К чему приведет обострение отношений между Россией и Турцией

В конце февраля 2020 года противостояние между Москвой и Анкарой вокруг ситуации в сирийской провинции Идлиб приобрело тревожный характер.

Последнее громкое заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с призывом к России не вмешиваться в боевые действия между турецкими и сирийскими войсками вызвало бурю эмоций среди международной общественности.

По разные стороны баррикады

Наметившийся успех в урегулировании сирийского конфликта вызван не столько единством позиций России и Турции по данному вопросу, сколько способностью влиять на противоборствующие стороны. Астанинские договоренности стали одним из наиболее значимых дипломатических успехов и способствовали снижению напряженности в Сирии. При этом необходимо понимать, что союзниками в ситуации вокруг сирийского кризиса Москва и Анкара не были никогда.

В отличие от России, признающей легитимную власть Башара Асада и помогающей официальному Дамаску, Турция, как и страны Запада, продвигает тезис об угнетенном сирийском народе, страдающем от алавитской тирании. Наряду с США, европейскими странами, Саудовской Аравией, Иорданией и рядом других государств Турция с самого начала кризиса в Сирии целенаправленно осуществляла поставки военной техники, вооружения и боеприпасов сирийской оппозиции, обучала боевиков и даже направляла их на лечение на своей территории. О том, что оппозиция представляла собой разношерстные группировки радикальных исламистов, устанавливающих первобытно-общинный строй на захваченных территориях, турецкие власти предпочитали не упоминать.

Странные союзники

Лозунг "Асад должен уйти" — пожалуй, единственная точка соприкосновения США и Турции. Поддержка американской администрацией сирийских курдов для турков неприемлема. А проведенные Турцией операции "Щит Евфрата", "Оливковая ветвь" и "Источник мира" в северной Сирии нанесли Вашингтону серьезный репутационный ущерб, обозначив его неспособность поддерживать своих союзников.

Демонстрация турецкой элитой своей независимости вызывает наибольшую головную боль у ее союзников по НАТО. Серьезным демаршем стала закупка российских зенитно-ракетных систем С-400: заключение Эрдоганом контракта на поставки этих комплексов прошло в условиях беспрецедентного дипломатического давления США. Своей несговорчивостью турецкий лидер в очередной раз продемонстрировал, что он способен не считаться с наиболее влиятельным партнером по Североатлантическому альянсу.

Авиационно-дипломатические успехи России

Осенью 2015 года, когда Башар Асад обратился за военной помощью к России, около 70% территории его страны были под контролем террористов ИГИЛ*.

За четыре года военной операции в Сирии расклад изменился кардинально. "Исламское государство"* выбито из страны полностью, большая часть площади и подавляющее большинство населенных пунктов находится под контролем правительственных войск.

Своим впечатляющим успехом сирийская армия обязана не только российской авиации, уничтожившей более 120 тысяч объектов террористов, но и деятельности Центра по примирению враждующих сторон (ЦПВС) — уникальной российской военной организации, ведущей переговоры между конфликтующими сторонами.

Именно специалистам ЦПВС удалось убедить значительное количество формирований оппозиции прекратить сотрудничество с террористами, сесть за стол переговоров с официальными властями и урегулировать свой статус.

Одной из наиболее сложных задач стало отмежевание умеренной оппозиции от непримиримых террористов ИГИЛ* и "Хайят Тахрир аш-Шам"* (бывшая "Джабхат ан-Нусра"*, сирийская ветвь "Аль-Каиды"*). В большинстве случаев одним из условий примирения было предоставление возможности вывоза из населенного пункта непримиримых боевиков и членов их семей в районы, подконтрольные радикальным исламистам.

Именно тогда зеленые автобусы, на которых вывозили этих боевиков, стали символом процесса национального примирения в Сирии.

Идлибский "гадюшник"

Именно граничащей с Турцией провинции Идлиб было суждено стать прибежищем банд отморозков всех мастей. С марта 2015 года в Идлибе практически безраздельно господствовала "Джабхат ан-Нусра"* и афиллированные бандформирования. В 2016 году ее лидеры объявили о формировании альянса "Джабхат Фатх аш-Шам"*, переименованного годом позже в "Хайят Тахрир аш-Шам"* (ХТШ). При переименовании группировки идеология не изменилась — это все те же террористы "Джабхат ан-Нусры"*.

