Почему Трамп заморозил финансовую помощь Пакистану?

В то время как лояльность пакистанского общества к терроризму аукается во всём мире, новое пакистанское правительство во главе с Имраном Ханом заявляет о ценности мирного диалога. Историк Дарья Митина анализирует последовательность Пакистана в принятии значимых решений.

Читайте начало интервью: 

От Бадабера до администрации Трампа

Разноцветный исламский терроризм Пакистана отодвигает сближение с Россией

Пакистан продолжает генерировать террористические группировки

Именно движение "Талибан"*, вдохновляемое Пакистаном, долгое время укрывало на своей территории лидеров "Аль Каиды"*, в том числе Усаму Бен Ладена. Он был ликвидирован в Пешаваре — финансовой, экономической, политической и культурной столице приграничного Пакистана, важнейшем центре пуштунского населения страны.

Эта трудно объяснимая лояльность пакистанского общества к терроризму, конечно, поддерживает репутацию Пакистана как гнездилища терроризма. Достаточно вспомнить, как в 2008-м представители пакистанской террористической организации "Лашкаре-Тайба"* захватили заложников в мумбайском отеле "Тадж-Махал Палас". В результате погибло более полутора сотен человек:

  • мирных граждан иных государств — гостей отеля,
  • полицейских,
  • жителей города Мумбаи.

Это был очень дерзкий теракт, от которого Индия ещё не оправилась. Он послужил триггером роста мусульманского терроризма на индийской территории.

Нельзя сказать, что мусульманский терроризм возник на пустом месте. Индийские власти проводили и проводят крайне дискриминационную политику в отношении мусульманского меньшинства. Первым эпизодом в длинной цепочке террористических актов стал теракт в Мумбаи, совершённый по заказу и с подачи лидера и основателя организации "Лашкаре-Тайба"* Хафиза Саида.

Хафиз Саид был вычислен индийскими спецслужбами, арестован, выпущен, опять арестован, опять выпущен.

На протяжении двенадцати лет пакистанская Фемида никак не может довести дело Хафиза Саида до приговора. Под давлением пакистанского общества, симпатизантов организации "Лашкаре-Тайба"* демонстрации в поддержку кровавого убийцы и террориста Хафиза Саида исчислялись десятками тысяч человек. Под этим уличным давлением пакистанская Фемида каждый раз прогибалась.

В последний раз Хафиз Саид был арестован осенью прошлого года, то есть через 11 лет после совершения зверского теракта. Каждый раз, когда его выпускали из тюрьмы, Хафиз называл это пощёчиной Индии. Он остаётся под арестом с ноября, но нет гарантий, что обвинительный приговор огласят.

33 миллиарда долларов переданы по ошибке

Американо-пакистанские отношения, при беглом рассматривании безоблачные, идиллические, дали трещину ещё при администрации Обамы, который заморозил одну из ключевых программ финансовой помощи и военно-технического сотрудничества с Исламской Республикой Пакистан. Триста миллионов долларов, которые предназначались на совместную контртеррористическую операцию в районе Южного и Северного Вазиристана, из Америки в Пакистан не дошли. Пакистанские исламистские группировки в приграничном с Афганистаном регионе по-прежнему продолжают позиционировать себя как государство Вазиристан, потому что средств на их разгромление никто не присылает.

Так между Пакистаном и Соединёнными Штатами накапливались противоречия, выражающиеся в разнице подходов к урегулированию внутрипакистанского, да и внутриафганского, мирного процесса.

Американская администрация, сначала Обамы, а теперь и Трампа, вменяет Пакистану в вину потворство терроризму в Афганистане и на американские же деньги мешает американцам бороться с террористами.

Трамп, придя к власти, сразу объявил о новой доктрине отношений со странами Южной и Юго-Восточной Азии. Через свой излюбленный источник общения с электоратом — "Твиттер" — сообщил:

"США по ошибке передали Пакистану более 33 миллиардов долларов финансовой помощи за последние 15 лет, а в ответ они не дали нам ничего, кроме лжи и обмана, держа наших лидеров за дураков. Они укрывают террористов, за которыми мы охотимся в Афганистане. Такого больше не будет".

900 миллионов долларов заморожены

Таким образом устами Трампа, а также госсекретаря Майкла Помпео было объявлено о заморозке очередного транша в 900 миллионов долларов до тех пор, пока Исламабад не продемонстрирует убедительных доказательств борьбы с терроризмом. Судя по тому, что транш до сих пор не разморожен, убедительных доказательств Пакистан не предоставил.

Пакистанское правительство, конечно, придерживается диаметрально противоположной точки зрения. И, по словам министра иностранных дел Пакистана Шаха Мехмуда Куреши, эти девятьсот с лишним миллионов долларов американцы уже задолжали Пакистану и не могут их не выделить. Они должны быть уплачены в счёт компенсации расходов, понесённых во время контртеррористических операций, а также за то, что пакистанскую военную инфраструктуру американцы используют в качестве основного плацдарма для разворачивания военных действий на афганской территории.

Получается, через Пакистан как шёл, так и идёт основной поток и военных, и гражданских грузов для операций НАТО и Соединённых Штатов в Афганистане. В милитаристском плане мало что изменилось, хотя, конечно, отношения и дали значительную трещину.

Миротворческие планы нового пакистанского правительства пошли вразрез с планами Трампа

Новое пакистанское правительство, сформированное два года назад, в 18-м, под руководством премьер-министра Имрана Хана развивает риторику национального суверенитета. Может быть, впервые за несколько десятилетий после Зульфикара Рабби Бхутто и его дочери Беназир Бхутто, которая долгое время возглавляла Пакистанскую национальную партию и продолжала традиции отца, миротворческая риторика клана Бхутто возрождена к жизни.

В результате новое пакистанское правительство выступило категорическим противником американского крестового похода на Тегеран. Вдобавок Пакистан отказался присоединяться к антииранским санкциям, что раньше было просто немыслимо.

Вот что говорится в официальном заявлении пакистанского МИД:

"Пакистан считает, что международные договоры и соглашения, заключённые в результате сложных и напряжённых переговоров, являются священными. Произвольное расторжение таких соглашений подрывает уверенность в ценности диалога и дипломатии в деле поддержания международных отношений и мирного разрешения споров. Мы приветствовали заключение СВПД (ядерной сделки между Ираном и Штатами, из которой Трамп недавно вышел — ред.) и надеемся, что все стороны найдут способ его продолжения, особенно учитывая, что Международное агентство по атомной энергии МАГАТЭ неоднократно подтверждало исполнение Ираном всех своих обязательств по нему".

Подрыв отношений с США грозит разрывом связей с Саудовской Аравией

К антиамериканскому демаршу Пакистана американцы готовы не были. Он вызвал крайнюю степень раздражения у Трампа, если не сказать ярости, потому что борьба с Исламской Республикой Иран — это узловой момент внешнеполитического кредо трамповской администрации.

Такой позицией Пакистан впервые выразил несогласие не только с Соединёнными Штатами, но и со своим давним стратегическим союзником и одновременно злейшим врагом Ирана Саудовской Аравией.

Саудовская Аравия — вторая после Соединённых Штатов страна, которая всегда оказывала Пакистану финансовую помощь.

Ядерной страной Пакистан стал именно на саудовские деньги. Саудиты, а вовсе не американцы, выделили Пакистану средства на приобретение технологий и создание ядерной бомбы. Пакистанцы купили индийские технологии, уран и стали ядерной державой.

И теперь, вооружённые до ядерной кнопки, заявляют, что поворачивают к миру.

* Организация, запрещенная на территории РФ

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Пакистан для России: враг или союзник?