Россия не поддерживает стремление Пакистана к шариатскому праву в гражданском процессе

Нынешнее пакистанское правительство сразу было записано в мятежники и Соединёнными Штатами, и Саудовской Аравией. Хотя эти заявления не перечёркивают той роли, которую в жизни Пакистана играла и продолжает играть Америка.

Пакистан для России: враг или союзник?

Читайте начало интервью:

От Бадабера до администрации Трампа

Разноцветный исламский терроризм Пакистана отодвигает сближение с Россией

Почему Трамп заморозил финансовую помощь Пакистану?

Однако сразу выросло число экспертов-востоковедов, которые тут же объявили: природа не терпит пустоты, дело России — занять нишу Америки и начать развивать военно-стратегические и экономические отношения с Пакистаном.

Конечно, и он ключевой игрок в южно-азиатском регионе, но исторически сложилось так, что политика Российской Федерации в этой части света строилась исходя из дружественного союза не с ним, а с Индией.

Пакистан соперничает с Индией за расположение к себе России

Ещё в 2010-м Владимир Путин говорил о нецелесообразности развивать военно-стратегические отношения с Пакистаном именно потому, что это может вызвать раздражение в Нью-Дели. Однако политика — плавающая субстанция. Уже через год Россия поддержала пакистанскую заявку на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества — ВШОС. Естественно, такую рекомендацию Россия выдала Пакистану только параллельно с рекомендацией Индии, которая стала членом ВШОС одновременно с Пакистаном. Шанхайская организация сотрудничества пополнилась сразу двумя крупнейшими участниками. Миллиард триста миллионов населения Индии и двести с лишним миллионов населения Пакистана — полтора миллиарда человек, почти четверть населения Земли. И эти два крупнейших государства стали членами Шанхайской организации сотрудничества с российского благословения.

Кроме того, в 2017 году Россия сняла свои возражения по вступлению Пакистана в так называемую группу ядерных поставщиков, которая была создана в 1975 году для предотвращения гонки ядерных вооружений. До 2017-го Пакистан, являясь членом клуба ядерных держав, в эту группу не входил, а входило пять десятков стран, большая часть которых ядерными не являются.

Однако военное сотрудничество с Пакистаном имеет крайне ограниченный характер. В начале нулевых наши страны обменялись визитами лидеров, но те носили протокольный характер. В 2003 году у нас побывал президент Пакистана Первез Мушарраф, свергнутый в 2008-м. На родине он приговорён к смертной казни и по сей день успешно скрывается в Объединённых Арабских Эмиратах.

Никакого практического продолжения его визит не имел, ровно так же, как и визит в Пакистан премьер-министра России Михаила Фрадкова в 2007 году.

Военного партнёрства нет и пока не будет

В 2014-м случилось присоединение Крыма. Российская внешняя политика была переформатирована.

Изменились взгляды и на перспективы сотрудничества с Пакистаном. Уже через год прошли первые совместные учения против поставщиков наркотиков. В 2017-м состоялись первые военные учения двух стран, причём проходили они на пакистанской территории.

Следом на территории уральского полигона Чебаркуль прошли антитеррористические учения "Мирная миссия 2018".

Лёд в отношениях был разбит, но нельзя сказать, что мы наблюдаем полноводную реку.

Полноценного военного сотрудничества Россия по-прежнему сторонится. За шесть лет визит в Исламабад министра обороны Сергея Шойгу был единственным. Был подписан договор "О военно-стратегическом сотрудничестве" с Пакистаном, в рамках которого он закупил у России четыре вертолёта Ми-35. Не густо, если учесть, что речь идёт о четырёх вертолётах для антитеррористических операций внутри Пакистана.

Грань здесь очень тонкая. Мы готовы продавать ограниченное количество оружия, чтобы Пакистан использовал его для подавления внутренних очагов сепаратизма. Но Россия ни в коем случае не заинтересована усиливать военную мощь Пакистана перед лицом его традиционных противников, а наших союзников. Прежде всего перед лицом Индии. Отношения с Индией для России в приоритете.

"Вертолёты России" выиграли тендер на поставку вертолёта Ми-171 в провинцию Белуджистан — тоже с контртеррористическими целями.

