Новая структура правительства с точки зрения профессионального чиновника

От того, как в той или иной стране работает правительство, во многом зависит состояние и развитие её экономики. Конечно, с одной стороны, уровень влияния правительства на экономику в разных странах различен и зависит от его статуса в соответствии с конституцией и законодательством этой страны.

Но, с другой стороны, этот уровень, естественно, зависит и от того, какие важнейшие цели поставлены перед правительством, насколько оптимальна его структура, насколько способны министры, входящие в его состав, выполнить поставленные перед ними задачи.

Об этой "другой стороне" и беседует наш корреспондент Борисом ЛАПШОВЫМ , одним из бывших высокопоставленных чиновников, проработавших много лет в министерствах и ведомствах Российской Федерации

- Как вы отнеслись к решению президента по досрочной отставке правительства?

- С точки зрения дела — отрицательно. Если это был просто пиар, то пиар тоже весьма неудачный. Основной аргумент президента о каком-то временном выигрыше, связанном с отставкой правительства, выглядит неубедительно — получается, что две смены правительства (вторая — после инаугурации президента), произвести быстрее, чем одну.

Формирование новой структуры правительства и подбор министров в течение нескольких дней, практически без участия нового премьера и без разработки стратегии экономической и социальной политики — это что-то весьма странное даже для современной истории России и явно не характерно для цивилизованных стран. Ведь так принято спешить лишь в одном случае, оговорённом в известной русской поговорке. Совершенно ясно, что за эту быстроту придётся очень дорого и долго расплачиваться. Наивно также полагать, что вновь назначенные министры сразу начнут решать важные государственные задачи. В ближайшие несколько месяцев им придётся формировать новые министерства, разрабатывать положения о них, определять их функции, разбираться с кадрами и т. д.

Кроме того, пожарные отставка и формирование нового правительства перед президентскими выборами, имеют и другие весьма негативные аспекты. Как будут относиться к новому премьеру министры, если с ним поступили по принципу — "без меня меня женили" (к структуре правительства и большинству назначений он имел, скорее всего, весьма косвенное отношение, даже руководителя аппарата ему "подарили").

- А почему вы считаете, что если это был пиар, то неудачный?

- Наверное, пиар был бы удачным, если бы президент предложил на должность премьера известного народу, честного и хорошо знающего экономику человека. Предложен же человек, хотя и имеющий определённые достоинства, но больше всего в жизни занимавшийся торговлей. Такому человеку сложно будет поднимать рухнувшие промышленность и сельское хозяйство, а они являются основой любого приличного государства.

Не впечатлило и заявление нового премьера о том, что курс правительства останется прежним. Возникает вопрос, если курс будет прежним, зачем было менять правительство? И был ли курс у старого правительства? Что оно сделало для подъёма отечественного производства и сельского хозяйства? Практически весь незначительный рост валового продукта и промышленного производства достигнут за счёт увеличения экспорта сырья (прежде всего нефти и газа) и "сумасшедших" цен на нефть. Что было бы, если бы цены на нефть были как в советские времена? О последствиях этого даже думать не хочется! И как при сохранении такого "курса" можно решить амбициозную задачу, поставленную президентом — удвоение ВВП за десять лет?

Я думаю, что новая структура правительства, мягко говоря, не вдохновила и людей работавших и тем более работающих сейчас в органах государственной власти, так как они хорошо представляют цену этого пиара. Но об этом нужно, видимо, говорить отдельно. Вообще пиар, связанный с отставкой и формированием нового правительства, получился явно не в пользу президента. Уверен, что часть думающего электората он потерял на выборах после осуществления этой акции.

- Почему вы отрицательно относитесь к новой структуре правительства? Ведь она очень похожа на структуры правительств многих европейских государств примерно с таким же небольшим количеством подобных министерств.

- Во-первых, не во всех европейских государствах кабинеты министров столь же малочисленны. Во-вторых, мы в отличие от европейских государств находимся на переходном периоде развития, имеем по сравнению с ними неизмеримо большие территорию и количество населения. В-третьих, сложно понять логику объединения в одном министерстве таких направлений, как транспорт и связь, культура и образование, сельское хозяйство и рыболовство и т.д. Вызывает также недоумение объединение в одном министерстве — монстре министерства промышленности, Минатома, пяти оборонных агентств (одновременно с их ликвидацией), госкомитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, службы по техническому регулированию и метрологии (бывший Госстандарт) и т.д.

В условиях, когда президентом провозглашена необходимость скорейшего перевооружения нашей армии современным оружием — оборонные агентства ликвидируются; Минатом, отвечающий за самое тонкое и опасное производство, превращается в агентство; Госстандарт, в условиях роста контрафактной и фальсифицированной продукции — в службу по техническому регулированию и надзором "сам за собой"; а проблема века — реформа жилищно-коммунального хозяйства, находящегося в катастрофическом состоянии, будет осуществляться теперь на уровне агентства, входящего в то же странное министерство. И это в условиях, когда подъём промышленности можно считать важнейшей задачей не только ближайших четырёх лет, но и ближайших десятилетий.

- Как, по-вашему, нужно было реформировать правительство?

- При проведении реформы нельзя было руководствоваться аксиомой — чем меньше министерств, тем лучше. Их необходимо оптимальное количество. Кто может доказать и каким образом, что новая структура правительства позволит ему работать более эффективно? Уверен в обратном. Такое радикальное изменение структуры, тем более по какой-то странной логике, приведёт, если не к параличу исполнительной власти, то, по крайней мере, к резкому ухудшению управляемости.

