Линдерман: Умеренные националисты в Риге боятся конфликта с Россией

Председатель совета директоров медиахолдинга "Правда.Ру" Вадим Горшенин беседует с Владимиром Линдерманом, который активно защищает права русских и русскоязычных сограждан за рубежом, в частности в Латвии. О ревизии нашей общей с латышами истории и о борьбе властей Риги с памятниками и памятью, а также немного об Эдуарде Лимонове...

Русские в Прибалтике. Как нарушаются их права

Памяти Эдуарда Лимонова

На протяжении нескольких лет Владимир Линдерман был одним из самых близких соратников не так давно скончавшегося известного политика и популярного писателя Эдуарда Лимонова.

"Скажу откровенно, для меня смерть Эдуарда была довольно сильным шоком. У нас разница в возрасте 15 лет. В течение трех лет, где-то с середины 2003-го до начало 2007-го, наверно, не было другого человека, который бы общался с Эдуардом Вениаминовичем так часто, как я. Подробности не стоит сейчас сообщать, да, наверное, и преждевременно. Но никогда в жизни я не общался с более умным и волевым человеком".

— Какая наиболее яркая черта Лимонова?

— Я назвал бы Лимонова великим человеком, потому что любой другой эпитет ему просто не подходит. Можно сказать: храбрый, волевой, блестящий организатор, но лишь слово "великий" все это объединяет. Великим в нашу эпоху мало кого можно назвать. У Лимонова был такой роман "У нас была великая эпоха". Он подобрал идеальный термин для этого послевоенного периода в истории СССР. Он не назвал ее добрая, гуманная, сытая, потому что она таковой не была на самом деле, а вот великая — это попадание в десятку! Думаю, что его самого назвать великим тоже будет попадание в десятку.

— На вашей страничке в "Фейсбуке" Эдуарду Вениаминовичу посвящены стихи. Они написаны до или после его смерти?

— Это очень старые мои стихотворения, которые я написал, когда еще жил в Москве.

Латвийские власти вытравляют память о героях

— Владимир, что происходит сейчас в Латвии в отношении граждан этой страны, которые говорят на русском языке и которые являются, насколько я понимаю, не гражданами этого прибалтийского государства?

— Латвийское общество четко делится на "латышей" и "русских". Примерно в соотношении два к одному: для кого родной язык русский — их вдвое меньше. Что касается не граждан, это лишь часть русских жителей Латвии. Их не так много, где-то 200 с лишним тысяч. Хотя я владею латышским языком, даже учился в русско-латышской школе, но мне лично не дали латышский паспорт по чисто политическим причинам. Одним словом охарактеризовать то, что там происходит, правильнее всего как дискриминация. Правозащитники насчитали до 80 ущемлений русскоязычных в их гражданских правах.

  • Русский язык в Латвии не имеет никакого статуса, и даже сейчас — в период эпидемии коронавируса — вы нигде не найдете правительственных сообщений для русскоязычной части общества.
  • Ликвидируют школы с обучением русскому языку и на родном языке.
  • Идет атака на наши ценности. Прежде всего, речь идет о нашей памяти о Великой Отечественной войне. Мы видим бесконечные попытки снести памятник Победы, вокруг которого происходят основные мероприятия 9 Мая, проходит "Бессмертный полк" и другие мероприятия.

Между Россией и Латвией с юридической точки зрения есть слабенький, я бы сказал, мутноватый договор, но в какой-то степени он делает этот памятник предметом межгосударственных отношений. И хотя радикальные латышские националисты уже четверть века настаивают на его сносе и даже собрали подписи, чтобы его взорвать, умеренные националисты немножко побаиваются конфликта с Россией. В настоящий момент все заняты эпидемией, но я не сомневаюсь, что нам снова придется его защищать. Если памятник в Риге будет снесен, это реально вызовет здесь бунт.

— Бронзового солдата в Таллине снесли, и никакого бунта не было.

— Хочу напомнить, что бунт был. Еще какой! Но был он несколько хаотичный. В Латвии немножко другая ситуация. Надо понимать, что у нас вокруг этого памятника 9 Мая собираются до 150 тысяч человек. Всего в Риге сейчас живет где-то 600-700 тысяч, из них половина русские. Мы сможем организовать не такой хаотичный протест, как драки с полицией.

— Этот памятник относится к муниципальной собственности?

— На протяжении двух сроков Ригой руководила партия, которую я не могу терпеть, но все-таки они учитывали голоса русских избирателей, поэтому для нее этот памятник был политически важным. Это муниципальная собственность, и начать какие-то работы по демонтажу без разрешения рижского самоуправления было бы противозаконно. 9 Мая здесь собираются представители посольства России, принимают участие российские артисты, музыканты и так далее. Но если власти решат его снести, нам придется его защищать физически. Тут нам в нынешней политической ситуации, которую я оцениваю очень трезво, никто помочь не сможет. Пока рижские власти выбрали несколько иную тактику: они будут пытаться не снести этот памятник, а его переименовать. Вроде памятник "жертвам оккупации".

Иногда бывает легче переписать какие-то факты. Происходит ревизия истории. В центре Риги есть памятник "Красным латышским стрелкам". Как материальный объект он сохранился, но слово "Красным" соскоблили, и теперь это памятник каким-то абстрактным латышским стрелкам.

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...