Профессор Коробков: "Горящие районы – для США история обычная"

Почему протесты в США, очень похожие на "цветную революцию", практически не гасят? Почему бесчинства мародеров не пресекаются? Повторяется уже в масштабах страны ситуация с бунтами 60-х, когда горели целые районы, которые так и не восстановились: тот же широко известный "мертвый город" Детройт. Происходящее в Америке объясняет профессор политологии и международных отношений Университета штата Теннесси (США), эксперт Российского совета по международным делам при МИД Российской Федерации Андрей Коробков, который побывал в гостях у главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой, в еженедельной программе "Точка зрения".

Читайте начало интервью:

— Очевидно, что ситуация с американскими протестами очень опасная и может вылиться во что угодно. Особенно учитывая количество оружия на руках у населения. Всё-таки почему нет каких-то жестких мер, для того чтобы это остановить? Трамп реагирует в основном в Twitter… Или должно быть так, как есть?

— Дело в том, что обе стороны — и те, кому выгодны волнения, это противники Трампа, и сторона самого Трампа, ведут позиционную игру. Демократы исходят из того, что сейчас рост нестабильности для них выгоден. Их надежды на то, что пандемия лишит Трампа шансов на победу в предстоящих выборах, не оправдались. Ситуация сейчас хуже, чем до кризиса, но обвального падения авторитета Трампа не произошло. И тут вот происходит конфликт вокруг Джорджа Флойда, идёт взрыв возмущения афроамериканцев, и начинаются массовые протесты. И обе стороны сидят и смотрят, и ждут, что же будет. Демократы думают, что чем дольше будут продолжаться протесты, тем лучше, и, наверное, лучше, чтобы были какие-то новые скандальные случаи, с тем чтобы обстановка в стране дестабилизировалась, авторитет Трампа и его предвыборная поддержка падали.

Трамп тоже смотрит на ситуацию и думает. Практически все протесты проходят в городах, где леволиберальные правительства (или даже леворадикальные), которые открыто заявляют, что они симпатизируют социалистам, как, кстати, в Миннеаполисе. И может быть, пусть этот бардак продолжается, с тем чтобы люди видели, к чему эти протесты ведут, чтобы всё больше напрягался белый средний класс, поскольку все протесты проходят под лозунгами расового равенства, и особенно в отношении афроамериканцев. И поэтому пока обе стороны выжидают и думают, что они могут получить какие-то дивиденды из этой ситуации, именно поэтому не принимаются какие-то меры. При этом происходит определенная консолидация на обеих сторонах, на обоих полюсах политического спектра.

Мародерство в США

— А вот то, что мы слышим про мародёров, про все эти бесчинства — за этим кто стоит, белые, черные? Или какие-то определенные слои общества?

— Похоже, что тут проходят две фазы. Вот как я говорил, вначале есть первоначальная искра, какой-то скандальный случай, обычно связанный с действиями полиции. Идёт стихийный протест, который включает сразу погромы, поджоги. Но потом появляется большое количество активистов непонятного происхождения (видимо, многие связаны с "Антифа" и другими подобными организациями или анархистского, или троцкистского толка), и они начинают уже толкать к системному протесту, организуют эти демонстрации. Но есть и экстремистские подгруппировки, которые пытаются еще больше разжечь огонь, провоцируя не только просто протесты, а и беспорядки, и поджоги. В США это история обычная.

Мы наблюдали подобную волну в Лос-Анджелесе в 1992 году. И, конечно, вот эта волна 60-х годов, и тогда горели районы, в основном, кстати, где жили сами меньшинства, уничтожалась собственность. Многие из этих районов никогда не были восстановлены.

Детройт как город пришел в упадок после бунтов 1967 года, и после этого 250 тысяч человек уехало из Детройта, и экономически он попал в кризис, из которого уже и не вышел. То же самое произошло двумя годами ранее в районе Уоттс в Лос-Анджелесе, который тоже был сожжён, разграблен и потом так и не восстановился. И в этом, в общем, очень большая ирония.

Специфика сегодняшней ситуации в том, что, во-первых, эти протесты почти по всей стране. Во-вторых, что грабили не только какие-то районы, где сами эти конфликты произошли первоначально, но и городские центры. И в Нью-Йорке, и в целом ряде других городов самые модные, престижные районы подверглись атаке. В этом специфика ситуации сегодня.

— Правда, что доход афроамериканской семьи в среднем в 10 раз меньше, чем доход белой семьи, и что у них работа гораздо более тяжелая, связанная с "черным" трудом?

— Это если исходить из общего уровня благосостояния. Как он определяется? Подсчитывается весь объем фондов, которыми семья владеет: дом, пенсионные накопления, акции, любое имущество типа мебели в доме — и вот тогда разница, конечно, просто колоссальная.

Для средней белой семьи вот этот объём богатства составляет 143 тысячи долларов, для чёрной семьи он составляет 11 тысяч, для испаноязычной — 13 тысяч. Таким образом, мы видим, что разрыв где-то между белыми и чёрными — порядка 13 раз.

Но это не доход: разница в доходе будет гораздо меньше, но будет всё равно. Это общий объём благосостояния, при том что основную часть этого показателя представляет дом, то есть белые сразу пытаются купить дом, вкладывают туда деньги. Очень большая доля черных живет в съемных и в субсидируемых государством квартирах, и поэтому вот эта часть отсутствует. Но если говорить в целом, то разрыв внушителен. И не только он внушителен между белыми и меньшинствами в целом, он особенно заметен между белыми и афроамериканцами. Им так и не удалось сократить этот разрыв и ликвидировать его тем более.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Галина Викторова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...