Аналитик: глобальная война может начаться только по глупости

Президент американского Центра глобальных интересов Николай Злобин в разговоре с главным редактором "Правды.ру" Инной Новиковой рассказал о том, как пал двуполярный мир и о том, можно ли сегодня чего-то добиться танковыми атаками.

Россия и Америка - почему нам вместе тесно?

Читайте начало интервью:

Будет ли война, и кто ее начнет первым?

— Вопрос от слушателя: может ли Америка начать войну первой? При этом сразу же комментарий, что война уже ведется, просто не объемлемая. У нас доктрина оборонительная военная, а у США не оборонительная. Возможно ли, что?…

— Военные эксперты, аналитики ранцы не могут добиться военными действиями, чего бы они не добились экономическими, санкционными, идеологическими?… У них же главная победа в ХХ веке — над СССР, без единого выстрела.азбираются с этим вопросом, наверное, уже целое десятилетие. Что такое вообще война в XXI веке — когда танки идут друг на друга или это что-то другое? Когда взяли американцы Багдад, и Буш сказал: "Миссия выполнена" — это был конец войны? Это было даже не начало.

Что такое война сейчас, в современном мире, нет точного определения. Поэтому идет ли война — сейчас каждый сам делает вывод, но холодная война идет всегда.

И я считаю, что это нормально для международных отношений, включая гонку вооружений. У нас был короткий период в 1960-90-х годах, когда мы думали, что ограничим это каким-то договором. Холодная конкуренция идет всегда, слава Богу, она в горячую не переходит.

А перейдет ли? Всегда есть шанс, что до этого доведет какая-то глупость. Что-то выйдет из-под контроля.

Но, по моему глубокому убеждению, сегодня большая война невозможна по двум главным причинам.

Во-первых, чего такого америк

— Еще был Афганистан.

— Там тоже не большая война привела к победе, а комплекс экономических и политических мер. А вторая проблема в том, что в нынешнем глобальном мире все интересы так переплетены, что в итоге даже в локальной войне начинаешь воевать против самого себя, против собственного хвоста.

Более того — против своих же интересов, хотя очевидно ты их не видишь. Через 5-6 поворотов они вылезают, а ты уже не можешь остановиться, долбишь туда и кусаешь себя за собственный хвост.

Я думаю, что Америка сегодня не будет вести глобальные войны, она преуспела в других методах. Может, какая-то ограниченная операция, которая явно не ведет к большой войне. Но, повторяю, всегда есть опасность того, что какая-то случайная ошибка, непонимание взаимное, чья-то глупость, упорство, упрямство может привести к началу войны. Но я надеюсь, что это не случится.

— Случаи-то были. Карибский кризис, в частности. И после этого системы давали сбои, показывали ракетные атаки — но увидевший это подполковник решил, что слишком малые для атаки силы — и даже никому не доложил.

— Спас мир, фактически.

— Но, тем не менее, был Афганистан, был Ирак и в Ливии тоже. В принципе, во многих странах Америка по-разному свои интересы отстаивает. И ей все равно нужно с непокорными разбираться и показывать свою силу.

— Безусловно, но часть им этих конфликтов являются как раз ошибкой, результатом некой паники, непонимания ситуации после распада Советского Союза. Америка не суперкомпьютер, там тоже просчеты и преобладание личных интересов над государственными.

Полярность мира растет

— Если по всей Европе руководители — от СМИ до государств, имеют американское гражданство и образование по-американски — что им там воевать?

— И в Китае также огромное, очень большое проамериканское лобби, каждый конкретный год в Америку ездит не менее 50 тысяч китайских студентов, которым КНР оплачивает учебу.

Часть остается в Америке, большинство же все-таки работает в Китае с американскими дипломами. И я думаю, что США в этой стране народу симпатизирует еще намного больше, чем в России.

— Но только там Компартия у власти и они могут очень любить Америку, американский народ, американскую кухню, американские фильмы, но они не будут проводить проамериканскую политику в ущерб китайской политике, так скажем.

— Скажем по-другому: могут ли Америка и Китай, либо Америка и Россия взять и сесть за стол переговоров? По моему 30-летнему опыту, такое происходит, когда понимают, что силы равны, иначе ты на переговоры не пойдешь. Если тебе не хватает силы ограничить своего противника, он будет двигаться вперед и на тебя, и отхватывать тебя по кусочку. И ничего ты с этим сделать не можешь. И на все твои призывы "давайте сядем, договоримся", он говорит "а зачем мне договариваться".

Почему американцы шли на переговоры с СССР в свое время? Потому что он, по их оценкам, реально мог нанести ущерб и военный, и экономический. И тогда главы государств встречались и договаривались. Исчез СССР — американцы раз за разом отказываются от переговоров и выходят из тех соглашений, что заключали с СССР.

— Сплошь и рядом. СНВ, ракеты малой и средней дальности, конвенция по контролю за биологическим оружием… там огромное количество. У нас в студии был экс-зампред СССР в ООН Серго Орджоникидзе, который рассказывал, как в свое время все решалось. Есть ряд стран в фарватере наших интересов, есть свои — у США. У нас — Варшавский договор, у них — НАТО. Вот и все. У этих всех стран никакой собственной национальной политики не было. Еще тогда Литва заявила, что они должны с Россией вести, разговаривать как равноправные партнеры. "Ребята, вы вообще расслабились. В каком месте равноправные партнеры?"

— Было еще небольшое движение неприсоединения, с ним мы тоже договаривались, и оно перебегало туда-сюда в зависимости от своих интересов.

Такой вот двухполярный мир был одинаков для двух стран и дико несправедлив для всех прочих. И когда один огромный монстр исчез и сложилась совершенно другая ситуация — в России сейчас любят говорить, что складывается многополярный мир. Не две страны будут решать его судьбу, а 5-6. Он будет опять обманкой, потому что он будет опять несправедлив для всех остальных стран, у которых никакого права, ничего решать в этом мире не будет.

Не факт, что Россия станет одним из его центров, кстати. Я считаю, что мы движемся к бесполярному миру, это вот наше будущее. Не обсуждаю сейчас, хорошо это или плохо. А если формировать многополярный мир как-то усиленно, специально — это как раз прямой путь к войне.

То, что Москва и Вашингтон все решали друг с другом, привело к тому, что в Европе и у азиатских стран накопился комплекс политической неполноценности. После падения СССР выяснилось, что эти страны очень хотят реванша. Мы сейчас живем в мире этого реванша малых и средних стран. Они, по сути, поставили большие страны на обслуживание интересов. Украина, Иран, Северная Корея в свои конфлиеты втянули намного более глобальных игроков.

Современный мир — это мир политических нейрохирургов маленьких, где конфликты надо разрешать очень деликатно, а не своими армадами ядерных ракет, тысячами танков, миллиардными военными бюджетами, миллионными армиями. Те бессмысленны.

Посмотрите на европейцев, у Меркель — у них такой голод на глобальную политику, их 50 лет затыкали. А мы живем в этом новом мире, предлагаем на него надеть ту одежду двухполярного мира натянуть, какие-то правила и так далее, и поэтому ничего не работает, честно говоря. Нам надо фундаментально, системно переосмыслить весь этот мир.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...