Но мы не заинтересованы в том, чтобы дестабилизация сопредельных с Пакистаном стран — и Индии, и Афганистана — проходила с участием наших вооружений. Поэтому прогнозы о семимильных шагах в торговом и военно-стратегическом партнёрстве с Пакистаном преждевременны.

Тем более что платёжеспособность Пакистана оставляет желать лучшего. На танки и противоракетные системы российского производства Пакистану денег не хватает.

Мирные стройки набирают обороты

А вот гражданское экономическое сотрудничество с Пакистаном развивать можно и должно. Это направление с учётом уникального геополитического положения Пакистана весьма перспективно.

Пять лет назад наш министр энергетики Александр Новак подписал соглашение с пакистанским правительством о строительстве газопровода "Север-Юг" для того, чтобы связать между собой терминалы по приёму сжиженного природного газа из месторождений южного города Карачи на берегу Аравийского моря и восточного города Лахор в провинции Пенджаб. "Ростех" и пакистанская компания совместно выстроили газопровод, связавший эти два мегаполиса.

Это был первый совместный инфраструктурный проект наших стран за 45 лет.

На четыре с половиной десятилетия после возведения пакистано-советского металлургического завода в Карачи экономическое сотрудничество между нами было заморожено. Строительством газопровода "Север-Юг" мы разморозили их.

Перспективным представляется строительство межгосударственных трубопроводов. Например, трубопровода, который соединит по морскому дну Иран, Пакистан и Индию. Его строительство было инициировано лет семь назад. Прежнее руководство Ирана и Пакистана этот договор подписали: с иранской стороны президент Махмуд Ахмадинежад, с пакистанской — президент Асиф Али Зардари, вдовец Беназир Бхутто, знаменитого на весь мир премьер-министра. Тогда же состоялось его церемониальное открытие: пуск первой ветки в иранском городе Чехбехар. Вскоре строительство трубопровода было прервано из-за ужесточения санкций против Ирана. И вот сегодня в связи с изменением пакистанского отношения к иранским санкциям появилась надежда, что морской трубопровод будет достроен. Морское строительство гораздо дороже, но Россия готова участвовать.

"Талибан-хан" потворствует исламистам

И всё равно прогнозировать бурное развитие отношений между нашими странами — смело и преждевременно. Пока неизменны ориентация России на Индию, а Пакистана — на Соединённые Штаты.

Да, американцы начали заигрывать с Индией, принялись выстраивать с ней отношения, чтобы показать язык Китаю, щёлкнуть по носу пакистанское руководство и потеснить российские компании с индийского рынка. Но доминирующие тенденции остаются прежними.

Репутация Пакистана как рассадника исламского терроризма никуда не делась. Шагов, чтобы изменить такое о себе впечатление, Пакистан не предпринимает.

Да, новый премьер-министр Пакистана Имран Хан имеет репутацию не столько проамериканского, сколько прокитайского лидера. Но его ориентация на категорическую и жёсткую поддержку движения "Талибан" однозначна. В оппозиционных местных средствах массовой информации он носит кличку "Талибан-хан". Когда Имран Хан ещё не был у власти, а только начинал заниматься политикой, будучи видным пакистанским спортсменом, игроком в крикет, он так и говорил, что восхищается судебной системой, которую установило движение "Талибан" в Афганистане, и сделал бы то же самое, если бы возглавил государство.

Радикальным заявлениям не всегда суждено сбываться тогда, когда люди, решившиеся на них, приходят к власти. В Афганистане "Талибан" насаждает шариатскую судебную систему. В Пакистане в целом пока всё по-другому, однако шариатский суд уже существует наряду с судами общей юрисдикции.

Попытка российской дипломатии встроиться в хвост американской, пакистанской и катарской дипломатии и вовлечь "Талибан" в легальный политический процесс — на мой взгляд, большая ошибка. Наши интересы в Афганистане имеют принципиально иную природу, чем интерес Пакистана.

Нам важны мир и стабильность, потому что безопасность в Афганистане и Пакистане автоматически означает безопасность и наших южных границ, и сопредельных с нами бывших советских республик, теперь суверенных среднеазиатских стран.

Не взирая ни на какие потепления, ни на какие изменения внешнеполитического курса наши с Пакистаном взгляды на архитектуру региональной безопасности в ближайшие десятилетия совпадать не будут.

К публикации подготовила Юлия Вельможина

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...