Станет ли мир другим после пандемии

Большое видится на расстоянии. Сегодня пандемия лишь набирает обороты, отвлекая на себя большие человеческие ресурсы. Она не даёт передышки и возможности хорошенько осмыслить происходящее. Но по мнению многих, воздействие пандемии окажется настолько сильным, а её последствия настолько кардинальными, что человечество вступит в новый этап своего развития и мир станет другим.

В условиях пандемии правительствами разных стран принимаются временные антикризисные меры. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. Так, работодателям настойчиво порекомендовали переходить на "удаленку". Учебные заведения полностью перешли на дистанционное обучение. Работа и учёба в формате онлайн уже не удел отдельных слоёв населения и не причуда отдельных бизнесменов — это становится буднями жизни. Кроме того, получат дальнейшее развитие онлайн-торговля и связанная с ней сеть курьерской доставки, электронные СМИ, интернет-банкинг, профессиональная переподготовка кадров, различные цифровые развлекательные видеосервисы. Понятия "рабочая неделя" и "рабочий день" станут чем-то условным, существенно сократится количество офисных сотрудников, а многие работодатели будут переходить от иерархической структуры компании к структуре облачного типа и распределенной бизнес-модели.

Таким образом, пандемия станет толчком для развития новых технологий и цифровизации, о которой так много говорили. Перед нашими глазами проявляет себя важный тренд развития государства в онлайн. По мнению ректора РАНХиГС Владимира Мау, процесс ускорившейся цифровизации — не просто порождение кризиса, а институт будущего.

"Информационное общество создаёт новые политические институты — происходит именно это, — полагает Владимир Мау. — Точно так же, как изобретенный в XV веке печатный станок создавал новое время. Без Гутенберга не было бы Эразма и Лютера, без Эразма и Лютера не было бы современной европейской цивилизации".

Либеральная модель трещит по швам

Масштабы пандемии коронавирусной инфекции и неопределенность с ней связанная, заставляют нас искать исторические параллели.

Так, декан экономического факультета МГУ Александр Аузан отмечает, что масштабные потрясения в прошлом приводили к переменам в миропорядке — и не всегда плохим. Одним из последствий эпидемии чумы в Европе считают начало Возрождения, похолодание XVI-XVIII веков в значительной мере привело к промышленной революции. Пандемия гриппа, названная "испанкой" и Первая мировая война вывели на свет божий институты госрегулирования экономики.

В борьбе с коронавирусом испытывается на прочность не только международная солидарность, но и господствующая в мире либеральная модель. Философ и почётный профессор Лозаннского университета Доминик Бур с удивлением и большим сожалением констатировал беспомощность Франции, США и других стран Запада перед лицом пандемии.

"Санитарная катастрофа будет чудовищной, — отмечает он. — Коронавирус поставит под вопрос неолиберальную политику".

По мнению профессора Гарвардского университета Стивена Уолта, COVID-19 ускорит процесс перемещения власти и влияния с запада на восток. По сравнению с Китаем, Южной Кореей и Сингапуром, Европа и Америка реагировали медленно и непродуманно, запятнав тем самым еще больше хваленый западный "бренд".

Владимир Мау предлагает всем вспомнить принципы ранней советской медицины времен наркома Николая Семашко, основной целью которой было не столько продление долголетия, сколько преодоление эпидемий. Вопрос о наличии койко-мест ребром встал и перед развитыми странами.

Конечно, модель здравоохранения, внедрявшаяся в бедной стране с доминированием крестьянского населения, не будет уместной в современных условиях. Но печальный опыт 2020 года подстегнет модернизацию системы здравоохранения.

Как считает политолог Василий Жарков, сегодняшний вызов и его непростые последствия приведут к очередному этапу развития медицины и биотехнологий, которые могут стать одной из системообразующих отраслей глобальной экономики.

Мир вступает в период уязвимости

Коронавирусная угроза заставляет государства закрывать границы и самоизолироваться. Некоторые на этом основании делают выводы о тренде в сторону государственного эгоизма и заката наднациональных структур.

Профессор Стивен Уолт образно замечает: "Пандемия коронавируса может стать той соломинкой, которая сломает хребет верблюду экономической глобализации".

Конечно, условия продолжительной самоизоляции вынуждают государства и компании усиливать свой потенциал выживания. Это означает, что сверхдальние цепочки поставок не будут так интересны, как раньше. Запас прочности и стабильность поставок будут превалировать над прибыльностью и эффективностью. Новый этап глобального капитализма неизбежно приведет к приближению цепочек поставок к дому во избежание перебоев, что негативно скажется на прибылях компаний, но повысит жизнестойкость системы.

Есть у пандемии коронавируса еще один аспект, пусть и не столь очевидный, но очень важный — это экология. Многие не осознают существование определенной связи между разрушением окружающей среды, климатическими изменениями и пандемией.

Философ Доминик Бур предупреждает о грядущих новых эпидемиях как следствие планомерного уничтожения экосистемы и некоторых видов животного мира.

"Пока нам "мстят" только летучие мыши, однако могут появиться и другие "мстители", — считает он. — Мы будем больше открыты к инфекционным заболеваниям, разносчиками которых являются насекомые и клещи. Мы вступаем в период "санитарной хрупкости" и осознания уязвимости, из которой мы не готовы выйти".

Выход есть, но он требует отказа от стереотипов в экономике и потреблении. Постепенно будет приходить осознание, что нужно кое-что менять, например, в стиле жизни, производстве товаров (они должны иметь большую продолжительность жизни), переработке мусора и т. д.

Задачи выживания человечества принуждают страны и народы действовать сплоченно. Логика жизни подсказывает, что на смену разобщенности должен прийти прагматический и протекционистский интернационализм нового типа.

Стремление США к мировой гегемонии и повышению ставок в соперничестве великих держав наталкивается на естественные ограничения: даже будучи властителем мира нельзя защитить свою безопасность в одиночку.

Как заметил американский политик Ричард Данциг, технологии XXI века глобальны не только по степени своего распространения, но и по своим последствиям, поэтому следует договариваться в целях уменьшения многочисленных общих рисков.

По мнению президента Фонда экономических исследований, экономиста Михаила Хазина, сегодня управление миром осуществляется не через мировое правительство, а через либеральные механизмы наподобие структур Фонда Сороса. Создание нового миропорядка должно происходить через созыв международной конференции наиболее влиятельных держав, как это было после двух разрушительных мировых войн.

Михаил Хазин предсказывает, что в 2022–2023 годах состоится "новая Ялта", на которой Россия, США, Китай и еще несколько стран разработают новые правила международных отношений и примут решения о разделе мира на зоны ответственности.

Как показали события последних месяцев, некомпетентные и эгоистичные действия руководства США в условиях пандемии коронавируса продемонстрировали всем: а король то голый! Последствия пандемии еще не проявили себя в полной мере, но уже ясно, что Вашингтон провалил экзамен на мировое лидерство. Если COVID-19 заставит руководителей наиболее влиятельных стран мира понять выгоды многостороннего сотрудничества в решении неотложных насущных вопросов, которые стоят перед международным сообществом, тогда понесенные в ходе пандемии потери можно будет считать не напрасными.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...