Как коронавирус повлияет на войну в Сирии?

Почему разошлись интересы двух недавних союзников: России и Турции? Турецкая военная операция в Сирии — не стоят ли за ней США? Как коронавирус изменит войну в Сирии? Об этом в прямом эфире видеостудии "Правды.Ру" поговорили заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук, военный эксперт, обозреватель "Военно-промышленного курьера" Константин Сивков и ведущая Любовь Степушова.

Не более чем попутчики 

— Константин Валентинович, как вы оцениваете наши союзнические отношения с Турцией, какие они на самом деле? Что нам ждать от Реджепа Эрдогана?

— Очень точно сказал президент Путин: "Эрдогану мы попутчики, не более того". Если разгорится конфликт, мы не союзники.

Мы попутчики в обсуждении сирийского вопроса, а в отношении Крыма уже не попутчики, а противники, поскольку Турция не признаёт законное присоединение Крыма к России.

Если не позволять себе это забывать, приходит понимание: операция с Сирийской арабской армией в Идлибе неизбежна. Нам стоит быть готовыми напрячь все силы, чтобы не повторилась атака дронов.

Если сирийско-российская армия будет наступать или сирийская армия при поддержке российских ВКС будет наступать, то Турция будет стараться подготовить себе оборону, чтобы это наступление остановить. В других районах турки возьмутся наносить отвлекающие удары и добиваться локальных успехов, как это получилось под Серакибом.

Коронавирус как фактор отступления

— Какое влияние на сирийскую кампанию окажет коронавирус? Французы, например, уже вывели войска из Ирака. Может быть, турки испугаются и уйдут из Сирии? Там же нет системы здравоохранения.

— Нужно чётко понимать: пандемия коронавируса — процентов на 90 результат информационной паники. Только от туберкулёза в 2019 году умер миллион триста тысяч человек. Что-то никто не объявил пандемию туберкулёза. ВИЧ поглотил почти миллион жертв в прошлом году — тоже никто не объявлял пандемию. Гепатиты А, В, С погубили миллион восемьдесят тысяч человек. Никто не объявляет пандемию гепатита. Поэтому мы чётко должны понимать, что шум вокруг коронавируса обусловлен необходимостью под этого "чёрного лебедя", как его называют, решить ряд проблем. Китайцы именно так и сделали. Провели скрытую национализацию промышленности, причём очень успешно. 

Что касается вывода войск с чужих территорий… Возьмём американцев. Их базы в Ираке в положении заложников, целей для иранских военных. Если Иран нанесёт удар, американцам ответить нечем. Но уйти просто так из Ирака для американцев — это, по сути дела, потерять лицо. В этих условиях коронавирус — это самый благоприятный фактор, поскольку позволит американцам, не потеряв лицо, покинуть Ирак.

— А Турция может так же, не потеряв лицо, покинуть Сирию?

— Что, что? Турция?

— Да. Допустим, Эрдоган поймёт безнадёжность своих притязаний и под коронавирус быстренько выведет войска.

— Нет, нет, у Турции другая история. Если она потеряет Идлиб, надежды Эрдогана на укрепление неоосманских идей рухнут как карточный домик. Встанет вопрос об устойчивости вообще режима Эрдогана. Вот в чём проблема. У Соединённых Штатов Америки таких проблем нет. Они уже и так все проиграли. Всё проиграли на Ближнем Востоке, с этой "арабской весной". Проиграли бездарно и бездумно. Им полезно воспользоваться случаем, чтобы не усугублять своего политического положения и красиво уйти, используя панику вокруг коронавируса.

Курды как рычаг геополитического влияния 

— В 2016 году мы спасли Эрдогана, когда предупредили, что за ним едут в отель арестовывать. Его поступки в отношении России, в отношении Путина возмутительны. Может, нам не помогать больше?…

— Мы помогали Эрдогану вовсе не потому, что страшно его любим. Если бы тот путч в Турции удался, к власти пришли бы радикальные западники. Мы получили бы в Сирии неизмеримо больше проблем, потому что Турция подчинилась бы Соединенным Штатам Америки, действовала бы строго согласованно с ними.

Мы спасли Эрдогана, действуя в своих интересах. И он отлично это понимает. Он прагматичный парень. Здесь, в этой прагматичной политике, понятию благодарность места нет.

— Эрдоган не тот противник, с которым мы не можем справиться. У нас есть рычаги влияния на него?

— Конечно, потому что Эрдоган — это не из тех, у которого за рубежом лежит несколько миллиардов долларов, на которые можно наложить вето. Это российская элита под контролем американских спецслужб вывезла туда запасы, измеряемые триллионами долларов. Два с половиной триллиона называют цифру. А ещё Казимеж Бжезинский на эту тему сказал: "Ваша элита в наших банках держит пятьсот миллиардов долларов. Так чья это элита, ваша или наша?" Вот, что он сказал.

То есть на нашу элиту у них есть рычаги, а вот на Эрдогана ни у них, ни у нас… Личностные рычаги, я хотел сказать. На Эрдогана личностных рычагов нет. Но на Эрдогана есть другой рычаг — геополитический. Рычаг этот называется "курды".

— Хорошо бы увидеть результаты переговоров с курдами. В средствах массовой информации ничего не проходит.

— И не будет. В средствах массовой информации эта тема появится лишь тогда, когда возникнет необходимость оказать давление на Эрдогана. Тогда будут демонстративно проведены переговоры с курдами.

— Можем мы, воспользовавшись заявлением Эрдогана, будто его позвал сирийский народ, в ответ заявить, что нас позвали курды, проживающие в Турции?

— Мы этим воспользовались в 2015 году и ввели войска в Сирию. Нас действительно позвал сирийский народ.

— Да, но его-то зовёт не правительство, а именно народ.

— Если ситуация накалится до прямого столкновения, то заявлением, что и нас позвал курдский народ, мы никого не обманем.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовила Юлия Вельможина

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...