Не способствует новая структура и сокращению чиновников, т.к. кроме старых министерств, превращённых в агентства и службы, должны быть сформированы новые надстройки — укрупнённые министерства. Одновременно с этим удлиняется и путь принятия решений. Только люди, прошедшие через реорганизации или ликвидации, представляют, во что выльется эта революция. Вместо работы на благо государства чиновники несколько месяцев будут заняты разработкой новых положений о министерствах и закреплённых за ними функций, разработкой и печатаньем миллионов новых бланков, изготовлением новых печатей, созданием ликвидационных комиссий и работой в них, переездами, обустройствами и т.д. Кроме того, все чиновники должны получить предупреждение об увольнении и будут думать, прежде всего, о месте под солнцем.

Колоссальные материальные и временные затраты, и ради чего? Ради того, чтобы потом работать менее эффективно в странных министерствах. Как здесь не вспомнить слова А. Крылова: "А вы, друзья, как не садитесь..." Ведь гораздо важнее не как садиться, а какую музыку играть и каковы музыканты. Хотя для данной ситуации, пожалуй, известные слова Крылова слишком мягки — ведь если музыкантов посадить в неестественные и неустойчивые позы, им будет уже не до музыки. А ведь реформу можно было провести без потрясений и почти бесплатно, поставив перед правительством и имеющимися министерствами новые задачи, ликвидировав 5-10% устаревших структур, сократив на 5-10% чиновников и увеличив за счёт этого их заработную плату.

- А как вы оцениваете кадровый состав нового правительства?

- Что касается премьера, то я уже высказался. Радует, что из правительства и других высших органов исполнительной власти выведены, наконец, люди, которые явно её дискредитировали. Плохо, что далеко не все новые министры - профессионалы, хотя и со "стержнем", как выразился новый глава правительства об одном министре. Настораживает и то, что пришли опять несколько "питерских". Хорошо хоть, что Санкт-Петербург всё-таки большой город и есть какой-то выбор. Неоднозначно воспринимается и то, что большинству бывших министров предложено остаться в новых министерствах на должностях заместителей министров и руководителей агентств. Не останется ли реальная власть у них в руках, ведь они будут руководить службами и агентствами, которые будут заниматься реальным делом?

- В переди еще одна отставка правительства после инаугурации президента, которая, как известно, состоится 7 мая 2004 года. Поэтому пока есть смысл говорить об этом и надеяться, что президент скорректирует структуру правительства и заменит некоторых министров, которые успели "зарекомендовать" себя.

- Жизнь подтверждает высказанные мной месяц назадмысли и опасения. Несмотря на призывы президента заниматься решением важнейших государственных задач, министры вынуждены пока заниматься формированием новых министерств, и этим они будут заняты еще очень долго.

Новый премьер тоже начал удивлять нас своими решениями, требованием к министрам — иметь не более двух замов. Почему двух? Ведь существуют оптимальные схемы управляемости. Схема с двумя заместителями явно не оптимальна. Разве могут министр с двумя замами охватить всю сферу деятельности вновь созданных министерств, в которых слились от двух до пяти упраздненных министерств, имевших от 10 до 30 таких высокопоставленных чиновников! Для повышения ответственности? Но как нести ответственность за то, чего министр и его замы не знают и не понимают?

Вызывает также недоумение начавшаяся практика реализации правительством "трехуровневой системы управления" в министерствах — некоторым надзорным службам предоставляются права лицензирования и регистрации предприятий, что явно не является надзорной функцией; другим службам, в частности, Федеральной службе по надзору в сфере связи, разрешены разработка и издание "индивидуальных правовых актов", что вообще является прерогативой правительства. Получается — некоторые службы по статусу будут выше министерств.

При такой системе "трех уровней" понять, кто за что отвечает и кто кому подчиняется, будет вряд ли возможно, а, следовательно, почти невозможной становится и управляемость. Правда, кое-что такая структура правительства и министерств может дать, а именно — "гарантированное увеличение" ВВП в стране. Ведь теперь главное министерство, отвечающее за рост ВВП — Министерство экономического развития и торговли — само будет считать этот рост, т.к. служба государственнойстатистики входит в его состав.

Видимо, и с коррупцией на бумаге все будет хорошо — ее не будет. Откуда ей взяться, если министры будут контролировать сами себя за счет органов надзора, входящих в свое министерство. Кто же скажет: "я вор" или "мы воры". Вот что бывает, когда президент или премьер полагаются на мнение очередного "киндер-сюрприза". Единственное, что успокаивает — что такая удивительная структура правительства не может жить долго.

Биография

Лапшов Борис Михайлович, заместитель Министра промышленности РСФСР (1990-1992г.г.), заместитель Председателя Государственного Комитета Российской Федерации по оборонным отраслям промышленности (1992-1997г.г.), Народный депутат СССР (1989-1991г.г.), Почетный работник Счетной палаты Российской Федерации, Заслуженный машиностроитель РСФСР.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Экс-генерал бундесвера: Россия вернула войну в Европу
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Призвавший взорвать Крымский мост американец ответил России
Переменки - вместе, а уроки - врозь
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Франция готова к отношениям с Россией "без наивности"
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
ИГ заявило о причастности к теракту в православном храме Грозного
Глава мирового хоккея "совершенно не согласен" с жалобами сборной России
США не признали выборы в Венесуэле
Как Украина опозорилась со взносом в Совет Европы
В Германии обнаружили смену курса Путина
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Российские "Звери" победили в Каннах. Группа получила приз за саундтрек к фильму