Постоянный приток в Идлиб новых группировок, эвакуированных в результате примирения все большего количества населенных пунктов, привел к многочисленным междоусобицам в провинции. Наиболее активными противниками ХТШ* стали группировки "Ахрар аш-Шам", "Файлак аш-Шам", "Нуреддин аз-Зинки" и другие.

Между группировками шла непрерывная борьба за власть. С переменным успехом боевики пытались установить свой контроль над финансовыми потоками. Их объединяла общая враждебность как к правительству Сирии, так и к ИГИЛ*, а также стремление продемонстрировать свою лояльность Турции.

Великий кукловод

Лепту в развитие идлибского змеиного клубка внес турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Столкновения между действующими в провинции бандгруппами во многом были вызваны именно стремлением добиться благосклонности Анкары (выражавшейся в конкретных денежных суммах, вооружениях и прочих бонусах). К концу 2019 года в Идлибе умеренные формирования были полностью поглощены ХТШ*, и в настоящее время их отмежевание от террористов довольно затруднительно.

Несмотря на то, что ХТШ* признают террористической организацией даже США и другие члены НАТО, Эрдоган поддерживает ее, не слишком этого скрывая.

Красная черта

Лояльность Турции для террористов не является синонимом полного послушания. Не желая признавать подписанных своими патронами Астанинских соглашений, боевики систематически атаковали подразделения сирийских войск. Многочисленные обстрелы террористами правительственных войск, попытки прорваться в крупнейший на севере страны город Алеппо, а также нападения самодельных беспилотников на российскую авиабазу Хмеймим стали красной чертой для Сирийской Арабской армии, которая была вынуждена перейти в контрнаступление и отбросить незаконные вооруженные формирования на расстояние, безопасное для жителей Алеппо.

Поняв, что в случае продолжения наступления правительственных войск бывшая зона деэскалации в Идлибе будет зачищена от незаконных вооруженных формирований полностью, Турция резко нарастила поставки им боевой техники и вооружения. Несмотря на это, оставление боевиками населенных пунктов не прекратилось.

Важно понимать, что зеленых автобусов из Идлиба больше не будет. Других оазисов для террористов на сирийской территории не осталось.

Турецкий поход

В феврале 2020 года Эрдоган пошел на крайнюю меру: турецкие войска перешли через границу и начали действовать в боевых порядках бандформирований. Пытаясь снизить потери своих прокси, турецкая сторона выдала боевикам свою военную форму, чтобы сирийцы не открывали по ним огонь.

Ситуация резко обострилась 27 февраля после того, как террористы ХТШ* начали крупномасштабное наступление на позиции правительственных войск. В результате ответного обстрела и авиационных ударов погибли турецкие военнослужащие, находившиеся в боевых порядках террористов.

Предшествующее этому отключение в Турции популярных социальных сетей и мессенджеров свидетельствует о попытках Эрдогана скрыть участие регулярной армии в боевых действиях от населения. Просочившиеся сведения уже привели к масштабным акциям протеста в турецких городах.

Человеческие потери 27 февраля вынудили турецкого лидера выступить с обращением к нации.

Он обвинил как Россию, так и США в срыве Сочинского меморандума и потребовал от Владимира Путина оставить их с Башаром Асадом один на один.

На грани

Рискованные действия Эрдогана свидетельствуют о его уверенности в том, что Россия откажется от поддержки правительственных войск Сирии в активных действиях против турецкой армии. При этом поражает его готовность идти на серьезный политический риск, учитывая не самую простую внутриполитическую ситуацию в самой Турции.

У радикального решения турецкого лидера применить свои войска в соседнем государстве могут быть и другие причины, ставящие под сомнение политическую самостоятельность Эрдогана. Вполне возможно, что он является лишь проводником идей других архитекторов напряженности на Ближнем Востоке.

Возможные последствия для России

Отказ от поддержки сирийского правительства, когда большая часть территории страны освобождена и идет процесс урегулирования мирной жизни, для России неприемлем.

Наряду с серьезными разногласиями по Сирии и Ливии у Москвы и Анкары существует множество точек соприкосновения в сферах торговли, военно-технического сотрудничества и других. Российский рынок сбыта является стратегически важным для турецких сельхозпроизводителей наравне с постоянно растущим потоком российских туристов, посещающих курорты. Многолетние проекты по развитию энергетической инфраструктуры не позволяют отношениям двух стран перейти в стадию открытого противостояния.

Сирийское урегулирование показало: несмотря на различие в подходах, турки могут пойти на договор. Настало время в очередной раз трезво взглянуть на ситуацию и найти компромиссное решение.

*Организация, запрещенная в России

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...