, Сирия, США, Ирак, Югославия. Интересы каких стран оказались завязаны на этом континенте, какова роль и участие России?

— Наша роль сильно преувеличена. Россия хочет выступить в роли честного брокера, посредника. Нам нужен мир, чтобы Ливия сохраняла единство, восстановила суверенитет, начала обратный процесс реинтеграции в Африканский союз. Когда наступит мир, объективно они станут рынком для российской тяжелой промышленности, нужной для восстановления страны.

В имеющейся ситуации в Москве считают, что победить не может никто, и мы все время предлагаем ее как площадку для переговоров. Тем более, что нам доверяют и правительство Сараджа, и правительство парламента Агилы Салех в Тобруке. Они оба согласны приехать и не приезжают, переговоры срываются из-за своих внутренних ситуаций, а не из-за нас.

Вообще же в Ливии сейчас страшный конфликт между самыми разными политическими силами. Никакого единства в этом плане нет в Евросоюзе. За кулисами этой схватки разные стороны поддерживают Франция и Италия. Секретные службы стран НАТО работают в Ливии друг против друга. Россия соблюдает режим санкций на поставку оружия в эту республику, но российское оружие поступает через Объединенные Арабские Эмираты и другие источники.

Происходит столкновение североморских сил, в первую очередь, Турции и Египта. Напомню, что последней африканской колонией Турции была как раз Ливия, и ее турки лишились только в 1911 году — итальянцы отняли.

До этого ушел под англичан Египет, Тунис и Алжир — под французов. То есть историческая связь есть, в том числе религиозная. Турецкие "Братья-мусульмане" входят в основу правящей партии.

У Турции свои связи с лидерами военных формирований в Мисрати и Триполи, поддерживающими правительство Сараджа. И Ливия хочет вмешаться, исторически она считает, что это их естественная зона влияния. Кстати, отец-основатель современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк впервые прославил себя тем, что воевал в Ливии против итальянцев. Причем оставил интересные воспоминания об этом, из которых видно, что Ливия была тогда совершенной пустыней.

— Сгнившей Римской империей.

— Была жутким местом. Так было до прихода к власти Каддафи, есть анекдот даже, что звонки в ад оттуда оплачивались по местному тарифу. Грустный анекдот.

Потом я год работал в Ливии с 1990 по 1991, и тогда она была совершенно нормальной, приятной страной. Были, конечно, ветра в пустыни, но хотя бы вода была. В прибрежных районах было хорошо, только купаться было нельзя из-за шистосомоза и рыбу нельзя было тоже есть.

Шистосомоз назывался во время войны "амебная дизентерия". Эту воду пили немецкие солдаты и заболевали, если некипяченую. Тяжелая болезнь, разрушает печень.

В общем, Ливия была симпатичной страной, которую разрушила агрессия стран НАТО и сейчас идет продолжение этой агрессии с 2011 года. Уже она идет не впрямую, там свои доверенные лица как у итальянских, так и французских нефтяников.

— Стран НАТО или нефтяных монополий?

— Нефтяные монополии стран НАТО. Было единое командование с участием Франции и Италии на разных условиях. Французы сказали, что будут воевать до конца, а итальянцы — что зря вмешались, сделали ошибку, Каддафи был достойный человек. Причем речь идет даже не о нефти, сколько об инфраструктурных проектах по сжижению газа, начатых Каддафи.

Кто вообще будет восстанавливать энергетику — или итальянцы, или французская компания Total. У них резервы, связи, ресурсы. Пустят ли нас — маловероятно, но не исключено, что пустят как нейтральную сторону. Есть проекты, которые очевидно будут нашими, например, строительство железных дорог.

— Почему?

— А больше некому их выполнять.

— Никто в мире не умеет их строить?

— Умеют, но разница в цене очень большая. Наши проработали, начали проектные работы, уже было все договорено и заключено.

А как же Америка?

— А США там нет?

— США занимают нейтральную сторону. Им главное — не дать никому слишком усилиться, прежде всего, России. Потому они торпедируют все наши мирные инициативы и выступают против того, чтобы кто-то одержал победу. Они влияют, но во второй раз влезть не могут. Там это очень политически чувствительно, к тому же год президентских выборов — им не до этого.

— У США не знаешь, что первое — коронавирус, гражданские беспорядки…

— И президентские выборы.

— Кто-то говорит, что это все специально, на руку и демократам и республиканцам.

— Нет, все намного сложнее. Там полиция в течение уже десятков лет ежегодно убивает по тысяче человек. Отстреливает насмерть.

— Это всегда было.

— Нет, не всегда. Это полицейский режим. Курт Воннегут, проживший долгую жизнь, незадолго перед смертью сказал: у меня на глазах прошел переход к полицейскому государству. Это не расовый конфликт, не война черных с белыми. И черные полицейские есть, и большинство протестующих сейчас белые. Это не конфликт демократов с республиканцами. Это восстание провинциального аппарата против партийного, обеих партий.

— Ты веришь в возможность стихийных восстаний в наше время?

— Есть общественное мнение, которое готовит стихийно. Очень сложно назначить восстание в пятницу в два часа дня — это, скорее всего, не срабатывает. Готовятся они очень долго. Самый хороший пример — российская февральская революция. Все знали, что режим прогнил, все готовили его свержение…

— Американцы и немцы анонсировали разные партии.

— Все готовились, но конкретное стихийное восстание Павловского полка 25 февраля 1917 года было спонтанным, неожиданным. Однако все условия были созданы. То же самое, когда готовили свержение Каддафи в Ливии. Произошла маленькая демонстрация, погибли двое или трое. Никто не ожидал гибели именно этих людей именно в этой демонстрации, но это используется.

Я напомню, что в Сирии события начались после того, как погибло 5 человек в провинции Даръа. В США, еще раз, полицейские убивают тысячу человек ежегодно.

— Понятно, что мы не могли не вспомнить США, без которых много что не делается.

— Конечно. Пока в США не пройдут выборы, в Ливии окончательного решения не будет. Это нужно четко понимать. Никакого. И в Ливии обе стороны смотрят на Вашингтон, на исход выборов.

Беседовала Ина Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...